RSS Feed

Виктор Дронов: «Цифровая среда интуитивно понятна для современных детей»

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Виктор Дронов   14.08.2012  09:48

 Главный редактор издательства «Просвещение» Виктор Дронов об электронных учебниках, цифровом контенте и тенденциях в мировом и отечественном образовании.

Сегодня в российском образовании нет единства в понимании того, что такое электронный учебник. Некоторые считают, что это просто электронная версия обычного бумажного учебника: страницы в pdf-формате, которые можно перелистывать на экране. Думаю, если электронные учебники понимать именно так, то большого смысла в переходе на них нет.

Электронный учебник в современном понимании должен давать гораздо больше возможностей, нежели традиционный бумажный. Это не просто чтение с электронного устройства, это анимации и модели, выход в Интернет для поиска дополнительной информации, компоненты самопроверки и тестирования для оперативной оценки учеником сформированности тех или иных компетенций. Это принципиально иное издание с более широким функционалом, основанном на возможностях современных информационно-коммуникационных технологий.

Электронный учебник с новыми функциями, новым содержанием будет дороже обычного бумажного учебника просто потому, что производство многих видов цифровых ресурсов само по себе дорого. Сравните, например, 3D-анимацию и напечатанный на бумаге текст. «Электронный учебник дешевле бумажного» – это опасная иллюзия, порождающая неоправданные ожидания потребителей. Необходимо понимать, что за большие деньги человек получает принципиально другой продукт с принципиально новыми возможностями.

Фактически электронный учебник должен включать элементы всего того, что мы называем шлейфом. Поэтому сегодня, с моей точки зрения, правильнее говорить не о переходе на электронные учебники, а о более широком использовании электронного контента. С этим связаны и современные мировые тенденции, ориентированные на большое количество ресурсов, размещенных в Интернете. Если говорить о современном состоянии образования, то самый эффективный путь – это система смешанного обучения (blended learnig), когда в очень тесной взаимосвязи одновременно используется контент бумажного и электронного формата. Подобный переходный этап делает изменения более плавными и понятными для учителя и ученика, что обеспечивает оптимальный результат.

Конкретные сроки окончательного перехода от бумаги к цифре назвать достаточно трудно. Проблема здесь не только в готовности учебных издательств или производителей технических средств. Существует целый комплекс сложных вопросов, решить которые государство пока не готово: закупка электронного контента, оплата его разработки, соблюдение авторских прав, цифровое пиратство как бич нашего времени и так далее.

Тем не менее электронный контент в разнообразных формах уже используется в российских школах. Ситуация в регионах разная, и есть довольно продвинутые в этом отношении субъекты Российской Федерации с очень высокой степенью информатизации, например Республика Татарстан. Материально-техническое обеспечение меняется у нас на глазах, и я не думаю, что этот процесс когда-нибудь остановится. Еще недавно мы делали основную ставку на компьютеры, потом говорили о нетбуках, теперь говорим о планшетниках. Что появится завтра, сказать сложно. Материально-техническая оснащенность школ всегда будет немного отставать от научно-технической мысли. К счастью, многие наши соотечественники уже имеют разнообразный арсенал технических устройств. Думаю, выстраивать стратегию использования цифрового контента надо с прицелом на то, что люди могут пользоваться им не только в школе, но и дома, в поездках с помощью личных технических средств.

В целом готовность к переходу школ на цифровой контент очень высокая, особенно у молодёжи и людей среднего возраста. Все мы уже живём в цифровом обществе. Ограничений технологического или пользовательского характера, которые препятствовали бы переходу школ на цифровой контент, на мой взгляд, практически нет. Но правовые, финансово-экономические, санитарно-гигиенические аспекты во многом остаются неопределенными, и это является реальным ограничением такого перехода.

Открытым остается вопрос безопасности использования современных технических средств: не только электронных учебников, но и компьютеров, мобильных телефонов, планшетов. К сожалению, соответствующие курирующие медицинские службы не очень быстро отвечают на подобные запросы. Новые, не проверенные и не апробированные устройства уже широко вошли в жизнь и наших детей, и наших школы. Но эта ситуация актуальна не только для нас, она актуальна для всего мира. Никто не будет ждать ответа на вопрос: «Безопасно это для здоровья или может иметь какие-то негативные последствия?» Я думаю, исследования необходимо продолжать, при этом принимая во внимание, что каждое следующее поколение технических средств по своим параметрам всё более безопасно. Мы прекрасно помним старые мониторы и видим, что происходит сейчас. Между «вчера» и «сегодня» в этом смысле дистанция огромного размера.

Еще одна важная проблема – компетентность учителей в сфере применения технических средств и электронного контента. Здесь учителя зачастую отстают от учеников, что вполне закономерно: современные дети выросли в новой цифровой среде, и для них она интуитивно понятна. Как показывает зарубежная практика, есть очень позитивный опыт взаимодействия учителей и учеников, когда ученики обучают учителей работе с современными программами и устройствами. Поэтому при правильной постановке дела в школе и снятии психологических барьеров, прежде всего учительских, эта проблема перестанет быть острой.

Меняется роль школьных библиотек. Лет 10–15 назад можно было зайти в любую библиотеку крупного американского университета и застыть в недоумении: «А где же книжные полки?» Уже тогда их практически не было, везде стояли компьютеры, которые позволяли войти в крупную библиотеку США или даже других стран, получить необходимую информацию и скачать её на соответствующее устройство для чтения. Подобные изменения теперь приобретают глобальные масштабы.

Школьная библиотека трансформируется по своей сути. Она призвана стать информационным центром, где ученик сможет получить доступ к ресурсам, которые его интересуют, в том числе к библиотечным ресурсам других стран. Возможно, книжные раритеты сохранятся, но более удобно использование в образовательных целях цифрового контента.

Мировой и отечественный рынки учебно-методической литературы трансформируются в сторону электронного продукта. Как показывает международный опыт, на рынке учебно-методической литературы появляется очень большой сегмент, предоставляющий отдельные виды ресурсов: конкретные анимации, разработки по узким вопросам, любые ресурсы, позволяющие человеку  восполнить пробелы в знаниях по конкретной теме. Теперь это не столько рынок учебно-методической литературы, сколько рынок образовательного контента и образовательных сервисов, очень сложно структурированных: главы, параграфы, разделы, тренажеры, тесты и так далее.

Издательство «Просвещение» уже давно в большом количестве производит цифровой контент. Несколько лет назад мы начали создавать электронные приложения, которые по своей структуре фактически являются прототипами электронных учебников. Там в электронном формате представлены страницы учебника, есть тренажеры, карты, хрестоматии, анимация.

Мы стараемся идти в ногу со временем, внимательно смотрим на мировые тенденции. Наши планы связаны с созданием специализированной издательской платформы, которая позволит, с одной стороны, производить и накапливать, а с другой – предлагать потребителю самые разнообразные формы цифрового контента.

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив