RSS Feed

«В образовании есть то, что не подлежит измерению»

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Белла Сорсорова   27.11.2012  10:16


Одной из стратегических целей проекта модернизации системы общего образования Курской области в 2012 году стало «развитие и внедрение современных моделей успешной социализации детей». Какова роль учителя в социализации детей, как измерить, оценить эту роль и что можно сделать на региональном уровне, чтобы учитель не только давал знания, но и воспитывал, рассказывает председатель Комитета образования и науки Курской области Александр Худин.

— Александр Николаевич, социализация детей – не совсем типичная задача для регионального Комплекса мер, обычно в подобных документах обещают повысить качество и доступность образования. Почему Курская область взяла на себя именно такое обязательство?
— В нашем Комплексе мер – целый ряд мероприятий, которые служат обеспечению условий успешной социализации детей, то есть созданию такой образовательной среды в регионе, которая способствует усвоению социального опыта, активной самореализации и саморазвитию личности, формированию готовности детей к решению жизненно важных проблем. В этом мы видим свою основную задачу. Доступность и качество образования также принадлежат к числу ведущих принципов нашей работы.

В этом году 82 процента выпускников школ Курской области выбрали для продолжения образования различные вузы. Высшая школа стала доступной для всех. Хорошо это или плохо? Хорошо, если она обеспечивает качественную подготовку высококвалифицированных выпускников, формирует их конкурентоспособность на рынке труда, учит работать в инновационном режиме, готовит к непрерывному образованию. Решение этой задачи немыслимо без качественной довузовской подготовки, которая не ограничивается высоким уровнем знаний конкретных предметов. Ведь качество образования не может измеряться только баллами ЕГЭ или достижениями на олимпиадах.

Давайте вспомним изначальную трактовку понятия «образование», введённого в научный оборот Иоганном Генрихом Песталоцци, — «формирование образа, духовного и телесного». Мы говорим, что образование – это ценность, система, процесс, результат… Но под качеством образования почему-то стали понимать лишь те результаты, которые характеризуют успешность школьника в учебной деятельности.

— Образно говоря, «накачиваем» детей знаниями.
— Именно «накачиваем». Обучение в старших классах, хотим мы того или нет, превратилось в натаскивание к ЕГЭ. Я могу привести сколько угодно примеров, когда хороший репетитор за год дотягивал ученика, с трудом учившегося на тройки, до 65-70 баллов на ЕГЭ, диагностируя его, развивая его сильные стороны. Конечно, этому можно только порадоваться, но разве только это должно лежать в основе оценки деятельности учителя?

— Можно измерять победы на олимпиаде, можно измерить результат ЕГЭ, а социализацию как измерить? Оценить, сформированы ли у ребенка морально-нравственные качества из предложенного списка?
— Определить проявление личностных качеств можно, анализируя поведение, качество выполнения разных видов деятельности, изучая условия и историю развития ученика в семье, его интересы, увлечения. Важно стремиться к получению объективных сведений, пользуясь различными методами оценивания.

Так, оценка учащегося может проводиться его сверстниками с помощью опросников: Кого бы ты попросил помочь тебе? Кто в классе самый добрый? С кем бы ты хотел дружить? Кто всегда находит решение? Можно использовать самооценку таких личностных качеств, как мотивация, интересы, деятельность, поведение, достижения и другое (с помощью опросников, самоотчетов, собеседования). Наряду с этим учителя, воспитатели, психологи могут получать информацию из оценки работ, в том числе экзаменационных, анализа достижений, школьной успеваемости, а также от родителей и других членов семьи.

То есть арсенал оценочных средств не такой уж маленький. Проблема в том, чтобы он использовался умело. Главным в работе любого педагога является формирование нравственной культуры личности. В основе любой системы воспитания лежит кодекс морали, и для начала нужно определиться с ним…

— Но ведь мы – недоговорившаяся страна…
— Поэтому можно ориентироваться на общечеловеческие ценности – дом, семья, труд и т.д., отсюда проистекает все остальное.

— Одним из условий выделения субсидий МРСО было наличие в регионе новой системы оплаты труда с единственным обязательным критерием – разделение фонда оплаты труда на базовую и стимулирующую части. Стимулирование – это оплата за результат. Как его посчитать?
— В нашем случае стимулирование – это оплата за высокое качество процесса, качество условий и качество результата.

Право каждого образовательного учреждения – выстраивать свою критериальную основу оценки труда учителя, и школы Курской области этим правом пользуются, учитывая особенности своих ресурсов, педагогических задач, образовательных потребностей и возможностей обучающихся… Есть набор формализованных критериев, рекомендованных на региональном уровне.

Но, если говорить честно, я все равно убежден, что формализация педагогической деятельности до уровня «два балла за то, а три балла за это» имеет отдаленное отношение к педагогике. Если мы проанализируем работу школы, выпускники которой успешны в жизни, оценим все компоненты ее учебной и воспитательной системы, поймем, как она взаимодействует с внешним миром, то даже при учете всех этих факторов результаты учителя в одном классе будут отличаться от результатов этого же учителя в другом классе.

Давайте попробуем посмотреть на те сущностные вещи, которые должны быть в центре внимания педагогического сообщества. Каждый ребенок уникален, поэтому подходить к оценке деятельности педагога нужно с точки зрения того, насколько оптимально он выбрал приемы, средства, формы, методы работы применительно к конкретной группе детей. Понимаете, если мы говорим о воспитании, то это, в первую очередь, процесс включения детей в систему отношений, накопления опыта и его корректировки. Мне кажется, что в таком виде воспитание в сегодняшней школе за рамками учебного процесса присутствует очень редко.

Был период в нашей истории – 1990-е годы, когда воспитание в школе не только не приветствовалось, но даже выводилось за ее рамки. Я не призываю возвращаться к советскому опыту, но сегодня нам нужно определиться с очень многими позициями в вопросах воспитания детей в школе.

— Ответ на эти вопросы в определенной мере дают стандарты второго поколения – с акцентом на воспитание, с описанием личностных результатов.
— В какой-то степени да, этим они мне нравятся. Но для реализации школьных стандартов второго поколения нужен новый тип учителя, нужны новые нормы и требования к его деятельности, иначе говоря – нужен новый стандарт профессионально-педагогической деятельности учителя. Звучит непривычно: педагогическая деятельность должна быть творческой, и вдруг – ее стандарт, а творчество — там, где свобода… С этим не поспоришь. Однако учитель должен четко представлять новые профессиональные задачи, связанные с достижениями личностных, метапредметных, а не только предметных результатов. Учитель, например, старшей школы призван — согласно ФГОС — «обеспечить готовность ученика к разработке индивидуального проекта».

Спектр задач очень широкий, возникают новые виды деятельности, которые должен освоить учитель. К тому же существует «поле» образовательных проблем в каждом регионе», социальный заказ в адрес региональной системы образования. Поэтому мы попытались сделать свой проект регионального стандарта педагогической деятельности учителя.

— Что меняется от того, что мы формулируем требования к учителю? Он просто задумывается о том, как должен работать? Или создаются какие-то механизмы?
— Вы хорошее слово употребили — «задумывается»… Когда учитель что-то задумает, он горы может свернуть. Стандарт, разработанный профессиональным сообществом, направлен на то, чтобы мобилизовать педагогическую общественность региона на существенные изменения в своей работе, разрушить устаревшие стереотипы. Мы берем его за основу при определении должностных обязанностей учителя, разработки критериально-оценочной базы в ходе аттестации, определения ведущих направлений модернизации педагогического образования в регионе, проектирования методической работы в школе и т.д.

Особенно задумываются те, кто учит педагога, кто имеет отношение к организации системы подготовки, повышения квалификации и профессиональной переподготовки учителей. Стандарт должен максимально способствовать выработке тех компетенций, которые крайне необходимы в практической деятельности учителя. И, конечно, сам педагог должен понимать, какие изменения должны произойти в его компетенциях.

— То есть профессиональный стандарт – это еще и ориентир для системы непрерывного педагогического образования?
— В том числе. Одно из главных достоинств регионального профессионально-педагогического стандарта в том, что он может выступить ориентиром не только в определении норм и требований профессионально-педагогической деятельности учителя, но и в определении траекторий его самообразования, в изменении подходов к подготовке и переподготовке учителя, исходя из результатов, которые должны достигать учителя в своей профессиональной деятельности.

— Но где тот критерий качества, который укажет на педагога высшей пробы и отсеет малоэффективного урокодателя?
— Критерии качества работы лучших учителей, как правило, не ограничиваются теоретической и практической готовностью выполнять предписания вышестоящих инстанций. Педагог высшей пробы во многом делает себя сам, когда соотносит свои намерения, точки роста с такой чрезвычайно важной задачей, как оказание помощи каждому конкретному ученику в его личностном становлении, в социализации.

Знаете, я учился в Курской области в сельской школе – в прошлом году она отметила свое столетие, сейчас это базовая школа. И когда я приезжаю на свою малую родину, всегда стараюсь встретиться со своими педагогами – дай Бог им здоровья, двумя учителями, которые определили мой профессиональный путь, — мужем и женой.

Она – заместитель директора, заметив мои организаторские способности, лидерские качества, попыталась использовать их на мое благо и на благо школы. Он – учитель истории, который привил мне любовь к этому предмету. Я записался на заочные курсы в Воронежский университет, а он кропотливо проверял мои контрольные работы, разбирал со мной присланные из университета рецензии. Каждый раз он давал мне новые вводные, приносил книги – тогда обходились только этим средством обучения.

Если бы этих людей не было, если бы они не поддержали, не помогли словом, то, наверное, мой жизненный путь строился как-то иначе. Главное, что в них было, — такие профессионально-личностные качества, которые я и сегодня особенно ценю в педагогах: способность понимать и принимать школьника с его внутренним миром, быть для ученика «проводником в незнакомой местности».

— И не суть важно, какую оценку вы получили на выпускном экзамене по истории?
— Это неважно в том смысле, что мои педагоги не думали, сколько денег из стимулирующего фонда они получат за мою золотую медаль или за мое поступление в вуз. Настоящий учитель про это думать не будет, а учителей, которые в действительности таковым не являются, только стимулирующие баллы и будут волновать…

— Но ведь ваша задача как регионального руководителя – создать такие условия, чтобы баллы, а значит и выплаты получал достойный…
— Согласен. Но и базовая часть фонда оплаты труда должна быть существенной. Поймите, я вовсе не отвергаю идею стимулирования учителей за высокие достижения их учеников – скорее наоборот: те, кто из года в год готовят победителей олимпиад, достойны всяческого поощрения. При этом совершенно очевидно, что на сегодняшний день эти критерии не отражают суть, простите за тавтологию, педагогической работы педагога.

Тот учитель, который затратил огромные усилия, чтобы спасти ребенка от дурной компании, — а это для дальнейшей жизни ребенка, возможно, оказалось самым главным, — достоин не меньшего поощрения, чем учитель, подготовивший победителя олимпиады. Но его достижения формализации не подлежат. И таких примеров можно привести десятки.

— Хорошо, но если вы ставите перед педагогами области такие ориентиры, если они закреплены в региональном профессиональном стандарте, как они дойдут до конкретного учителя? Только благодаря вашим выступлениям и программным документам?
— Они дойдут через внесение изменений в критериально-оценочной базе аттестации педагогов, в критерии для стимулирующих надбавок, в содержание и формы методической работы в школах, во внутришкольный контроль, в должностные инструкции учителей… Важную роль в этой работе призван выполнить наш региональный институт непрерывного профессионального образования.

И сейчас мы работаем над изменениями в системе повышения квалификации – в институт пришла новая команда, которая способна организовать по-новому очень сложные процессы.

— Как нужно готовить учителя, чтобы он не только к ЕГЭ готовил, но и от дурной компании спасал? Есть ли универсальный рецепт? Как оценить результативность курсов?
— Мы стремимся изучать результативность курсового обучения с точки зрения его вклада в профессионально-личностное саморазвитие педагога, обеспечение позитивной динамики профессиональной деятельности. Для профессионального роста учителя необходима персонифицированная модель повышения квалификации с использованием проектных и дистанционных образовательных технологий. Организованы региональные и муниципальные стажировочные площадки на базе лучших образовательных учреждений, работают учителя-тьюторы.

Чрезвычайно важно проводить курсы в контексте «погружения» в работу конкретной школы. Например, в Банищанской школе Льговского района сильны традиции военно-патриотической работы, связанные с установлением имен погибших в годы Великой Отечественной войны, дети с малых лет вовлечены в эту работу, директор школы сама ходит с детьми в экспедиции. И эти традиции будут стержнем воспитательной работы в этой школе. А в соседней школе придумают что-то другое, потому что там другие педагоги, другой директор.

Недавно в наш областной эколого-биологический центр – учреждение дополнительного образования — пришла новая руководитель, одержимая идеей создать музей курского соловья. Центр расположен в уникальном месте –в центре Курска, на нетронутом куске земли, в небольшом лесу. Идея музея переросла в идею культурно-образовательного комплекса «Поселье соловьиное» – с поляной Соловья-разбойника, с соловьиным огородом, с соловьиной железной дорогой. Проект стал победителем на конкурсе проектов в системе дополнительного образования детей, и каждый педагог, который работает в этом центре, ощущает свою востребованность в реализации очень красивой идеи.

В конечном счете, все зависит от личности педагога, а как она формируется – другой вопрос. В этом велика роль не только вуза и системы повышения квалификации, но и педагогического коллектива, куда пришел учитель, детей, с которыми он общается. Со мной в группе учились студенты, о которых я никогда не мог подумать, что они будут всю свою жизнь вплоть до сегодняшнего дня работать в школе. Но они стали очень успешными учителями. В каждом человеке есть начало, которое позволит ему вырасти не только в профессионала-предметника, но и в профессионала-воспитателя.

— А роль управленцев в чем заключается? Какие условия должны быть созданы для такого личностного роста учителя?
— Принята программа «Духовно-нравственное воспитание детей и молодежи в Курской области на 2011-2014 годы», создан Общественный совет по духовно-нравственному воспитанию детей и молодежи, который возглавляют губернатор Александр Михайлов и митрополит Курский и Рыльский Герман. В школах изучаются предметы, связанные с духовно-нравственной культурой, – не только ОРКСЭ, но и факультативный курс по основам православной культуры с 1 по 11 класс, в некоторых районах его выбирают до 80 процентов школьников. Для формирования нравственных качеств личности вполне возможно использовать педагогические приемы в обычной логике процесса обучения: показ, разъяснение, тренировка. Я имею в виду и самые элементарные качества — от известной истины, что нужно здороваться со старшими и уступать им место в автобусе, до формирования способности справляться со своими эмоциями.

Роль управленцев регионального уровня заключается и в том, чтобы предложить учителям в системе повышения квалификации перечень интересных программ, которые будут вести люди заинтересованные, любящие профессию, детей, умеющие найти подход к взрослой аудитории и конкретно к каждому слушателю. А руководитель образовательного учреждения должен заразить свой коллектив некой общей идеей и включить всех педагогов в реализацию этой идеи.

Есть такой расхожий вопрос: можно ли в безнравственном обществе воспитать нравственную личность? Я не считаю наше общество безнравственным, но отвечаю: можно. Для этого нужно выстроить воспитательную систему школы с ценностями, одинаково принимаемыми детьми и взрослыми. И это самое сложное в работе управленца, потому что не формализуемо и относится к сфере духовно-нравственных отношений, которые, в конечном счете, определяют все остальное.

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив