RSS Feed

Школам нужны точки опоры

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Дмитрий Внуков   12.05.2013  15:16

В рамках реализации ФЗ № 273 «Об образовании в Российской Федерации», который вступит в силу 1 сентября 2013 года, Минобрнауки РФ готовит проект регламента, который определит порядок разработки примерных основных образовательных программ (ООП), проведения их экспертизы и ведения реестра ООП.

В феврале этого года в Министерстве образования и науки РФ была создана рабочая группа под руководством члена Общественной палаты РФ Любови Духаниной. Как явствует из статуса этой структуры, обозначенного приказом № 98 статс-секретаря — заместителя министра Натальи Третьяк, в сжатые сроки рабочей группе предстоит сформировать не только требования к разработке примерных ООП, но и перечень их возможных разработчиков, этапы экспертизы, включая общественную экспертизу, экспертизу на соответствие законодательству РФ, а также порядок ведения реестра примерных ООП всех уровней общего образования.

Леонид Анатольевич Наумов Уже в мае текущего года планируется широкое общественное обсуждение рабочей версии «Порядка разработки примерных основных образовательных программ, их экспертизы и ведения реестра уже принятых программ». Высказать свои соображения в связи с подготовкой этого правового акта, прояснить механизмы и правила игры для разработчиков примерных ООП мы попросили директора ГБОУ Гимназия № 1505 («Московская городская педагогическая гимназия-лаборатория»), одного из членов «программной» рабочей комиссии при Минобрнауки РФ Леонида Наумова.

— Леонид Анатольевич, как и для чего будут приниматься примерные образовательные программы?

— Прежде всего несколько слов о том, чем вызвана столь настоятельная необходимость создания примерных основных образовательных программ, которые, согласно закону, утверждаются министерством для последующего использования в широкой практике. Они нужны школам в качестве ориентира, если угодно, точки опоры при формировании собственных, «индивидуальных» программ образования, заточенных под конкретную образовательную организацию.

Тут, вероятно, стоит напомнить, что ФГОС сам по себе не прописывает в деталях, постранично (как это было принято раньше) содержание образования в каждой российской школе, оставляя (или доверяя) эту часть работы самим образовательным организациям. Однако даже сторонний наблюдатель, бегло перелистывая текст стандарта или статьи ФЗ № 273, ему посвящённые, вынужден будет признать: никогда ранее педагогические коллективы наших школ не разрабатывали документа, которой включает в себя столь жёсткие требования — и по целям, и по содержанию, и, главное, по результатам образовательной деятельности. Я беру в руки закон и читаю пункты, прямо связанные с разработкой примерных программ. Итак, этот документ описывает: содержание образования соответствующего уровня, примерный учебный план, примерные рабочие программы учебных предметов (а их не меньше десяти!), программу формирования универсальных учебных умений, систему внеурочной работы, контроля результатов… Это к тому, что создать на коленочке, за выходные такой сложный, объёмом 300–400 страниц, документ не получится. К слову, группа Александра Кондакова трудилась над примерной ООП для начальной школы чуть ли не девять месяцев…

 

— Принятию «нового порядка», по нашей информации, будет предшествовать широкое общественное обсуждение в регионах. Между тем дело это новое, непростое, вызывающее вопросы не только технического свойства. Кто будет осуществлять экспертизу программ, кто — разрабатывать их проекты? И не возникают ли при этом некие коррупционные опасности и риски?

Вы совершенно правы, эти риски существуют, но бояться их не следует. Надо просто создавать ситуацию, при которой у коррупции, что называется, нет шансов.

Я не могу ответить на вопрос, каким будет документ в окончательном виде. Могу только высказать своё личное мнение по этому поводу: коррупционные риски на этапе конструирования примерных ООП должны быть устранены на корню.

А поэтому процедура разработки и утверждения примерных образовательных программ должна быть максимально прозрачной с точки зрения общественных интересов, а равно и возможности участия в создании примерных ООП всех заинтересованных лиц.

На сегодня в рабочей группе продолжается общественно-профессиональная дискуссия об алгоритме разработки примерных основных образовательных программ, о механизме отбора экспертных организаций, о порядке ведения реестра утверждённых программ. После доработки проекту документа будет обеспечено широкое общественное обсуждение.

 

На рынке учебной и учебно-методической литературы уже появился целый ряд публикаций, таких как «примерная основная образовательная программа старшей школы» и даже учебники для старшей школы. Учителя весьма охотно ими пользуются. Так вышло, в частности, с «примерной программой среднего (полного) общего образования: русский язык и литература: 10-11 классы» под общей редакцией академика РАО М.В. Рыжакова, имеющей гриф «рекомендовано РАО». В результате Минобрнауки вынуждено было отдельным приказом указать на недопустимость (цитирую) «распространения примерных программ, подготовленных с нарушением законодательства»…

Действительно, почти год назад вышел приказ «О введении стандарта старшей школы». Естественно, «снизу» тут же появился запрос на учебники, методические комплексы и программы под старшую школу. Спрос породил предложение — появилась соответствующая продукция. Но эта продукция не может считаться легитимной, поскольку не прошла ту экспертизу, которую предполагает по отношению к ней закон. Она появилась на прилавке ещё до того, как был разработан порядок создания и экспертизы этих программ и рабочих программ по предметам. Если бы на обложке было обозначено: проект, вариант или авторский подход, то это было бы как-то оправдано, но когда программный документ выходит в свет без всяких комментариев и оговорок как завершённый, окончательный продукт, это лишь вводит людей в заблуждение.

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив