RSS Feed

«Мы поддерживаем только здоровые амбиции»

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Оксана Демьяненко   19.04.2013  12:07
Анна Алексеевна Вахнеева Встреча с директором образовательного комплекса ГБОУ гимназия № 1517 г. Москвы Анной Алексеевной Вахнеевой была запланирована по совершенно конкретному поводу: 19–21 апреля 2013 года в гимназии проходит научно-практическая конференция «Объединяемся знаниями». В ней принимают участие школьники и студенты, учителя и преподаватели, ученые из России, Украины, Белоруссии, Литвы, Болгарии, Румынии. В рамках конференции проходят презентации докладов, пленарные и параллельные сессии, круглые столы и мастер-классы. Издательство «Просвещение» является спонсором этого мероприятия. Однако беседа вышла далеко за рамки конференции.

Гимназия № 1517 более 20 лет является одной из самых престижных в Москве. Она известна своим сильным физико-математическим профилем, одаренными детьми, успешными учителями, семейной директорской династией (Анна Алексеевна пришла руководить гимназией после скоропостижного ухода из жизни своего отца, талантливого педагога и директора, заслуженного учителя России Алексея Лазаревича Баренбаума). С этим богатым багажом гимназия не побоялась войти в реорганизацию в формате присоединения образовательных учреждений. О первых результатах реорганизации, о своем опыте руководителя, об индивидуальных учебных планах, об учениках и коллегах директор рассказывала очень увлеченно. Ее хотелось слушать, заряжаясь энергией счастливого человека.

– Анна Алексеевна, давайте начнем с конференции. В пресс-релизе мероприятия обозначено, что целью ее является поддержка талантливых детей и привлечение общественного внимания к проблемам развития интеллектуального потенциала общества. Но в чем смысл конференции для гимназии? Почему возникла такая идея?

– В этом году конференция проводится второй раз. Родилась она из потребности учреждения, т. е. по запросу гимназистов, преподавателей  и родителей. У нас накоплен успешный опыт участия в различного рода проектно-исследовательских конкурсах в округе, в городе, в других регионах и даже за пределами страны. В гимназии очень много активных, мотивированных детей, которые из года в год делают различные интересные проектные и исследовательские работы. Вот и подумали, почему все время работаем на чужих площадках, когда у нас свой достаточно мощный содержательный и организационный потенциал.

В рамках конференции образовался и кинофестиваль детского короткометражного кино «ГимКинФес–1517», идея которого принадлежит нашему преподавателю Юлии Викторовне Тельной, заведующей кафедрой естественных наук. Возможно, со временем кинофестиваль детских короткометражных фильмов станет самостоятельным мероприятием.

Решение принимали всем коллективом. У нас колоссальная поддержка родительской общественности, и, что очень важно, идею инициировали гимназисты. Среди организаторов вы взрослых почти не увидите, увидите  учащихся. Одаренные дети мотивированы, это их большой плюс, они ведь такие, потому что очень быстро переключают свое сознание и хорошо ориентируются в пространстве. Им достаточно один раз увидеть модель (а видели они конференций и конкурсов много), и дальше уже применить ее к тому, что нужно нам для гимназии в рамках нашей работы, относительно наших интересов. Сделать свою площадку. Команда организаторов конференции в этом году 20 человек, из них 18 гимназистов.

В первую очередь мы хотим увидеть детей, которых раньше по какой-то причине не замечали. Именно наших детей. Это наша внутренняя суперзадача. Мы не ограничиваем число участников, поскольку это своя площадка. Не выставляем лимита ни для своих детей, ни для детей, которые к нам приедут. Это очень важно. Несмотря на то, что все происходит в родных стенах, площадка для детей складывается очень серьезная, потому что оценивают работы независимые эксперты из разных отраслей знаний. При этом родителей в оценочной комиссии не больше 20%, а остальные 80% – привлеченные эксперты: литераторы, ученые, менеджеры из разных отраслей, преподаватели вузов. Тоже, кстати, большая работа, проделанная гимназистами, преподавателями и родителями. В нашем кругу появляются новые люди, которые смогут работать с нами в других проектах, привносить в практику  гимназии знания и опыт, нужные детям.

– Ваши дети все одаренные и мотивированные на серьезную учебу? Думаю, работать с таким контингентом интересно, но по-своему сложно.

– К нам приходят в 5 класс (в гимназическое отделение) очень разные дети, но практически все лидеры. Поступают в гимназию ребята с хорошими академическими знаниями по результатам  аттестации. Приходят отличниками, а здесь кто-то становится и троечником. Но мы обязательно создаем для ребенка условия, в которых у него есть время и возможность адаптироваться к новой образовательной среде. Вот тут-то ребенок начинает проявлять себя.

– Начинается соперничество?

– Знаете, мы даем возможность развиваться амбициям, но поддерживаем только здоровые амбиции. Конечно, соперничество имеет место быть. Но на почве знаний это своего рода мотивация, стимул учиться и подтверждать, что ты сильный ученик. Для нас очень важно, чтобы ни один ребенок в классе не стал аутсайдером, чтобы он понимал, если по какой-то причине у него возникают сложности и что-то не получается, то завтра он может учиться и на четыре, и на пять, он не брошен со своими проблемами. Но прийти на индивидуальную консультацию и сказать: «Я был на уроке, но я ничего не понял», – у нас не принято. Надо прийти и сказать, что конкретно не понял. И когда ребенок учится формулировать, что́ он не понимает, это уже 50% успеха.

– Все выдерживают конкуренцию?

– У нас есть понимание, что, если ребенок учится в гимназии, то он наш. Для того чтобы от нас уйти и «не выдержать», надо очень сильно постараться. Своего ученика мы не бросаем ни при каких обстоятельствах.

– Вопрос построения индивидуальных планов критический для многих школ. Как вы с этим справляетесь?

– В принципе с индивидуальными учебными планами гимназия работает с 2000 года, то есть опыт очень большой – больше 10 лет. Три профиля сложились исторически: медицинский, физико-математический и экономический. Экономический – самый широкий, из него выходит самый большой пул учеников с самыми широкими возможностями выбора профессий и вузов. Я совершенно уверена, что физико-математический профиль – это высший пилотаж умения учиться. Здесь учатся дети, которым, в общем, практически все равно, где и чему учиться. Это головы! У этих детей настолько развиты мышление и способности переключаться, адаптироваться. И это дает им колоссальные возможности. У нас есть выпускники, которые, закончив физико-математический профиль, например, учатся на историческом факультете МГУ.

И учебные планы строятся в основном по профилям. В одном классе могут учиться два профиля. У ребят есть общие предметы, которые изучаются всеми, и профильные, на которые они расходятся на уроки. Ни в коем случае у детей нет окон. Бывают ситуации, когда приходит ребенок и говорит, что ему для поступления в вуз нужна дополнительно, например, к физико-математическому  профилю углубленная химия. Из года в год появляются 3–5 таких учащихся. Тогда мы организуем индивидуальный учебный план под этого ребенка. И этот ребенок с медицинской группой идет на химию. И если, допустим, во время химии учебный предмет по учебному плану его группы пропадает, он сдает его экстерном. Может учиться по этому предмету дистанционно. То есть у нас есть практика построения действительно индивидуальной образовательной траектории.

– А как в этом случае организована нагрузка учителей?

– У учащихся не появляется дополнительных часов. Мы вписываем ребенка с его индивидуальным запросом в расписание, которое есть. При составлении расписания у нас есть ряд правил. Например, мы никогда не ставим одновременно углубленную физику и химию, понимая, что у нас может появиться такой ребенок. А он не обязательно появится 1 сентября, он может появиться в середине 10 класса. И мы говорим родителям и детям, что у них всегда есть шанс, во-первых, поменять профиль, во-вторых, составить индивидуальную траекторию для ребенка. Но, конечно, очень хочется, чтобы дети не тратили время, и с конца 8 класса проводим анкетирование, обследования, с детьми работают психологи. Хорошо, чтобы под будущий профиль сдавались профильные предметы уже на этапе ГИА. Это очень хорошая репетиция ЕГЭ. У меня нет детей, которые бы в 9 классе сдали ГИА, определившись с предметами по выбору, а потом не пошли бы в этот профиль в 10 классе.

– Когда Вы принимали решение о реорганизации и объединении с соседями, поддержку коллектива чувствовали?

– Гимназии 20 лет, и 20 лет создавалась команда, последние, наверное, пять лет  люди совсем не менялись. Я работаю в гимназии четвертый год и очень благодарна коллективу, который здесь работал с моим отцом, и сейчас не ушел ни один человек. Учителей приглашаем только по причине расширения количества классов, увеличения нагрузки. Есть преподаватели, которые периодически работают за границей, и на это время мы кого-то берем. Подбираем тщательно, делает это кафедра. Важны академические знания и в то же время очень важно понимание, что ты идешь к мотивированным детям. Я всегда признательна учителям, которые в конце собеседования при приеме на работу говорят, что они не готовы работать с такими детьми. Это честно.

Реорганизация сейчас дает нам очень большие преимущества: у меня есть учителя, которые действительно не готовы работать с мотивированными детьми, но они высококлассные специалисты для работы в массовой школе. Теперь я и им могу предоставить работу. Еще год назад я бы с таким учителем рассталась и, в лучшем случае, сказала, что моя коллега из соседней школы ищет учителя данной специальности. Но сейчас у меня есть возможность хорошего специалиста на работу взять.

– А как организовано повышение квалификации? Как удается держать коллектив в форме?

– Во-первых, у нас есть ряд курсов, которые мы совместно с МИОО проводим сами. Это направление мы будем развивать, потому что нам надо учить теперь 300 человек. Более того, мы сейчас будем приглашать преподавателей к себе, имея дополнительную финансовую составляющую. У нас нет сейчас такой ситуации, когда мы отправляем на курсы повышения одного или двоих, мы учимся коллективно. Тем более что есть вещи, без которых у нас здесь работать нельзя. Это прежде всего компьютерные технологии и работа с дистанционным образованием.

Кроме того, методические объединения у нас сильные, очень большие, с мощным потенциалом.

Конечно, понятно, что в результате реорганизации я как директор получила сложившиеся педагогические коллективы. И теперь мне важно, чтобы они научились работать в определенном формате, который дает результат. Для учителя получить интерактивную доску – это, конечно, очень приятно, но надо научиться на ней работать. И для этого мы просто учим своими силами. У нас есть специалисты в штате, есть специалисты на аутсорсе, которые нас обслуживают.

– Можете сформулировать главные плюсы и очевидные риски процесса объединения?

– Могу, потому что мы в этом живем уже практически год. Главный риск – отсутствие в образовании такого опыта. Не было еще такого прецедента. Осознание и понимание масштабов происходящего приходит в процессе. Сказать четко на начальном этапе объединения, что и как будет, очень сложно. Мы не знали ни коллективов, ни родителей, ни социум. Входя в реорганизацию, я проезжала все школы и детские сады сама и говорила сотрудникам и родителям о том, что мы будем делать и чего мы ждем, но я говорила и о том, что первые результаты увидим через год, и это риск. Но риск оправданный и даже нужный.

Самый очевидный пример – это те же индивидуальные планы. Есть возможность увеличить количество профилей и охватить всех детей, которые учатся в образовательном комплексе. Если традиционно в этом здании существует три профиля, то в этом году всем нашим детям мы предлагаем уже и филологический, и гуманитарный профили, классы с углубленным изучением английского языка. И это не предел. Как только у меня появляется группа детей, которым нужен определенный профиль, не востребованный на сегодняшний день, я всегда найду специалистов и всегда могу этот профиль открыть. Мы не ограничены никакими нормативными документами. Мы на сегодняшний день руководствуемся только субсидией, деньгами, которые приходят в гимназию за детьми. Никогда я не могла бы себе позволить в рамках одного здания  гимназии открыть группу из пяти человек, не было ни места, ни достаточного финансирования. А теперь можно поставить учителю повышающий коэффициент, и он будет работать в профильной группе по цене класса в 25 человек.

То же самое с дополнительным образованием. У каждого в здании были свои эксклюзивные секции и кружки. Сейчас выбор для всех детей стал намного шире. Каждый может пойти, куда захочет, туда, где действительно интересно. Ребенок проводит в школе 70% своего времени. Он не приходит только на уроки, не уходит в 14.20, когда заканчивается 6-й урок, и школа не закрывается на ключ. Жизнь продолжается еще до 8 часов вечера. Многие семьи организуют второю половину дня ребенка вне образовательного комплекса, но также есть семьи, у которых нет такой возможности, и тогда гимназия предлагает готовые решения. Гимназисты готовы проводить время в гимназии постоянно, до 8–9 часов вечера и теперь не только в рамках своего здания. Благо, что все наши здания находятся на территории одного микрорайона, и мы можем предоставить большой выбор для семьи.

У нас в комплексе девять зданий, из них четыре – дошкольные отделения и пять  – основного общего образования. Это 3800 детей. По моему твердому убеждению, каждого ребенка в школе должно что-то держать. Это может быть учитель, это могут быть друзья, учеба, интересы, секции. Хорошо, когда таких факторов много. И очень важно для каждого ребенка найти то, что его будет держать и мотивировать. Если ты этого не находишь, то это педагогическая ошибка. А педагогические ошибки очень дороги. При реорганизации обеспечить вариативность во всех направлениях образования проще, потому что для каждого есть возможность выбора. На сегодняшний день у меня ни один ребенок не уходит в другое учреждение. Он может только переместиться из здания в здание. Таких ситуаций немного, но они бывают.

Получается, что жизнь ребенка с 2 до 18 лет связана с образовательным учреждением. Принципы и подходы этого учреждения должны быть очень гибкими. Образовательный комплекс является действительно многофункциональной структурой и обладает колоссальными ресурсами.

Кстати, еще один очевидный плюс. Сейчас мы можем набрать столько 1-х классов, сколько придет детей, не создавая ажиотаж и не нарушая закон отбором первоклассников по какому-либо признаку.

– Что-то полезное привносите в свою нынешнюю работу из прошлого опыта? Вы ведь пришли в школу из бизнеса.

– Да. Но первое образование у меня педагогическое – 7 лет я работала учителем химии. По второму я управленец. Когда снова вернулась в школу, все, чему научилась в бизнесе, пригодилось. И пришло осознание, что и в школе все на маркетинге построено. В бизнесе ты всегда четко понимаешь, кто твой клиент и что ему нужно. Образование – это тоже бизнес, но это бизнес в лучшем его проявлении, не зарабатывание денег как таковое, а «Дело» с большой буквы, которое руководствуется образовательными запросами семей и соответствует им.

– Один из главных плюсов, насколько я понимаю, – это повышение эффективности использования бюджетных ресурсов. Уровень зарплат в вашей гимназии за этот год вырос?

– Вырос более чем на 30%. Учителю с высокой квалификацией и с хорошей нагрузкой в 24–25 часов, с активной жизненной позицией под 100 тысяч рублей зарабатывать не проблема. Гимназия востребована. Каждый учитель заинтересован, чтобы ребенок от него не ушел, а финансирование, как я говорила выше, приходит за каждым учеником.

– А что пока не получается сделать так, как задумывали?

– Не получается пока в наших условиях создать школу ступеней: выделить отдельно начальную, среднюю и профильную школу с точки зрения территориальной доступности. Между всеми нашими зданиями большое количество дорог, есть даже федеральная трасса. Если со старшей школой можно такую ситуацию представить, дети уже взрослые, более мобильные и самостоятельные, то как создать условия для малышей, пока непонятно. Да и родителей нельзя ставить перед фактом, что с завтрашнего дня ваш ребенок будет учиться в другом здании. Школа приобретает значительное конкурентное преимущество, если может создать среду, в которой находятся дети одного возраста, где все для них приспособлено и организовано, но сделать это в условиях сложившейся инфраструктуры в нашем случае крайне сложно.

– И, если позволите, личный вопрос. Что из того, чему научил вас отец, помогает вам в профессии?

– Меня отец научил основному, он всегда говорил: «Ты ничего не бойся». Научил не хамить, не грубить, не обижать, уважать людей, и, что тоже очень важно, иметь свое мнение, не бояться ошибок – вообще ничего не бояться.

 

Both comments and pings are currently closed.

Архив