RSS Feed

Социальные эффекты модернизации региональной системы образования: опыт Республики Коми

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Белла Сорсорова   26.12.2012  13:26


О результатах, которых удалось достичь благодаря проекту модернизации региональных систем образования, о планах дальнейшего развития образования в регионе и о требованиях к подготовке учителей в интервью «Вестнику образования» рассказал министр образования Республики Коми Владимир Шарков.

— Владимир Витальевич, начнем с самого очевидного, но в то же время основного вопроса: в чем специфика реализации модернизации системы образования в Республике Коми? Какие особенности региона определяют содержание комплексов мер?

— Наша специфика в том, что больше половины школ — сельские, из них 80 процентов — малокомплектные. Поэтому главная задача, которую мы должны решить, — доступность качественного образования вне зависимости от места жительства ребенка. В это понятие вкладывается очень многое: строительство или же капитальный ремонт образовательных учреждений, их оснащение, поддержка сельских учителей, создание равных условий получения образовательных услуг в городских и сельских школах и т.д. К решению задач мы подходим комплексно.

— Значительная доля расходов в региональных комплексах мер — это поставки оборудования в школы, информатизация образования. Как добиться, чтобы оборудование использовалось в полной мере и способствовало достижению социальных эффектов?
— Когда еще в рамках нацпроекта «Образование» в школы поставляли мультимедийные доски, я был директором физико-математического лицея. Однажды в фирме, которая развозила по школам эти доски, я наблюдал, как учительница просила сотрудников прийти в школу и объяснить, как ими пользоваться. И сейчас, когда происходит оснащение школ мультимедийной техникой, нужно понимать, готовы ли к этому учителя, и обеспечивать эту подготовку.
Недавно я был в одной деревне Усть-Вымского района, там двухэтажная, немного покосившаяся школа. Обычно когда в такую школу заходишь, слышишь жалобы, что все разваливается, ремонта давно не было. А здесь мне сказали, что жаловаться не на что, школа теплая, и главный вопрос — когда же привезут мультимедийные доски? Учителя съездили на курсы, дети ждут.
Эффект от поставок современной техники мы получим только тогда, когда учитель сам создаст возможности для ее использования — будет самостоятельно разрабатывать новые методики, образовательные продукты. Таким образом, модернизация образования дает учителям возможность для творческой реализации и саморазвития.

— То есть доля в субсидии на повышение квалификации учителей должна быть высокой?
— Не буду лукавить — деньги на это, конечно, заложены, но на средства МРСО практически во всех регионах пытаются, прежде всего, решить задачи, требующие больших финансовых вложений. Деньги на повышение квалификации педагогов были и есть в региональных бюджетах. А вот для замены технологического оборудования школьных столовых или покупки школьных автобусов средства найти сложнее. Для решения этих задач очень важно федеральное финансирование. Другой вопрос, что сам процесс повышения квалификации педагогов сегодня требует модернизации. Мы это понимаем и работаем в направлении совершенствования.

— Есть еще капитальный ремонт, на который разрешено расходовать до 25% субсидии.
— Да, нужно не просто отправить ребенка на автобусе в базовую школу, но и сделать так, чтобы эта школа была новой или же в ней был проведен капитальный ремонт. В последние два года мы вкладываем большие средства в строительство новых школ на селе, а оснащаются они за счет проекта модернизации. Понятие «аварийная школа» вообще должно исчезнуть из лексикона. И тогда мы легко сможем объяснить родителям, что в базовой школе их ребенку будет лучше.
В одном из поселков Усть-Цилемского района скоро должна открыться новая школа, мы очень этого ждем. Попасть туда сложно — от Сыктывкара на вертолете, потом на вездеходе через три переправы. В семи километрах от этого поселка — деревенька Загривочная, где в школе учатся четыре ребенка. Здание школы большое — когда-то там было много детей, но теперь отапливаются только два кабинета. Я встречался с родителями, которые хотели сохранить эту школу, объяснял им, что выделен автобус для подвоза детей в двухэтажную, новую кирпичную школу, где будут компьютерные классы с интернетом, спортинвентарь, свои мастерские, даже фотолаборатория, туда будут возить детей из нескольких деревень. Я видел, как строится эта новая школа, — здание как будто из другого мира, с футуристическим дизайном. И посоветовал родителям обязательно съездить туда, взять с собой бабушек и дедушек. После этого вопросов не будет. Мы хотим, чтобы дети, которые будут учиться в этой школе, и дальше жили по таким же высоким стандартам. И это тоже социальный эффект, которого нужно добиться.

— А если нет возможности обеспечить подвоз?

— Выход — дистанционное образование, которое важно, прежде всего, для обеспечения профильного обучения. На данном этапе мы только начинаем его развивать, есть базовые школы, из которых организовано вещание на филиалы. Как и в других регионах, у нас реализуется проект дистанционного обучения детей-инвалидов, для него наши учителя сами разработали всю образовательную среду, и этот опыт можно использовать для развития дистанционного образования в обычных школах.
Но при этом не стоит рассчитывать, что дистанционное образование полностью заменит учителя. Поэтому для работы в малокомплектных и отдаленных школах нам нужны, скажем так, «мультипрофильные» педагоги, которые могли бы вести разные предметы. Конечно, один человек не должен преподавать одновременно гуманитарные и естественнонаучные предметы, но вести, например, одновременно физику и математику может и один хорошо подготовленный учитель. И тогда ребенок, живущий в труднодоступном сельском районе, будет получать образование не хуже, чем в городе.

— Еще одна возможность вложения средств МРСО — организация школьного питания. Как обстоят дела с этим направлением?
— Я всегда говорю, что голодный ребенок в школе — это необучаемый ребенок, тем более что в детском саду он привыкает к четырехразовому питанию. У нас все дети с 1 по 4 класс обеспечены горячим питанием за счет республиканских средств, и в стратегии развития региона поставлена задача постепенно охватить питанием всех школьников до 11 класса. Но к этому должны быть готовы школьные столовые — они должны отвечать современным требованиям, поскольку новые стандарты питания невозможно реализовать на старом оборудовании, и увеличивающиеся объемы на нем обеспечить тоже невозможно. За счет средств проекта модернизации закупается новое оборудование для столовых, а школы ремонтируют помещения, заменяют электрические сети и систему водоснабжения. В таких условиях и еду можно будет готовить быстрее, и ассортимент сделать более разнообразным, чтобы и выбор был, и охват увеличился.

— Говоря о социальных эффектах, мы обычно имеем в виду учеников, их родителей, отчасти учителей. Можно ли говорить об эффектах несколько шире, скажем, для местного социума в целом?
— Например, возьмем поставки спортивного инвентаря — для школы это важно, тем более количество часов на физкультуру увеличено. Но представим себе сельскую школу, которая фактически является социокультурным центром, — она ведь может выполнять функцию физкультурно-оздоровительного комплекса. После уроков дети могут дополнительно пользоваться спортивным залом, оборудованием, инвентарем. Повысится их двигательная активность, улучшится здоровье, и главный социальный эффект этого — здоровье наших детей, здоровье нации.
Аналогично и с компьютерной техникой, которую в школе можно использовать во внеурочное время, чтобы дети могли в Интернете посидеть, к урокам подготовиться. Ведь дома ребенка, сидящего за компьютером или у телевизора, вряд ли будут так строго контролировать, как в кабинете информатики, где учитель всегда присутствует. В одном селе были закуплены компьютеры, но их поставили не в школу, а в центр дополнительного образования — ведь в школу новая техника все равно поступит. А компьютеры позволили привлечь в центр дополнительного образования подростков с девиантным поведением — они там теперь газету издают, хотя, конечно, и поиграть им разрешают.
Если в селе нет физкультурно-оздоровительного комплекса и центра дополнительного образования, их функции берет на себя школа. И если эта школа поддерживается в хорошем состоянии, жители села понимают, что село и дальше будет развиваться.

— Иногда приходится слышать, что если школа остается последним оплотом села, то села как такового уже нет, одно название.
— Все зависит от конкретной ситуации — нужно исходить из интересов ребенка. Если в маленькой сельской школе ребенок не получает того образования, которое можно получить в находящейся неподалеку базовой школе, то надо дать ему возможность там учиться. Если же такой школы рядом нет или подвоз затруднен, нужно сделать все возможное для обеспечения условий на месте.

— В 2013 году средства МРСО заканчиваются. Как региональная система образования будет развиваться дальше?

— Хотя Республика Коми считается регионом-донором, любые дополнительные средства в бюджете для нас важны. Федерация поддерживала регионы и раньше — в рамках нацпроекта мы получали, например, учебное оборудование, но в рамках МРСО можно тратить средства по своему усмотрению в соответствии с задачами, согласованными с федеральным министерством, и это большой плюс. В любом регионе вам скажут, что, конечно, хотелось бы, чтобы федеральное финансирование продолжалось и дальше. Но мы понимаем, что все хорошее когда-нибудь заканчивается, а развитие образования — процесс постоянный.
Учителя, разумеется, хотят, чтобы зарплата росла и дальше, чтобы материально-техническая база обновлялась регулярно. В республике, к слову, в 2012 году зарплата педагогических работников системы общего образования в среднем выросла более чем на 30%. Но нужно понимать и другое: сколько средств ни вкладывай в школу, через некоторое время окажется, что этого мало. Хотя стоит заметить, что и в образовании, и в здравоохранении принято очень бережно относиться к тому, что имеешь, — в школах и сегодня учителя хранят учебные и наглядные пособия, которым лет по сорок.
В республике принята программа модернизации общего образования на 2011-2015 годы, и с 2013 года мы будем работать в соответствии с госпрограммой «Развитие образования». Отрасль образования региона будет развиваться и за счет республиканских средств, и за счет нашего участия в федеральных целевых программах, чему в последнее время мы стали уделять больше внимания. Уже сейчас в рамках ФЦПРО у нас созданы стажировочные площадки по дошкольному образованию и ресурсные центры профессионального образования. Мы планируем участвовать в проектах по развитию дополнительного образования.

— В Республике Коми у двух вузов — классического университета и педагогического института — в ходе федерального мониторинга обнаружены признаки неэффективности, планируется объединение учебных заведений. Как это может отразиться на ситуации в общем образовании, на качестве учителей, которые приходят в школу?
— Сегодня школа ждет такого учителя, который сможет обеспечивать качественный образовательный процесс на уровне, ожидаемом заказчиками образования, — прежде всего, детьми и родителями. Я полагаю, что объединение педагогического института и классического университета, создание нового университетского комплекса, несомненно, скажется на подготовке педагогических кадров. Определенные преимущества даст консолидация усилий и ресурсов. В университете обновлена лабораторная база, чего не было в педагогическом институте, к тому же и.о.ректора университета Марина Истиховская, до недавнего времени возглавлявшая Госсовет Республики Коми, готова вникать в проблемы подготовки учителей, у нее уже есть конкретные предложения. Надеюсь, в объединенном учебном заведении будут готовить учителей, исходя из потребностей школ и понимания того, что происходит в общем образовании.

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив