RSS Feed

«…Просто темп преобразований ускорился»

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Белла Сорсорова   10.04.2013  17:30

Как и в некоторых других регионах, имевших опыт проведения организационно-экономической реформы образования и во второй половине 2000-х годов — участия в комплексном проекте модернизации образования (КПМО), в Самарской области проект модернизации региональных систем общего образования (МРСО) стал логическим продолжением уже начатых преобразований. Одна из характерных особенностей региона — управление общим образованием через образовательные округа — получила развитие в создании государственных школ, объединивших учреждения общего, дополнительного и дошкольного образования.

vpylev О реализации МРСО в контексте организационно-экономической реформы — интервью министра образования и науки Самарской области Владимира Пылёва.

— Владимир Александрович, когда на федеральном уровне обсуждается вопрос о результатах МРСО, руководители Минобрнауки обычно задают региональным министрам такой вопрос: что в результате МРСО получили дети и их родители? Не учителя, не школы, а именно потребители образовательных услуг. То есть важно, например, не сколько школьных автобусов удалось купить, а к каким результатам это привело.

— Это правильный подход — система образования работает в интересах граждан, прежде всего детей и родителей. Понятно, что если мы говорим о повышении зарплат, это важно и для работников системы образования, для учителей, и для потребителей образовательных услуг.

Можно привести один характерный пример. Вы сегодня ехали по улицам Самары и не могли не заметить, что дороги в городе, за исключением основных магистралей, очень плохие. А если поедете в любой сельский район, то увидите, что там они в разы лучше. И этому способствовали наши действия, в том числе, в рамках МРСО.

В основе концепции строительства и ремонта автомобильных дорог на селе лежала модель, которую мы выстроили: образовательный центр и его структурные подразделения, филиалы, населенные пункты, откуда осуществляется подвоз на школьных автобусах. Было сформировано понимание, как должна развиваться система образования в сельских районах. Исходя из этого, осуществлялось дорожное строительство, обеспечившее школьные перевозки. В результате не осталось бесхозяйных дорог — таких, которые не ремонтируются, потому что использование финансовых средств на их ремонт любым органом власти, муниципальным или государственным, было бы признано нецелевым. И к 2015 году проблема дорог в регионе будет полностью решена.

— Но ведь решение проблемы дорог не с МРСО началось.

— Конечно, гораздо раньше — с того периода, когда мы стали создавать в области систему образовательных округов. Работа над ней началась в 1999 году, мы отрабатывали концепцию, технологические схемы с главами образовательных учреждений и с главами муниципалитетов, и первый образовательный округ был создан в сентябре 2001 года.

Хорошо известно, что реформа образования в Самарской области проводилась и раньше, а в 2007-2009 годах регион стал одним из участников КПМО. И можно сказать, что КПМО у нас не прекращается. Идеи КПМО и затем МРСО совпали с приоритетами развития системы образования, которые в Самарской области уже были определены. Нормативное финансирование мы вводили с 1998 года, постепенно совершенствуя модель, и поправочных коэффициентов к нормативу сегодня в десятки меньше, чем изначально. В отличие от многих других регионов в 2000-е годы мы не могли похвастаться приростом школ, перешедших на нормативное финансирование. Все и так были на него переведены.

Нам сегодня трудно ответить на вопрос, что принципиально нового в Самарской области появилось в результате МРСО, потому что МРСО для нас — это продолжение работы в уже выбранном направлении, просто темп преобразований ускорился. Например, в 2011-2012 годах окончательно решена проблема подвоза детей в школы, не осталось ни одной школы без теплого туалета, проточного водоснабжения и канализации.

— Самарская область всегда была известна на федеральном уровне организационно-экономическими преобразованиями, самое необычное из которых — управление через образовательные округа. Что изменилось в этой системе с принятием законов о разграничении полномочий между уровнями власти?

— Главная идея образовательного округа — построение четкой управленческой вертикали в системе регионального образования. Разделив Самарскую область на округа, мы исходили из необходимости разрешить известное противоречие: субъект Федерации в лице губернатора отвечает за результаты образования, но организует работу образовательных учреждений муниципалитет. Возникла идея ввести государство в состав учредителей школ и четко разделить границы ответственности: муниципалитет отвечает за условия, а государство — за образование. И сегодня в Самарской области действуют 13 образовательных округов с территориальными управлениями нашего министерства, которые объединяют 37 муниципальных образований.

В 2000-е годы законодательство менялось. Сначала была введена норма, запрещающая соучредительство, а затем и норма, запрещающая многоканальное финансирование, — в 83-м федеральном законе. После принятия этого закона нам нужно было или возвращаться к ситуации 1990-х годов, или придумывать что-то новое. Но «точка возврата» была преодолена, отношения с муниципалитетами были выстроены, и ломать построенное не имело смысла. Например, если школы снова становятся муниципальными, невозможно организовать подвоз детей на школьных автобусах из одних муниципальных образований в другие, а у нас таких маршрутов немало.

Поэтому, получив поддержку губернатора, мы придумали, как привести действовавшую у нас модель в соответствии с новым законодательством. В 2011 году создали рабочую группу, в которую вошли представители различных областных министерств, и начали отрабатывать документы. В результате единственным учредителем школы осталось государство в лице нашего министерства, а за условия осуществления образовательного процесса по-прежнему отвечает муниципалитет — он передает в безвозмездное пользование образовательному учреждению здания и помещения. Каждый муниципалитет создает либо автономное учреждение, либо муниципальное унитарное предприятие по содержанию и обслуживанию зданий, продолжая финансировать расходы на коммунальное обслуживание. Одна из важных задач, которую мы таким образом решаем, — освободить директора школы от функции завхоза, образно говоря — вернуть его в образование, когда не приходится заключать договора на вывоз мусора и снимать показатели счетчиков.

Для учителей такой подход к управлению важен скорее психологически: они понимают, что ответственность за них несет государство, и между ними нет промежуточных звеньев.

У муниципалитета не возникает никаких новых затрат. При этом, хотя мы являемся учредителем образовательных учреждений, директоров назначаем с учетом мнения администраций городов или районов.

Так как эта идея оказалась очень понятной, все ее поддержали. На сегодня во всех районах области, за исключением больших городов — Самары и Тольятти, — муниципальных школ не осталось, работают 435 государственных школ.

— Что в этой ситуации происходит с детскими садами и учреждениями дополнительного образования? На сегодняшний день по всей стране их учредителями остаются муниципалитеты. А как у вас?

— За эти учреждения в Самарской области и раньше несли ответственность муниципалитеты, теперь же мы начали присоединять их к школам в качестве структурных подразделений. Полномочия распределяются так же: за процесс и результаты образования отвечает региональная власть, а муниципальная — только за создание условий. Таким образом, выстраивается единое образовательное пространство.

И сегодня в структуре многих школ Самарской области есть подразделения дошкольного и дополнительного образования. За исключением Самары и Тольятти, муниципальных учреждений дошкольного и дополнительного образования, которые находятся в ведении органов управлений образования (есть ведь еще учреждения, подведомственные культуре или спорту, — музыкальные, спортивные школы), в регионе не осталось. Государственное задание на оказание услуг, связанных с дошкольным и дополнительным образованием детей, теперь дается школе.

— Слияние образовательных учреждений, в том числе присоединение детских садов к школам, сегодня происходит в разных регионах, включая Москву, и далеко не всегда это проходит без возражений со стороны директоров, заведующих и как следствие родителей… Понятны опасения тех руководителей, которые теряют свои должности.

— Количество обращений в наше министерство о том, что все было сделано неправильно, можно было пересчитать по пальцам, и их писали люди, которые, очевидно, вследствие объединения что-то потеряли. В целом же возражений практически не было, потому что все заранее разъяснялось. И мифы о том, что деньги будет получать школа, а до новых подразделений — дошкольного и дополнительного образования — ничего не дойдет, так и остались мифами. Финансирование осуществляется, исходя из количества детей, — норматив поступает в учреждение напрямую, субсидии как промежуточного звена уже нет.

Что касается руководителей детских садов или учреждений дополнительного образования, то здесь ситуация такая: человек перестал быть большим начальником, остался просто начальником.

Сегодня наша служба надзора и контроля отмечает, что общий уровень управленческой грамотности в детских садах повысился, потому что, будучи составной частью школьного коллектива, их сотрудники в большей степени вовлечены в программы повышения квалификации, в мероприятия, которые реализуются в рамках МРСО и «Нашей новой школы». Охват услугами дополнительного образования не сократился, напротив — в некоторых муниципалитетах произошел рост. Но главное — удалось избежать ситуации, когда бремя содержания дошкольного и дополнительного образования легло бы на муниципалитеты. И вопрос о повышении зарплаты перед главами муниципалитетов сегодня не стоит — за исключением Самары и Тольятти, которым нужно самим находить внутренние резервы, «напрягая» свои бюджеты для выполнения поставленных задач. Таким образом, мы компенсировали часть рисков, которые могли бы возникнуть, если бы дополнительное образование оставалось в ведении муниципалитетов.

— Присоединяя учреждение дополнительного или дошкольного образования к школе, удается ли использовать все их ресурсы совместно? Например, чтобы спортивное оборудование, купленное на средства МРСО, можно было использовать при реализации образовательных программ всех подразделений, входящих в комплекс?

— Конечно, государственная школа как организационный механизм позволяет более эффективно использовать возможности МРСО.

Очень важно, что включение учреждений дополнительного образования в состав школ совпало с введением новых стандартов, то есть появления внеурочной деятельности. От понятия дополнительного образования в его утилитарном значении мы должны уходить — для ряда детей оно становится основным. В начальной школе внеурочная деятельность составляет 10 часов, причем размер норматива на нее такой же, как и на урочную, — это часть образовательной программы, которую реализует школа. И здесь главная задача — избежать ситуации, когда во второй половине дня преподаются те же дисциплины, что и в первой, но с измененными названиями. При использовании ресурсов дополнительного образования эта проблема решается. Например, в городском округе Жигулевск к школе присоединена станция юных техников, и ее преподаватели в рамках внеурочной деятельности ведут азы робототехники по технологии модульного конструктора. Это нечто иное, нежели «занимательная математика» и «занимательное чтение» в рамках внеурочной деятельности, — бывает ведь и такое.

Оборудование для спортивных залов, действительно, можно использовать не только в общем, но и в дополнительном образовании (хотя подразделения дополнительного образования мы отдельно оснастили спортивным оборудованием, но за счет региональных средств). Ремонт, мероприятия по энергосбережению, поставки компьютерной техники и проч. — все это касается детей, которые приходят и в первой половине дня на уроки, и во второй — на кружки и секции. Школьные автобусы теперь используются не только для подвоза детей на уроки в школу, но и на дополнительные занятия, в бассейн, на мероприятия в райцентр и проч. Мобильность детей повышается — ресурсы используются более эффективно.

— Можно ли утверждать, что при прежней государственно-муниципальной модели управления образованием эффекты МРСО в Самарской области были бы не столь значимы?

— Да, на этот вопрос я могу дать точный ответ: в прежней модели мы бы столкнулись с рядом проблем. А в нашей ситуации, когда государство отвечает за все, от начала до конца, легче прогнозировать возможные ограничения и минимизировать трудности. Эффективность гораздо выше.

При этом необходимое условие реформ — комплексный подход, а не просто отработка двух-трех направлений. Конечно, у нас есть приоритеты — направления, которые для региона особенно актуальны, и это видно в объемах затрачиваемых средств. Например, можно завести в школы оборудование, провести Интернет и проч., но без совершенствования кадрового потенциала это не даст результаты. Поэтому в Самарской области поддержка педагогов не ограничивается доведением зарплаты до средней по экономике. Например, если молодой учитель едет работать в ту местность, где в нем остро нуждаются, при заключении договора на 3 года он получает единовременное пособие от 160 до 350 тыс. рублей, а с 1 сентября этого года будет получать дополнительно 5 тыс. ежемесячно. И эти три года он будет иметь возможность достичь результатов, чтобы быть наравне с теми, кто отработал в школе дольше. Есть мероприятия по поддержке конкурентной среды педагогов: те, кто подготовил победителей, призеров международных, региональных и республиканских олимпиад, в течение трех лет будут получать доплату из региональных средств за рамками норматива. Еще мы поддерживаем лучшие практики воспитательной работы — гранты получают педагоги, реализующие такие практики.

За весь период реализации МРСО доля вложений Федерации в модернизацию региональных систем образования была очень значительной — выше, чем софинансирование со стороны регионов. Но в целом затраты регионов на модернизацию образования в разы выше, даже если не учитывать расходы на повышение зарплаты. Фактически МРСО стимулировал работу регионов по собственным программам модернизации. В прошлом году федеральная субсидия Самарской области на реализацию комплекса мер составила 919 млн. рублей, а из региональных средств мы только на капремонт выделили около 800 млн. И по каждому направлению были региональные расходы — приобретение автобусов, учебников, замена компьютеров, оплата интернет-трафика, оборудование спортзалов и проч.

— В этом году средства МРСО заканчиваются, и стоит вопрос о том, что будет дальше: сумеют ли регионы выполнять взятые на себя обязательства и по зарплате, и по дальнейшему обновлению материальной базы образовательных учреждений?

— Затраты регионов по исполнению майских указов президента сейчас очень велики, причем не только в общем образовании. К уже запланированным расходам, в том числе на повышение зарплаты, добавились новые — прежде всего, по созданию мест в дошкольном образовании при прогнозируемом увеличении количества дошкольников и финансировании образовательных программ в частных ДОУ по нормативу с 1 января 2014 года. Продолжается переход на ФГОС основной ступени, то есть нужно и повышение квалификации проводить, и обновить оборудование, и увеличивать расходы на внеурочную деятельность. Наши обязательства, а значит, и расходы возрастают резко, одномоментно.

Конечно, благодаря МРСО финансовые сложности регионов сглаживались, но если проект завершается, возникает необходимость в продолжении федеральной поддержки по разным направлениям — например, федеральных субсидиях на повышение зарплаты. Без такой системной поддержки мы не сможем реализовать все поставленные задачи, в том числе обеспечить местами всех дошколят.

МРСО давал возможность решать задачи, которые перед нами были поставлены, — ресурсов для этого в целом хватало. Один из наших директоров школ Алексей Дегтев, председатель Совета директоров общеобразовательных школ городского округа Самара, обычно настроенный критически, выступая на итоговой коллегии за прошлый год, сказал, что впервые за все время его работы в образовании под поставленные задачи мы начали получать серьезные ресурсы. И это основание для нашей уверенности в том, что слова руководителей страны о важности образования — не просто лозунги, а реальные действия, которые будут продолжаться. Благодаря МРСО все увидели, что под новые задачи даются ресурсы, и в значительной степени здесь реализуется тот же принцип, что и в КПМО, — деньги в обмен на обязательства, когда финансируется не просто функционирование системы образования, а работа по ее совершенствованию.

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив