RSS Feed

Принцип «двух ключей» будет работать раз в квартал?

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Антон Зверев   10.09.2012  09:16

В минувший четверг в РИА «Новости» прошло первое заседание нового Общественного совета (ОС) при Министерстве образования и науки РФ с участием двух министров – Дмитрия Ливанова и Михаила Абызова (министра РФ по связям с Открытым правительством). Главный вопрос повестки дня касался самой, пожалуй, наболевшей проблемы – дебюрократизации образовательной системы. В своем коротком выступлении министр образования признал: тема действительно горячая. Градус давления на школы надо опустить. По его словам, каждый месяц школы готовят до 50 отчетов в различные инстанции, включая те, которые зачастую не имеют никакого отношения к образованию. «Мы хотим навести порядок. Безусловно, отчетность нужна, но она должна быть достаточной и необходимой», – подчеркнул министр.

Журналистов обделили аналитикой
Еще в июльском заявлении на официальном сайте Минобрнауки (в то время еще шло голосование на сайте радиостанции «Эхо Москвы» за будущих членов ОС) Дмитрий Ливанов сообщил о принципе двух ключей, которым будет руководствоваться, управляя отраслью. И пояснил, что это означает: он, министр, будет принимать то или иное решение только в том случае, если имеется положительное решение Общественного совета. Тем самым, очевидно, глава отрасли довольно сильно осложнил себе условия работы на новом поприще (есть риск увязнуть в паутине бесконечных и мучительных согласований, закулисных споров и т.д.), но и подтвердил личную приверженность идее формирования «открытого правительства».

Как же будет функционировать этот механизм с двумя ключами, насколько он эффективен? Некоторые впечатления, а заодно и прогнозы на сей счет можно было выстроить, наблюдая со стороны за общением новых советников с новым министром. К сожалению, журналистам (как это практиковалось в бытность министром В.М. Филиппова) слова пока что не давали – вероятно, вследствие простого недостатка времени. Во всяком случае, хотелось бы на это надеяться…

Справка. Еще в мае 2011 года тогда еще кандидат на главный пост страны В.Путин с трибуны Всероссийского педагогического совета настоятельно призвал Минобрнауки «освободить школьные коллективы от подчас абсолютно бессмысленной работы по заполнению бумажной отчетности». Как говорится, шли годы… И где ж результат? Школьному ведомству потребовалось «всего» 14 месяцев (и смена главного руководителя!), чтобы вопрос о бюрократических барьерах был, наконец, хотя бы вынесен на обсуждение экспертного сообщества.

Надо сказать, что все члены нового ОС, как один, почли за долг явиться на первое, «историческое» заседание экспертов. Даже дремавший в углу рядом с телеоператором писатель Дмитрий Быков в широченном камуфляже честно кемарил под оживленные споры коллег более двух часов подряд, покинув свой пост лишь за пятнадцать минут до окончания мероприятия.

Особо отметим, что из 17 членов радикально обновленного ОС свои места в нем сохранили только Алексей Венедиктов, Виктор Лошак и Майя Пильдес. Большая часть «новичков» на сей раз прибыли на «совет с министром» из… Санкт-Петербурга. Кстати, как заметил по ходу их представления в алфавитном порядке новоизбранный глава ОС, нобелевский лауреат, вице-президент РАН Жорес Алферов: «Многие сейчас боятся слова «Петербург»… (Смех в зале.) Но поверьте, дорогие, не такое оно страшное…».

Кроме того, впервые в этой престижной структуре появился представитель шестимиллионного студенчества – председатель Российского студенческого союза Артем Хромов.

Между тем выяснилось, что еще накануне заседания общественным избранникам была разослана аналитическая записка с оценкой уровня бюрократизации школ в 13 регионах РФ. Журналистам «докладную» почему-то не раздали. Этот пробел, однако, очень изящно восполнила директор 56-й питерской гимназии Майя Пильдес. В своем выступлении она подробно, на живых примерах родной школы, осветила основные тезисы «тайной записки».

Как методисты превратились в контролеров или Чего не понимает Майя Пильдес
Все знают, что службы районного звена, которые призваны совершенствовать методику (методические центры, методкабинеты и т.д.), заняты сегодня тем, что помогают РОНО собирать информацию, которая… да-да, в полном объеме уже выставлена на официальном сайте каждой школы.

«Это очень, очень вредоносно, так как отвлекает заместителей директора, завучей, учителей от их прямой работы», – заявила на Общественном совете Майя Пильдес. Другая проблема (или, вернее, та же самая): большинство запрашиваемых сверху материалов бесконечно дублируют друг друга. Крайне обидно, по словам директора прославленной гимназии, что никому из потребителей этих отчетов просто недосуг включить компьютер и мгновенно получить ответ на все свои вопросы, притом никого не отвлекая от занятия с детьми… «Нельзя не сказать и о массовых мероприятиях, в которые нас принудительно втягивают, будоража срочными звонками, телефонограммами и виртуальными депешами, – продолжила свой разоблачительный спич народный учитель России. –

И тут я не пойму, как это так выходит, что РОНО, который должен бы, по идее, бдительно стоять на страже исполнения учебного плана, то есть расписания, действуют с точностью до наоборот, систематически срывая нам занятия (оплаченные, между прочим, из кармана граждан через их налоги)? Детей мобилизуют, как солдат, ради бесчисленных соревнований, не совсем понятных конкурсов, каких-то празднеств, где ими просто заполняют зал, не более. И все это – в учебное время. Или другая глупость. Ежегодно мы еще сдаем весьма, должна заметить, странную статистику о том, сколько у нас, может быть, будет учиться инвалидов – через пять лет (смех в зале), или сколько детей, не дай бог, заболеют и будут нуждаться в надомном обучении – опять же, в течение пяти лет. Эти бумажки вообще никому не нужны! (Аплодисменты). А мы сидим, строчим… Снова не понимаю: но тогда зачем вообще нужны сотрудники РОНО? Тут явно что-то с чем-то не стыкуется. Раньше они занимались очень важным и полезным делом – подбором кадров для школ. Вот это мне было понятно. А сегодня в чем их функция? В том, чтобы перетасовывать бумажки отчетности?»

И наконец: «Проект «Наша новая школа» хороший, я ничего не имею против него. Но только по нему гимназии приходится за год изготавливать 12 отчетов, – посетовала Майя Пильдес. – А заполнение электронного дневника на перемене отрывает учителей от подготовки к следующему уроку. При этом бумажный классный журнал никуда не делся… Что я предлагаю? Необходим четкий перечень информации, которую мы обязаны предоставлять инспекторам всех категорий согласно новому Закону «Об образовании». Я вправе точно знать, на какие письма реагирую, а на какие – не должна».

Справка. «Контроль, основанный на инспекциях, проверяющий соблюдение школами установленных нормативов, является наиболее распространенным в странах ОЭСР и G20. Этот механизм учитывает прежде всего ресурсы, которые вкладывает школа в образование (количество и квалификация учителей, число учеников, условия обучения и т.п.). Результаты инспекций выкладываются на специальные веб-сайты примерно в половине стран из обзора (включая Польшу, Чехию и Эстонию), что позволяет легко узнать о качестве школы любому заинтересованному человеку. В России же результаты проверок недоступны даже ученикам и родителям учеников». (По материалам ежегодного исследования ОЭСР.)

ЕГЭ как тест для губернатора
Микрофон взял учитель московской школы № 57 Сергей Волков: «Учителям еще в августе предписывают спланировать 128 уроков – то бишь, на весь год. Включая домашние задания и дополнительные уроки по «ликвидации пробелов в знаниях». А потом еще сверяют этот план по ученическим тетрадям. Это вообще без комментариев!»

«Настало время отменить, наконец, в качестве оценки деятельности губернатора данные о сдаче ЕГЭ в регионе. Этот показатель порождает чудовищную «вертикаль приписок», – присоединился к разговору директор столичного центра образования № 109 Евгений Ямбург. – Управления образования заключают с директорами школ договора о «красивом среднем балле», и пошла писать губерния…». Евгений Ямбург предложил оценивать работу губернаторов не по итогам ЕГЭ, а по «созданию нормальных условий для развития образования».

«В правительстве понимают издержки, но просто так отменить этот критерий нельзя, – заявил в ответ на эту реплику министр РФ по связям с «Открытым правительством» Михаил Абызов. – Сначала надо разработать методологическую базу по его оценке».

«Проблемы есть и в науке, и в образовании,– отметил, завершая прения, министр образования РФ Дмитрий Ливанов. – Поэтому совет должен будет организовать общественное обсуждение, чтобы вовлечь в дискуссию как можно больше заинтересованных людей, настроенных на конструктивную работу. Я бы хотел, чтобы члены совета не просто оценивали последствия тех или иных шагов министерства, но и сами участвовали в принятии решений».
В свою очередь академик, нобелевский лауреат Жорес Алферов на правах главы Общественного совета предложил коллегам к следующему заседанию подготовить предложения по сокращению бумажной отчетности.

И последнее. В новом учебном году запланировано четыре заседания ОС, то есть по одному в квартал. Предварительно отобрано 19 тем. Министр от себя лично предложил ещё шесть. Следующим предметом для дискуссий «общественников» станет, с высокой долей вероятности, подведение итогов ЕГЭ-2012.

Справка. «40% документов, требуемых со школы для отчета, не используются потом нигде и никогда. А каждое третье требование управляющих структур противоречит предыдущим, либо идет вразрез с возможностями и правами проверяемого учреждения».Из доклада «Изучение административных барьеров в системе образования» (НФПК, 2006 г., руководитель проекта Светлана Маковецкая).

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив