RSS Feed

Не потерять доверие

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Ирина Лаврухина   24.12.2012  16:13

Как привить детям ответственность и не потерять их доверие — проблема номер один в большинстве современных семей. А если речь идёт о детях, растущих в детском доме? Задумывая этот материал, мы не задавались таким вопросом, но беседа получилась именно об этом…

В 2012 году исполнилось 10 лет Псковскому детскому дому, а в 2014 году своё десятилетие отметит оркестр «Геликон» Псковского детского дома. Два больших праздника, а до и после — работа. Ежедневный тяжёлый труд, который помогает обычным мальчикам и девочкам стать настоящими музыкантами и выйти в большой мир с гордостью за свои достижения. Плодотворное сотрудничество двух структур, сознательно отказавшихся от конкуренции за ресурсы, наглядно демонстрирует старую истину: вместе мы сильнее. Оркестр «Геликон» — визитная карточка Псковского детского дома — дома для всех оркестрантов.

Мои собеседники — люди яркие, неординарные, именно благодаря их умению работать и доверять друг другу подобный симбиоз стал возможен. Об опыте «музыкальной» социализации рассказывают руководитель оркестра «Геликон» Александр РООР и директор Псковского детского дома Наталья ОРЛОВА.

АЛЕКСАНДР ПЕТРОВИЧ, ДУХОВАЯ МУЗЫКА — НЕ САМАЯ ПРИТЯГАТЕЛЬНАЯ ВЕЩЬ ДЛЯ РЕБЯТ, НО СВОБОДНЫХ МЕСТ У ВАС В ОРКЕСТРЕ НЕТ. ЧТО НУЖНО СДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ ЭТОГО ДОБИТЬСЯ?

Заинтересовать. Когда всё только начиналось, ребята «дули» уже месяца два, но ничего двигалось с места. В это время у меня была старая «шестёрка». И я сказал: «Так, господа. Кто первый сдаст мне наизусть партию, делает круг на моей машине». На другой день весь детский дом сошёл с ума. Через неделю уже первый, самый старший из них, сдал партию, и все побежали на завод «Радиодеталей» смотреть, как Санёк будет гусарить на «шестёрке». Потом они все проехали на этой «шестёрке», даже маленькие, которые до педалей не доставали, сидели на коленях и рулили. Самое главное, что после этого они уже ждали, что я ещё придумаю. В психологии это называется вереницей целей. Я им сказал, что скоро ФСБ будет проводить операцию «Антитеррор», и нас пригласили участвовать. А летом мы отправимся в лагерь для одарённых детей и целый месяц будем жить на берегу озера. В лагере я сказал, что в октябре мы поедем в Германию. Ребята даже не поверили. А потом наступило время, когда пошло качество.
ЧЕРЕЗ СКОЛЬКО ЛЕТ ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО?
Через два года об оркестре уже говорили музыканты. Сейчас семь наших лучших ребят учатся в музыкальной школе, получают классическое образование, трое — в колледже искусств, где я веду у них специальность. Человек пять уже в Питере на других специальностях: кораблестроительной, химико-технологической, экономической. На основе этого опыта мы написали работу «Духовой оркестр в детском доме как средство социальной адаптации детей».
В ЧЕМ СОСТОИТ ЭТА СОЦИАЛЬНАЯ АДАПТАЦИЯ?
Мы участвуем в различных фестивалях, в больших мероприятиях, посвящённых истории Пскова. Одно дело вдалбливать в головы, в каком году что произошло, а другое — выучить историю родов войск, стоявших в Пскове, по их музыке. Мы играем все эти марши. Каждое 9 мая к нам приходит масса народу, и мы исполняем музыку военных лет. И самое главное. Я ведь с чем борюсь? Когда их начинают жалеть: «Ах вы, бедные сиротки, как вы хорошо играете!» Я против этого. Они никакие не «бедные сиротки». Они дети, попавшие в трудную жизненную ситуацию. Они настоящие, хорошо обученные музыканты. Никита Орлов — лауреат международного конкурса. Максим Васильев — дипломант международного конкурса.
ТО ЕСТЬ ВМЕСТО ЖАЛОСТИ К СЕБЕ ВЫ ВОСПИТЫВАЕТЕ ГОРДОСТЬ ЗА СВОИ ДОСТИЖЕНИЯ?
Да. Так социализация идёт гораздо быстрее и эффективнее.

У ВАС В ОРКЕСТРЕ ИГРАЮТ ТОЛЬКО ВОСПИТАННИКИ ДЕТСКОГО ДОМА?
Нет. Я слежу за тем, чтобы в оркестре были и четыре-пять городских детей. Когда Никите, Максу и другим воспитанникам достаются премии ровно так же, как моей дочери и сыну директора, которые тоже у нас играют, они чувствуют, что ничем не отличаются от других детей. Это очень важная составляющая нашего проекта. Дети должны понимать, что всё зависит от них.

КАК МЕНЯЮТСЯ РЕБЯТА, КОТОРЫЕ ЗАНИМАЮТСЯ В ОРКЕСТРЕ? ВЫ ЖЕ ВИДИТЕ, КАКИЕ ОНИ ПРИХОДЯТ ВНАЧАЛЕ И КАКИМИ УХОДЯТ.
Может быть, я выдаю желаемое за действительное, но я глубоко убеждён, что эти ребята в оркестре учатся работать вместе. Если в байдарке один из восьмёрки перестаёт грести, байдарка останавливается. В оркестре та же самая ситуация: если кто-то один встал, гармония нарушается.
Затем, дисциплина. Когда я захожу в оркестр, то говорю: «Здравствуйте, господа музыканты!» И все разговоры мгновенно прекращаются, ребята встают и приветствуют дирижёра. Это очень важно. Наши воспитанники уже знают, что такое нельзя. Мы сравнивали поведение наших и городских детей в лагере: по сравнению с нашими воспитанниками городские дети ведут себя безобразно.
ЕСТЬ У ВАС ТЕ, КТО ПРИКИПЕЛ К ОРКЕСТРУ И ПРОДОЛЖАЕТ ЗАНИМАТЬСЯ ДАЖЕ ПОСЛЕ ШКОЛЫ?
Да. Один очень умный человек сказал мне, что дети из детских домов уходят как в песок, и за их судьбой трудно проследить. И их потомство часто пополняет ряды детдомовцев. Я очень надеюсь, что наши выпускники, когда повзрослеют, продолжат дружить и будут играть друг у друга на свадьбах.

НАТАЛЬЯ ДМИТРИЕВНА, КАК, С ВАШЕЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ, ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ДЕТСКОГО ДОМА И ОРКЕСТРА «ГЕЛИКОН»? КАК ОНИ СУЩЕСТВУЮТ ВМЕСТЕ?
По-разному осуществляется. Это как муж с женой. В принципе это симбиоз, хотя оркестр — вполне самостоятельная единица. Да, я упрекаю Александра Петровича в сепаратизме. Он делает отдельные праздники для оркестра, отдельные подарки. Он это делает осознанно, для того чтобы стимулировать детей, чтобы они чувствовали себя членами особого оркестрового братства. Я понимаю его. Но мне как директору хочется думать, что детский дом неотделим от оркестра, а оркестр — от детского дома.
Иногда возникают конфликтные ситуации: есть какие-то неотложные дела, а Александр Петрович их тормозит, потому что ребятам нужно заниматься музыкой. Понятно, что воспитатели вступают с ним в конфликт, а он — натура сложная, творческая. Я всегда им говорю: «А что вы можете предложить взамен оркестра или противопоставить ему? Когда будет альтернатива, то я смогу этот спор разрешить в вашу пользу». Но пока идей такого масштаба нет, хотя мы много всего делаем и помимо оркестра.
А ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ ПОМИМО ОРКЕСТРА?
Мы в своей работе делаем упор на подготовку к самостоятельной жизни, на профориентацию. Это то, о чём говорил и Александр Петрович: важно, чтобы наши воспитанники не оказывались в такой ситуации, когда есть Я и есть мир — иногда враждебный.
У нас прекрасный творческий коллектив. У нас есть молодые, активные педагоги. Они разрабатывают программы, касающиеся здоровья детей, профилактики вторичного сиротства. Мы выиграли грант по программе «Технология социально-бытовой адаптации детей-сирот». В рамках его сделали проект «Учебная квартира»: ребята жили в квартире, принадлежащей детскому дому, учились тратить деньги, делать покупки, оплачивать жильё и так далее.
У нас действует воспитательная система «Мост». Наши воспитатели решили, что детдом — это как бы мост, переход в самостоятельную жизнь. Музыка, ответственность, самостоятельность, творчество — из этого состоит наш мост.

КАК СОВМЕЩАЮТСЯ ЗАНЯТИЯ МУЗЫКОЙ С ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫМ ПРОЦЕССОМ?
Прекрасно, на мой взгляд. В первой половине дня дети занимаются в школе, во второй половине музыкальная школа и оркестровые занятия. И очень важная воспитательная составляющая оркестра в том, что там продолжают заниматься ребята-выпускники. Они даже проводят занятия с маленькими.
Говорить о сиюминутных результатах я считаю преждевременным. Это всё накапливается в ребёнке, и, возможно, осознание того большого, что с ним здесь совершалось, придёт гораздо позже, когда он будет взрослым, зрелым человеком.
У нас сейчас идут споры о том, что такое состоявшийся выпускник детского дома или школы-интерната для детей-сирот. Некоторые говорят, что состоявшийся выпускник — это тот, у кого есть семья, работа и жильё. Что касается жилья — понятно, что каждый ребёнок должен иметь своё жильё, и сейчас в этом направлении проводится работа на уровне регионов и государства. Что касается трудоустройства, то можно получить образование, но очень трудно найти работу. Ну а семья… Тут мы и сами не можем похвастаться. Мы очень поздно заводим семью, детей, приближаясь в этом смысле к Европе. Поэтому говорить о том, что если выпускник в 25 лет не имеет семьи, то он не состоялся, мы тоже не можем. Главное — стал ли выпускник хорошим человеком, порядочным.

И правда, как проверить? Где критерии, по которым можно безошибочно отличить добро от зла в нашем многоликом мире? Для меня лично эта беседа была бы незавершённой, если бы в разговоре не принял эпизодическое участие один из тех, о ком мы говорили, — воспитанник Псковского детского дома, уже много лет играющий в оркестре «Геликон». На вопрос о том, что для него наиболее важно, Максим Васильев сказал: «Доверие к человеку, но потерять оркестр тоже страшно».

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив