RSS Feed

«Предложить идеи – это не самое сложное»

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Белла Сорсорова   11.02.2013  11:10

За прошедшие два года на волне общественного обсуждения проекта старшей школы генеральный директор издательства «Просвещение» Александр Кондаков стал одним из ключевых ньюсмейкеров в российском образовании и в сентябре 2012 года согласно опросу ВЦИОМ вошел в тройку лидеров профессиональной сферы, уступив первое место Евгению Ямбургу, а второе — Тине Канделаки.
С тех пор о других проектах Александра Кондакова информации в медийное пространство не поступает, потому журналисты, да и не только они, задумываются, не ушел ли он из образовательной политики и даже – в связи с переходом издательства в частные руки — из книжного бизнеса. В интервью нашему порталу Александр Кондаков опровергает слухи и рассказывает о своих новых проектах.


Об издательстве «Просвещение»

— Александр Михайлович, год назад сменился собственник издательства «Просвещение» — 100-процентный пакет акций был куплен компанией «Олма медиа групп». Какие изменения произошли в издательстве?
— Когда издательство находилось в государственном управлении, мы много говорили о его роли и месте в системе российского образования, были достаточно активны на поле образовательной политики, занимались научными исследованиями и разработками, но не ставили во главу угла его развитие как бизнеса, то есть извлечение прибыли. Несмотря на то, что «Просвещение» было, безусловно, прибыльным предприятием, — за прошедшие 11 лет компания выросла в 10 раз, — сохранялись большие резервы для развития, сейчас я это вижу очень четко.

С приходом новых собственников началась разработка бизнес-плана развития компании, исходя из бизнес-задач, на кратко- и среднесрочную перспективу. Было принято решение о привлечении одной из крупнейших мировых консультационных компаний – BCG, The Boston Consulting Group – для разработки коммерческой политики издательства на кратко- и среднесрочную перспективу. Работа началась летом прошлого года и завершилась в декабре. Были поставлены вопросы о вхождении издательства в другие сегменты рынка, о расширении продуктовой линейки, изменения структуры, направлений деятельности и многие другие. Я считаю, эта работа была проведена достаточно успешно.

— В августе прошлого года вы стали президентом «Просвещения», генеральным директором был назначен Леонид Алексеев из издательства «Высшая школа», а в декабре его сменил Максим Гришаков, имя которого ассоциируется, прежде всего, с успешным продвижением на российском рынке подушечек Orbit. В чем причины кадровых изменений? И каков ваш функционал на новой должности?
— Как президент компании я отвечаю за определение стратегических направлений ее развития.
В целом же кадровые изменения, происходящие в издательстве, вполне понятны, обусловлены необходимостью дальнейшего развития бизнеса. Новый генеральный директор Максим Петрович Гришаков — человек достаточно молодой, современный высокопрофессиональный менеджер, имеющий опыт работы в крупных международных компаниях в Европе, в Америке и России. Сейчас в «Просвещение» приходят новые сотрудники, которые усилят маркетинговое, коммерческое и другие направления, связанные с выходом издательства на смежные сегменты рынка – например, средств обучения. Все это требует большой работы – организационной, связанной с серьезным научно-методическим, учебно-методическим обоснованием целесообразности разработки и использования тех или иных видов продуктов.

— В последние годы издательство не только выпускало учебную литературу, но и обеспечивало поддержку введения в школах новых образовательных стандартов. Эта работа продолжается?
— Продукция, которую выпускает «Просвещение» для начальной школы, очень востребована на рынке, потому что мы как разработчики уделяли большое внимание ее соответствию требованиям ФГОС начального общего образования. Мы участвовали в работе Координационного совета по вопросам организации введения ФГОС при Департаменте государственной политики в сфере общего образования, создали межрегиональный клуб директоров школ, с которыми обсуждаем основные документы, регламентирующие введение стандарта, собираем и обобщаем имеющийся опыт.

Работа, проведенная по начальной школе, дала позитивные результаты, стандарт встречен доброжелательно, успешно внедряется. И сейчас подготовлены предложения в Минобрнауки о реализации трехлетней программы по созданию учебно-методического обеспечения введения стандарта старшей школы и поддержке введения стандарта основной школы. В сентябре прошлого года на стандарт основной школы перешли пятые классы отдельных образовательных учреждений по мере готовности, а в сентябре этого года начнется массовый переход по всей стране. Надеюсь, это произойдет безболезненно.

А вот с переходом на стандарт старшей школы, который в свое время вызвал бурную общественную дискуссию, ситуация более сложная. На мой взгляд, на сегодняшний день говорить о переходе рано – не разработана даже примерная основная образовательная программа, без которой невозможно разрабатывать программы по предметам. Неудивительно, что программа по литературе для старшей школы, недавно выпущенная издательством «Вентана-граф», вызвала возмущение общественности, потому что авторы — коллеги из РАО, к сожалению, продемонстрировали, что не до конца понимают суть и целевые установки нового стандарта.

То же самое можно сказать и об издательствах, которые в прошлом году выпустили учебники под новый стандарт старшей школы, и об экспертных организациях, которые эти учебники одобрили, после чего министерство включило их в федеральные перечни на 2013-2014 годы. Получается, что учебники были написаны в тот период, когда требований нового стандарта еще никто не знал. Фактически переизданы старые учебники, просто если раньше издавали русский язык и литературу отдельно, то теперь русский язык – это первый том, а литература – второй. Для переработки учебников и тем более написания новых – например, по курсу «Россия в мире» — требуется гораздо больше времени. В федеральных перечнях среди учебников под новый стандарт продукция «Просвещения» практически не представлена – мы сочли возможным отдать на экспертизу только один учебник по английскому языку.

При переходе на ФГОС старшей ступени необходимо разработать новые требования к проведению ЕГЭ – без этого стандарт вводить нельзя, слишком велики социальные риски. В Минобрнауки считают, что переход по мере готовности может начаться не ранее 2014-2015 годов – я эту позицию поддерживаю, считаю ее разумной и ответственной. Тем более что к работе по новому стандарту нужно еще подготовить учителей.

О профессиональном стандарте педагогической деятельности

— В ближайшее время должен быть представлен проект профессионального стандарта учителя, о необходимости которого говорят уже много лет. По поручению министра за это взялся член Общественного совета при Минобрнауки Евгений Ямбург. «Просвещение» будет участвовать в этой работе?
— Поручение Дмитрия Ливанова обусловлено тем, что система педагогического образования устойчиво игнорирует изменения, происходящие в школе. К величайшему изумлению профессионального сообщества, стандарты высшего педагогического образования третьего поколения были разработаны до появления новых стандартов общего образования. Педагогическое образование не нужно считать стержнем всей системы образования России, как иногда приходится слышать, — это, прежде всего, одна из составляющих условий реализации основной образовательной программы в школе. Миссия педагогического образования – подготовка учителей, способных реализовать действующие стандарты общего образования.

Мы сейчас активно сотрудничаем с Евгением Александровичем Ямбургом – он пригласил меня как эксперта принять участие в обсуждении профессионального стандарта педагогической деятельности. Я полностью поддерживаю тезисы, которые Евгений Александрович высказал в своей статье в «Новой газете» «От фундамента к крыше, а не наоборот» ( http://www.novayagazeta.ru/society/56244.html ), посвященной профессиональному стандарту.

— Какие требования должны предъявляться к учителю? И соответственно – чему нужно учить студентов педвузов? Какие структурные изменения необходимы в педагогическом образовании – особенно в связи с тем, что по результатам министерского мониторинга многие из них признаны неэффективными?
— У системы педагогического образования должны быть три основные содержательные составляющие.

Первая, главная, определяющая социальный статус педагога, — это общекультурная, общегуманитарная подготовка, которая формирует способность человека смотреть на мир широко и определяет его возможность быть объектом для подражания. Дефицит этой подготовки мы остро ощутили, когда участвовали в эксперименте по введению в школах основ религиозных культур и светской этики. Подготовка, которую учитель получил в педвузе, не позволяет ему находиться в диалоге с современной семьей, с конфессиями, он испытывает большие сложности, работая в поликонфессиональном классе. Миссия учителя – не просто дать знания и умения в соответствии с обязательным минимумом содержания образования 2004 года, а воспитать подрастающее поколение граждан России – сформировать идентичность человека, воспитать чувство свободы и ответственности, что, согласитесь, нечто иное.

Вторая составляющая педагогического образования – овладение современными образовательными технологиями. В основе современного учебного процесса лежит широкая междисциплинарность, наша жизнь сегодня сама по себе междисциплинарна. Поэтому задача учителя – сформировать у ребенка навыки проектной, учебно-исследовательской деятельности, а также коммуникативную компетентность, что особенно важно в условиях «бешеной» информатизации.

И третья составляющая – предметная подготовка. При этом нужно понимать, что школьный предмет биология и наука биология – это разные вещи. Как географ скажу, что на географическом факультете МГУ студент может получить специализацию по этнографии, метеорологии, демографии, океанологии и другие, но это не означает, что он сможет преподавать географию в школе.

Что касается возможных структурных изменений системы педагогического образования, то здесь нужно действовать осторожно. Я поддерживаю идею открытого мониторинга вузов, которую реализует Минобрнауки, — можно спорить о критериях, но я как налогоплательщик имею право получить информацию о качестве работы тех или иных вузов. При этом я категорически возражаю против разрушения системы педагогического образования и сильно сомневаюсь, что классические университеты, к которым предлагается присоединять педагогические, способны готовить педагогов: можно быть хорошим физиком, химиком или географом, но не быть хорошим учителем. Даже если педагогический вуз вошел в состав классического университета, он должен сохранить свои направления подготовки и особенности программ, продолжая выпускать профессиональных учителей.

— Евгений Ямбург, при всем к нему уважении, — давний оппонент власти. Одно дело – создать успешную школу, другое – предъявить общественности документ, который, как сказала Елена Низиенко ( http://press.prosv.ru/2013/01/v-regionah-znayut-otvet-na-vopros-kak/ ), «родится в недрах профессионального сообщества».
— Евгений Александрович как член Общественного совета при Минобрнауки взял на себя ответственность по разработке стандарта. Мы уже несколько лет говорим о том, можно ли реализовывать стандарты общего образования, не имея педагога, который способен это делать. Теперь наконец-то должны быть сформулированы требования к педагогу, на основании которых могут быть скорректированы стандарты высшего педагогического образования, что тоже до сих пор не сделано.

Так что, надеюсь, предстоит серьезная работа, которая даст результат. Возможно, это будет промежуточный результат, но и это важно, потому что вопрос давно вышел за рамки сообщества педагогических вузов. Заслуга Евгения Ямбурга уже в том, что он вынес этот вопрос на широкое общественное обсуждение и не просто высказал замечания, но и сам приступил к работе.

О стандарте дошкольного образования

— В интегрированном законе «Об образовании в Российской Федерации» дошкольное образование получило статус уровня образования, то есть оно теперь должно финансироваться региональными властями и работать в соответствии с федеральными образовательными стандартами. Дмитрий Медведев заявил, что стандарт дошкольного образования будет представлен на обсуждение в марте этого года, на прошлой неделе в Минобрнауки прошло первое заседание рабочей группы по разработке стандарта под руководством директора ФИРО Александра Асмолова. Чего ждать общественности на этом направлении?
— Начнем с того, что дошкольное образование в современном обществе приобретает все большее значение. Это связано и с тем, что родители много работают и имеют меньше возможностей по уходу за детьми дома, и с тем, что современный уровень развития науки, технологий, образования, социальной сферы требует все больше внимания к раннему развитию ребенка, когда закладываются основные качества личности. Информационная революция изменила социокультурное пространство современного детства, но эти вопросы пока недостаточно проработаны в науке. Так что появление в законе понятия стандарта дошкольного образования – большое достижение министра Дмитрия Ливанова. Это серьезная социальная гарантия поддержки детства, семьи, демографической политики государства.

В свое время были разработаны федеральные государственные требования к дошкольному образованию – требования к структуре основной образовательной программы были утверждены в 2009 году, к условиям ее реализации – в 2011 году. Сейчас за эти документы не стыдно, хотя без требований к результатам – третьей составляющей стандартов – они все же остаются неполными. Я понимаю озабоченность родителей: не приведет ли принятие требований к результатам к появлению форм оценки этих результатов – аналога ЕГЭ для детского сада? Нет, не приведет, потому что в законе зафиксировано, что в дошкольном образовании не должно быть итоговой аттестации. Другой вопрос, что необходимы мониторинговые и иные исследования, которые позволят определить уровень развития ребенка в соответствующем возрасте. Нужна психолого-педагогическая диагностика: если в раннем возрасте выявлять недостатки, проблемы, сложности в развитии, их можно вовремя скорректировать.

Сейчас идет дискуссия о том, каким быть стандарту дошкольного образования. Изучая ключевые мировые тренды в образовании, можно сделать вывод, что лучшие системы дошкольного образования созданы в тех странах, где школьники демонстрируют лучшие результаты в международных сравнительных исследованиях качества образования: Северной Европе, Южной Корее, Гонконге. Акцент там делается не на академической составляющей школьного образования, как в англо-саксонской модели, а на концепциях личностно-ориентированного социально-педагогического подхода, требованиях к образовательной, воспитательной среде образовательного учреждения, к условиям, которые и обеспечивают достижение результатов. Равное значение придается и эмоционально-личностной, и когнитивной, и социальной составляющей образовательной программы. Такой подход мы использовали при разработке стандартов общего образования, он будет взят основу и при разработке ФГОС дошкольного образования.

— Вопрос о том, что в детском саду детей нельзя лишать детства, обсуждается много лет, но на деле все равно старшая и подготовительные группы детского сада похожи на начальную школу, под требования которой воспитатели подстраиваются…
— Исследования показывают неэффективность академической модели дошкольного образования, это можно понять и на обывательском уровне, воспитывая собственных внуков… Да, выпускники дошкольных учреждений, обучавшиеся по такой модели, демонстрирует лучшие индикаторы интеллектуального развития на этапе начальной школы. А в долгосрочной перспективе гораздо эффективнее личностно-ориентированная модель, дающая лучшие результаты в мотивации к обучению, в развитии креативности, инициативы и творчества, самостоятельности в деятельности и принятии решений.

— На детей какого возраста будет рассчитан стандарт? Есть ли нижняя граница?
— Возрастные границы — от 3 до 7 лет, и этого достаточно. Однако во всем мире, и Россия не исключение, запрос на дошкольное образование формируется раньше. И я разделяю позицию правительства России и Минобнауки о необходимости удовлетворения запроса на обеспечение раннего дошкольного образования до трех лет. Оно крайне важно для формирования личностных качеств ребенка, и многолетние мониторинговые исследования показывают, что дети, прошедшие через программы «от нуля до трех», опережают своих сверстников в развитии.

— Кто из специалистов по дошкольному образованию вовлечен в работу по созданию стандарта?
— Как и в случае с ФГОС общего образования, специалистов приходится искать по всей стране. Безусловно, ключевую роль при определении научной, методологической составляющей играют академики РАО Александр Асмолов и Виталий Рубцов. К работе привлечены специалисты по дошкольной психологии и проблемам детства Татьяна Марцинковская, Елена Смирнова, Ирина Бурлакова, Нина Федина. Учитываются разработки ведущих учебных и научных учреждений – ВШЭ, ФИРО, Психологического института РАО, МГППУ, РГПУ им. Герцена, а также различных регионов – Санкт-Петербурга, Липецка, Перми, Екатеринбурга и других. В этой работе участвует Институт стратегических исследований в образовании РАО, я являюсь членом рабочей группы министерства.

Многие коллеги принимали участие в разработке федеральных государственных требований, поддержанных на местах, и мы надеемся, что проект ФГОС дошкольного образования после широкого общественного обсуждения также будет поддержан.

— Когда обсуждались проекты стандартов для школы, широкая общественность проявила интерес только к стандарту старшей ступени. Стоит ли ожидать внимания к стандарту дошкольного образования?
— Думаю, интерес общественности к этому документу будет еще выше – для огромной армии мам и пап развитие их ребенка в дошкольном возрасте является значимым моментом всей их жизни. Поэтому в работе надо стандартом дошкольного образования мы, прежде всего, стремимся отвечать на запросы современной молодой семьи, с учетом демографических тенденций планирующей не одного и даже не двух детей. При этом, конечно, у государства и общества в целом тоже есть требования к системе дошкольного образования, не противоречащие требованиям семей. Их можно долго перечислять – от формирования умения жить в современном поликультурном мире, идентификации себя с семьей, регионом, страной до обеспечения когнитивного развития, без которого тоже немыслимо дошкольное образование.

— В отличие от школьного образования дошкольное имеет очень много вариативных форм: это не только государственные детские сады, но и группы при школах, семейные группы, гувернеры, да и просто семейное воспитание…
— По закону государственные гарантии должны быть реализованы вне зависимости от формы дошкольного образования. Нужно продумать, что является инвариантом и как обеспечить его реализацию в разных условиях, в том числе в условиях семейного воспитания. Поэтому в законе сказано о необходимости создания пунктов консультационной поддержки семей.

— Так или иначе, понадобятся специалисты, готовые работать в соответствии с новым стандартом. Удастся ли избежать повторения ситуации со школой, когда сначала принимались стандарты педагогического образования, потом стандарты общего образования и вот только теперь – требования к учителю?
— Чтобы реализовать стандарт, нужно, конечно, подготовить к этому педагогов, воспитателей. Ведь система дошкольного образования в России, как сказал Виталий Владимирович Рубцов, до сих пор основана на представлениях о детстве 40-летней давности…

Один из ключевых моментов связан с развитием у детей ИКТ-компетенций. Сегодня трехлетний ребенок, придя в детский сад, знает, что такое смартфон, айпад и компьютер, и этот факт невозможно игнорировать. Недавно у нас в издательстве на разных концах стола сидели два известных психолога, один из которых говорил, какой вред детям наносят компьютеры, а другой утверждал, что они позитивны для развития ребенка. Мы не имеем права однозначно согласиться с той или другой стороной, но должны сформировать внятную и ответственную позицию в этом вопросе, которой смогут руководствоваться работники дошкольного образования.

Процесс обучения и воспитания в дошкольном учреждении должен строиться на метапредметной, междисциплинарной основе. Речь, конечно же, не идет о научных дисциплинах и школьных предметах, но ребенок должен получить комплексное представление о различных сторонах нашей жизни, овладеть определенным объемом допредметного знания как основы познания мира. Если применительно к школьному образованию мы говорили об универсальных учебных действиях (УУД), то дошкольное образование должно формировать у ребенка универсальные познавательные действия (УПД). Работники дошкольного образования должны это понимать.

Задача авторов стандарта – не только предложить профессиональному сообществу идеи, это как раз не самое сложное, но и разработать механизмы их реализации.

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив