RSS Feed

PIRLS и TIMSS-2011: Можно ли доверять международным школьным рейтингам?

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Антон Зверев   28.12.2012  13:58


Российские четвероклассники вновь подтвердили свое мировое лидерство по умению работать с книжным текстом. Напомним: пять лет назад, в аналогичном исследовании PIRLS-2006, они были признаны самыми читающими в мире, набрав 565 баллов и оставив позади себя все 44 страны – участницы этого авторитетного тестирования. И вот теперь «наши» опередили уже 48 стран в искусстве извлекать из текста информацию, заданную в явном и неявном виде, осмысливать нюансы, строить на их основе безошибочные умозаключения. Пропустив вперед только гонконгских «одноклассников», наши ребята оказались в тройке самых въедливых читателей научно-популярных и художественных текстов, наряду с ровесниками из Финляндии и Сингапура. Впрочем, различие в средних баллах этих стран малосущественны (571 – у Гонконга, 568 – у нас и у Финляндии, 567 – у Сингапура).

Эта поистине благая весть прозвучала на пресс-конференции в РИА «Новости», где ее обстоятельно комментировали министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов, вице-президент Российской академии образования Виктор Болотов и руководитель Центра оценки качества образования РАО, национальный координатор исследований PIRLS и TIMSS-2011 Галина Ковалева.

Первые – по знаниям, последние – в умении их применять

Итак, мы снова впереди. Мало того, как выяснилось на той же пресс-конференции, целых 63 процента наших десятилетних детей работают на высоком и высшем уровне международной шкалы грамотности. И лишь 1 процент – на самом низком. Чудеса. Чем объяснить такие впечатляющие результаты?

«Прежде всего, семья, влияние семьи столь благотворно отразилось на читательских способностях наших четвероклассников, – уверены в Российской академии образования. – Посмотрите на эту таблицу: наши родители гораздо чаще, чем в любой другой стране, занимаются с малышами до школы – читают им книги, рассказывают истории, играют в слова. А это важные факторы успешного обучения чтению».

Кто спорит, мамы и папы у нас тоже, судя по мировым стандартам, самые отличные. Это благодаря их усилиям, конечно (шутки в сторону), каждый четвертый выпускник начальной школы (26%) обожает чтение, притом читает каждый день, самостоятельно определяя круг своих любимых авторов и жанров. (Соответствующие выводы приводятся в официальном отчете исследования PIRLS-2011.)

С семьей понятно, ну а что же школа? В чем видится организаторам исследования ее персональный взнос в победы наших юниоров на международных состязаниях? И где они, обещанные аналитиками ключевые факторы, определившие очередной триумф отечественной педагогики?

Есть старый советский анекдот по поводу того, что самый массовый в СССР процесс – это процесс борьбы системы образования с природной одаренностью обучающихся. «Оказывается, это не шутка, ровно так и есть, – и система образования в наше время, наконец, одержала победу над одаренностью учеников. Школа сегодня гасит креативность», – пишет в своей книге «Национальные ценности и модернизация» (2006 г.) крупнейший российский экономист и общественный деятель, профессор МГУ Александр Аузан.

Трудно не согласиться с этим горьким фактом. Как и с тем, что главный ритуал, к которому устремлены ученики (а это, разумеется, ЕГЭ), практически не оставляет педагогам времени и места для работы с одаренной индивидуальностью. «Единый» превратился в фетиш, в самоцель, ради него учитель резко и нещадно сокращает все второстепенное, побочное – то, что не втискивается в выпускные тесты.

Стоп, а теперь вернемся к главному вопросу – о причинах, обусловивших нашу победу в мониторингах, организованных Международной ассоциацией по оценке учебных достижений – IEA (International Association for the Evaluation of Educational Achievement).

«TIMSS выявляет ребят, которым нужна помощь…»

Передо мной лежит шедевр типографского искусства – свежеотпечатанный буклет с итогами двух прошлогодних циклов PIRLS и TIMSS. Он издан, судя по всему, не без участия Минобрнауки РФ. Брошюрка пестрит цифрами, таблицами, рисунками и даже комментариями независимых (?) экспертов. Нет, видимо, все-таки зависимых, ибо в проспекте не указаны ни их ФИО, ни адреса, ни должности. Как бы то ни было, эти невероятно скромные эксперты-невидимки связывают прогресс российских восьмиклассников по математике в TIMSS-2011 (нам здесь принадлежит вполне достойное шестое место из 63) с введением… обязательной государственной аттестации для выпускников основной школы (ГИА-9). Во-вторых, с внедрением ЕГЭ по математике. И объясняют эту свою версию.
К примеру, они пишут, что в 7-9 классах больше половины времени отводится урокам алгебры. Поэтому, мол, мы именно по алгебре осуществили такой значимый прорыв.
Действительно, по математике наши 8-классники опередили финнов, шведов, англичан. По сравнению с предыдущими исследованиями заметно увеличилось число учащихся с высоким и высшим уровнями подготовки (с 30% до 47%) и снизилось число слабо подготовленных (с 36% до 23%). Но насколько правомерно связывать эту победу нашей школы с ее новоявленной тестоцентричностью? С таким же успехом можно утверждать, что возвращение в Россию реальной зимы с ее рекордными для декабря морозами – это, опять-таки, точно такое же прямое следствие явления ЕГЭ российскому народу. Ну а кто, действительно, докажет противоположное?

На самом деле те же «независимые аналитики», но на другой странице своего буклета и касаясь уже чтения, а не математики, также напористо доказывают (цитирую дословно): «В исследовании не выявлено связи между количеством часов в неделю на уроки чтения и общими результатами страны. Так, например, в США на обучение чтению в год отводится 246 часов, в Тайване – 65 часов, а результаты учащихся этих стран примерно одинаковые (для сравнения: в России – 130 ч)».
Такой парадокс. Что тут сказать? С одной стороны, понятно: чтению дети учатся, гуляя по городу, посещая торговые центры, покупая себе что угодно через Интернет, а математике – только в учебных классах.
С другой же стороны, давайте откровенно, разве на уроках химии, физики, информатики, астрономии, черчения, труда (и далее везде) ребята математике совсем не учатся?

Вывод не нов:
– Наши программы перегружены фактологическими знаниями, и это очень плохо, – заявил на встрече в РИА «Новости» Виктор Болотов.

Мы же, махнув рукой на количество жертв, снова привычно упиваемся своей «фундаментальностью».

– По итогам исследований PIRLS и TIMSS выходит, что у нас не только высокие показатели, но и детей с плохими результатами больше, чем в любой другой стране ОЭСР (по математике – по 20%, как у четвероклассников, так и у восьмиклассников), – добавил ученый. – И этот хвост надо срочно вытаскивать, ведь элитные «дети глобального мира» не сегодня-завтра могут уехать из страны. А эти-то 20% тут точно останутся. Они и будут определять нашу жизнь в ближайшие десятилетия. Как поднимать их уровень? Вот в чем труднейшая задача…

Лучше один раз увидеть!

Начиная с 1995 года Россия приняла участие в более чем 20 мониторинговых исследованиях качества школьного образования, проводимых под эгидой IEA либо ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития). Она прошла шесть циклов TIMSS, четыре цикла теста PISA, три серии PIRLS, однако споры вокруг достоверности итогов этих масштабных проектов продолжаются. Кто-то считает, что в фокус исследований попадают только заранее отобранные, образцовые школы Москвы, С-Петербурга и других столиц. Другие говорят об «экологической невалидности» инструментов, созданных на Западе, в наших «особых» условиях. Третьи полагают, что давно, мол, ясно и без дорогой статистики, что школа у нас держится исключительно на энтузиазме родителей и безотказности частных репетиторов.

Кто же на самом деле прав? И можно ли всецело доверять импортным цифрам с аббревиатурой таких брендовых «фирм» как PISA или PIRLS? Кроме того, интересно: как во время этих «состязаний» обеспечивается защита результатов от подделок, списывания, подсказок, коллективных обсуждений и других классических затей наших учеников?

Из любопытства заглянул в тексты «билетов» TIMSS-2011, оперативно выложенных на сайте Центра оценки качества образования (www.centeroko.ru).
Начал читать – не оторваться! Очень уж необычно, живо, увлекательно сработано. И так же просто, элегантно сервировано. Чуть ли не полдня, забыв про все дела, решал эти занятные головоломки про лягушек, «атомный стул» и кулинарные смеси.

Лишь несколько примеров, взятых наугад.
● «Какая часть часа прошла от 1 ч 10 мин до 1 ч 30 мин ночи? (Ответы: 1/5, 1/3, 3/4)».
● «Запишите какую-нибудь дробь, которая меньше 4/9».
● «Планета Юпитер больше, чем Луна, но если смотреть на них с Земли, Юпитер кажется меньше Луны. Почему?»
● «9 1 4 5
Выше указаны четыре цифры. Если эти цифры записать, начиная с наибольшей и кончая наименьшей, то получится четырехзначное число. Если эти цифры записать, начиная с наименьшей и кончая наибольшей, то получится другое четырехзначное число. Найдите разность этих четырехзначных чисел. (Ответы: a 3726; b 4726; c 8082; d 8182; e 8192)».
● «Пакет содержит 1/5 кг сахара. Сколько таких пакетов надо высыпать в пустой мешок, чтобы получить в нем 6 кг сахара?»
● «Что из перечисленного НЕ является смесью?
a дым
b сахар
c молоко
d краска».
● «К каким животным ближе всего кошки?
a к крокодилам
b к китам
c к лягушкам
d к пингвинам».
● «Кратко объясните, как очки и контактные линзы помогают некоторым людям лучше видеть».
● «Почему появление «дыры» в озоновом слое Земли может оказать отрицательное воздействие на людей? Укажите одну из причин».
● «Если из стула убрать все атомы, то что останется?»

Почти уверен, что со мной не согласятся, тем не менее, рискну предположить: отнюдь и далеко не все, но подавляющую часть этих задач можно решить, даже не посещая школу (дети-то, как уверяют нас российские тестологи, овладевают навыками чтения и счета, а главное, самостоятельного мышления еще в семье и детском садике – роясь в домашней библиотеке, путешествуя по виртуальной паутине, общаясь с ровесниками и т.д.).
Итак, к заданиям вопросов вроде нет.
Так, может быть, подвох, скрытый дефект – в самих условиях организации работы испытуемых над тестами?

«Все учащиеся класса обязательно должны участвовать в тестировании. Есть только три причины, по которым ученик может быть отстранен от участия:
1. Нарушения опорно-двигательного аппарата. Учащийся в силу своего физического недостатка не может принять участие в тестировании. Учащиеся, которые могут выполнять тест, из списка не исключаются.
2. Отклонения в развитии. Учащийся имеет отклонение в умственном или психическом развитии. По результатам медицинской экспертизы ему или ей поставлен диагноз «отклонение в развитии». К данной категории нельзя относить учащихся, имеющих плохую успеваемость или дисциплину. Они должны участвовать в тестировании на общих основаниях.
3. Русский язык не является родным. Учащегося можно отстранить от выполнения теста по этой причине, если он совсем не умеет (или умеет очень плохо) писать и читать по-русски и поэтому не в состоянии из-за языкового барьера выполнить тест. Например, из Списка учащихся можно исключить учащихся, обучающихся на русском языке менее одного года».
Из «Руководства по проведению тестирования TIMSS. 4-й класс»

Несколько слов о процедуре

По словам руководителя национальной команды PIRLS Галины Ковалевой, в тест одиннадцатого года для выпускников начальной школы было вовлечено 4460 ребят из 42 регионов страны. «Чтобы выборка могла считаться представительной, в мониторинге должны участвовать не менее 50 процентов Субъектов Федерации, таков международный стандарт для России», – подчеркнула, отвечая на вопросы нашего издания, Галина Ковалева.

Отбор участников тестирования проводился, как обычно, в несколько шагов. На первом этапе регионы отсылали в Международный координационный центр списки всех школ данной территории (городских, поселковых, сельских – всех). Затем умный компьютер по специальной программе, использующей «метод случайного числа», выбирал от 4 до 10 школ в каждом из сорока двух субъектов Федерации.

Далее администрация вошедших в исследование учебных заведений предоставляла в МКЦ списки всех своих четвероклассников, строго соответствующие тем, что содержатся в классных журналах. И, наконец, отбирались ученики – около сотни подростков по каждому из 42 регионов.

Но это не все! В каждом отобранном регионе назначается Региональный координатор, ответственный за организацию и проведение исследований на своем «участке». (Региональные координаторы организуют посещение каждой тестируемой школы независимыми наблюдателями.) И – аналогично – в каждой отобранной школе для организации и проведения исследований назначается Школьный координатор и Проводящий тестирование. Учитель, проводящий тестирование, выбирается из числа опытных профессионалов, которые не преподают в тестируемом классе.

● Для каждой школы, класса, параллели, ученика устанавливается свой международный идентификационный код (ID учащегося), персональный номер варианта, статус участия.
● За 1 ч до начала тестирования Школьный координатор вскрывает закрытый пакет с материалами и передает его Проводящему тестирование.
● Все проблемы, возникшие при проведении тестирования, любое отклонение от его процедуры и причина этого отклонения отмечаются в Протоколе проведения тестирования.
● Желательно, чтобы ученики сидели по одному за партой во избежание списывания.
● При выполнении работы пользоваться калькулятором нельзя. Также воспрещено вставать и разговаривать. Помощь учащимся со стороны учителя исключена.
● Сразу же после окончания работы учитель, проводящий тестирование, должен вернуть Школьному координатору все тетради с тестами и анкеты вместе со Списками учащихся.
● Дополнительное тестирование проводится, если в основном тестировании участвовало менее 90% учащихся. Оно проводится так же, как и основное, вскоре после него и только для учащихся, не принимавших участие в основном.
(Из «Руководства по проведению тестирования TIMSS. 8-й класс»)

Теперь вопрос к читателю. Можно ли, как думаете, доверять выводам исследования, организованного по такой продуманной до мелочей системе?
Вице-президент Российской академии образования В. Болотов, к примеру, в этом не сомневается ни на секунду.
– Самое главное, что по итогам выполнения этих заданий не оценивают работу губернаторов, – не без улыбки напомнил ученый. – По нему не оценивают учителей, школьных директоров, муниципальных чиновников – в отличие от ЕГЭ. То есть, поймите, это не экзамен с далеко идущими последствиями, а своего рода увлекательный турнир, образовательное приключение, где нет никакого смысла что-то нарушать. Это – творческое испытание по гамбургскому счету. Иначе – потеря лица!

Рубрика: Обучение
Метки: , ,
Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив