RSS Feed

Александр Кондаков: «Мы заложили основы для серьезных позитивных изменений»

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Оксана Демьяненко   30.08.2012  08:19

О перспективах российского образования, о ближайших и стратегических  планах издательства «Просвещение» рассказывает доктор педагогических наук, президент компании Александр Кондаков.

Александр Михайлович, в издательстве происходят изменения в руководстве, какие изменения в этой связи ждут  в предстоящем учебном году само «Просвещение»и  тех, кто пользуется его продукцией?
– В конце 2011 года  изменилась форма собственности издательства. Оно было приватизировано и стало частной компанией.  Кадровые изменения готовились давно и тщательно. Связаны они, главным образом, с тем, что компания стабильно и быстро растет, несмотря на общее падение рынка. В этих условиях необходимо повышенное внимание акционеров к вопросам развития. Мне предстоит, прежде всего, сосредоточиться на стратегии развития бизнеса, на развитии мультимедийных, дистанционных образовательных технологий, других прорывных направлениях развития образования.  С этим связаны  кадровые изменения. Я перешел на позицию президента компании, генеральным директором стал Леонид Алексеев. До настоящего времени он работал директором издательства «Высшая школа».

Особое внимание будет уделяться мультимедийным технологиям. Значит ли это, что бумага уступит место электронным учебникам?
– Я думаю, что достаточно посмотреть на поколение самых маленьких граждан нашей страны, которые начинают свою жизнь со смартфоном, айпадом, компьютером. Моим внукам от одного до трех с половиной лет, и они все уже воспринимают цифровую реальность, живут в этом новом мире. И я понимаю, что,  когда мой старший внук пойдет в школу и ему придется работать с теми учебниками и пособиями, которые используются в школе сегодня, ему будет просто скучно и неинтересно. Поэтому на сегодняшний день мы должны понимать, что переживаем образовательную революцию, сравнимую с тем, что произошло четыре с лишним столетия назад, когда появился станок Гуттенберга и классно-урочная система. Только тогда на это ушло 100 лет, а сегодня у нас есть всего 2-3 года. Мы переходим к открытым системам образования, обеспечивающим не просто индивидуализацию, а персонализацию образования,  когда содержание и вся система  дают возможность каждому человеку, каждой семье, каждому ребенку выстраивать образование под себя, двигаться по своей образовательной траектории. Это очень ответственная и очень серьезная задача, которая сейчас решается в издательстве «Просвещение», которая и определит стратегию развития издательства «Просвещение». Безусловно, такая работа может вестись только на серьезной научной основе. Издательство такими ресурсами располагает. Я вообще считаю, что сегодня, наблюдая  за тенденциями развития образования в мире, мы можем говорить о переходе от гонки вооружений к гонке образования. Это очень серьезная вещь. Те страны, которые в этой гонке выиграют, будут владеть миром. Я вижу, к примеру, очень серьезные прорывы в англо-саксонской системе образования, т.е. в Великобритании, в США. И, конечно, очень большой интерес представляет то, что происходит сегодня в Китае.

Думаю, что последние разработки  «Просвещения», связанные с технологиями открытого и смешанного обучения, когда ученик может работать с учебными материалами со своего компьютера или планшета в интерактивном режиме, в любое удобное для него время по своему индивидуальному образовательному маршруту, и есть те прорывные направления, которые будут определять развитие  образования. На выводе этих продуктов на рынок я буду максимально концентрироваться в ближайшие несколько лет.

Вы говорите об англо-саксонском и китайском образовании. А чего ждать от российской системы образования?
– Мы заложили основы для серьезных позитивных изменений и в нашей стране, приняв Федеральный государственный образовательный стандарт. Я возглавляю группу разработчиков ФГОС и понимаю, что самая серьезная задача, которая стоит сейчас перед системой образования, перед издательством «Просвещение», — это организация внедрения стандарта. К сожалению, сейчас мы сталкиваемся с тем, что школы отчитываются об успешном внедрении у себя новых стандартов, а на деле оказывается, что нет понимания стандарта, кое-где даже текст стандарта не читали. Такая ситуация требует серьезного внимания. Много говорится сейчас, и в большинстве случаев, негативно о ЕГЭ, и этот вопрос тоже требует серьезного внимания разработчиков. И самое главное, и на этом строится новый образовательный стандарт,  чтобы современное российское образование отвечало запросам семьи, общества и государства. Если мы сможем этого добиться, то сумеем  обеспечить каждому ребенку возможность получения доступного и качественного образования в соответствии с его способностями, наклонностями, личными потребностями и потребностями семьи. И это будет иметь серьезный экономический эффект для страны. Большое количество детей у нас заканчивают школу с низкими оценками, кто-то не заканчивает школу вообще. К сожалению, у меня нет соответствующих цифр по России, но например, в США подсчитали, что, если сократить на 25% количество молодежи, не закончившей школу, это даст прибавку к ежегодным налоговым поступлениям в госбюджет в размере 6 млрд. долларов. Эти данные можно, уверен, экстраполировать и на другие страны, в том числе, и на Россию. Уровень успешности образования  имеет серьезные экономические, социальные и политические последствия для страны. Образование, его качество и доступность, безусловно, является важным фактором развития. В противном случае мы будем терять очень многое. С развитием дистанционных форм обучения и процессов глобализации дети будут иметь все больше возможностей получать образование за рубежом, в том числе и школьное образование. И если обучение в западных университетах – это возможность повышения своей конкурентоспособности, что важно и для страны, то обучение в западной школе – это реальный риск размывания национальных ценностных установок, которые закладываются именно в школьном возрасте. И это становится реальным риском для развития страны. Это становится угрозой развития культуры нации и всего того, что составляет основу ее единения.

В этой же связи нужно сказать и об экспертизе качества содержания образовательных продуктов. Если для существующих бумажных учебников существует устоявшаяся  процедура экспертизы, то новые электронные продукты, появляющиеся на образовательном рынке, проверку качества не проходят. Нет процедуры, не разработаны регламенты. И если «Просвещение» имеет внутренний ресурс для проведения серьезной психолого-педагогической и содержательной экспертизы своих электронных продуктов, то другие электронные продукты часто не выдерживают никакой критики. Особенно если это прямые переводы западных ресурсов. На сколько такие продукты соответствуют запросам российского общества, семьи и государства – это вопрос.

Когда, по Вашим прогнозам, издательство «Просвещение» выведет на рынок новые продукты, о которых Вы говорите?
– Я думаю, что это произойдет в 2013-2014 учебном году. Мы приложим к этому максимальные усилия.

В этой связи еще более остро встаёт вопрос педагогических кадров. Это, на мой взгляд,  ключевая проблема российского образования сегодня. Если мы не предпримем быстрые и радикальные шаги в этом направлении, то любые усилия (я имею ввиду и обеспечение школ оборудованием, и изменение системы финансирования, в целом введение стандартов) не будут иметь результатов. Современная школа – это школа понимания и деятельностной педагогики, школа развития мотивов и жизненных задач, формирования картины мира, диагностики и развития успехов, позитивной социализации. Нужна новая система подготовки и переподготовки учителей. Они, кстати, к этому готовы.

В этой связи какие планы у разработчиков ФГОС на новый учебный год? Недавно Министр образования и науки сказал о том, что стандарты будут дорабатываться.
– Стандарты приняты, но безусловно, работа над ними продолжается. Введение стандартов старшей школы, пожалуй, наиболее серьезное системное изменение в отечественном образовании за последние 80 лет. В рамках подготовки новых стандартов были разработаны, апробированы и введены модели и методики нормативного финансирования,  новой системы оплаты труда. Серьезная основа для введения новых стандартов была создана в рамках реализации приоритетного национального проекта «Образование», национальной инициативы «Наша новая школа», проекта «Модернизация региональных систем образования».

В наступающем учебном году мы как разработчики готовим предложения по изменению норматива финансирования  и  модельные методики новой системы оплаты труда в соответствии с требованиями стандартов. Надеюсь, что осенью мы сможем приступить к их широкому обсуждению. Наша задача –  максимально подготовить образовательные учреждения к переходу на стандарты старшей школы. Мы предложим регионам те модели, которые должны быть адаптированы к условиям и состоянию конкретного субъекта Федерации. Сколько в итоге будет этих моделей, как они будут использованы в конкретных школах, нельзя предсказать заранее.

Мы вместе с экономистами постараемся смоделировать максимальное количество ситуаций, дать варианты нормативного финансирования, исходя из потребностей различных учебных заведений. Формируется Совет директоров школ России (порядка 100 человек), с которыми мы начнем отработку всех документов, обеспечивающих переход школ на обучение по новому стандарту.  У нас обширная база: в ходе подготовки стандарта для начальной и основной школы мы изучали опыт 800 школ в разных уголках России: в Самарской области, в Республике Татарстан, в Перми, в Москве и  других субъектах Российской Федерации – особенно тех, кто разрабатывал собственные интересные модели обучения на старшей ступени. В регионах вскоре начнется работа по отбору образовательных учреждений, которые станут  ресурсными центрами для подготовки перехода на стандарт старшей школы. Среди них будут представлены как городские, так и малокомплектные сельские школы.

К декабрю мы планируем разработать пакет документов, с помощью которых  субъекты РФ смогут организовать работу первых ресурсных центров для  перехода на стандарт  старшей школы в 2013 году. Когда эти площадки заработают, вся информация  станет доступна для педагогического сообщества. Разработчики предоставят образовательным учреждениям и органам управления образованием возможность познакомиться с этими документами из первых рук.

Основным школьным документом в соответствии со стандартом становится основная образовательная программа.  Что разработчики делают в данном направлении?
– Сейчас идет работа над примерной основной образовательной программой для старшей школы. Уже к концу октября она должна быть подготовлена в проектном виде. Для начальной и основной данные программы уже разработаны.

Очень сложная задача – примерные программы по предметам, и до конца года мы должны сделать 30 программ по предметам, на базовом и углубленном уровнях.

Какие программы вызывают у нас самую большую озабоченность? Это «Русский язык и литература», «Математика», «Россия в мире», «Обществознание» и «Естествознание» — интегрированные предметы, которые требуют особого внимания.  Что касается информатики, мы изучали вопрос на международном уровне. Есть две модели преподавания информатики в школе. Одна наиболее распространенная, американская, предполагающая обучение информатике в школе на уровне пользователя и специализированной информатике для тех, кто будет работать в этой области. Вторая модель советская (академиков Ершова и Велехова) – программирование. Мы до сих пор идем по второй модели.  Я очень рад тому, что Александр Андреевич Кузнецов, один из «отцов» информатики в школе, сам предложил убрать интегрированный предмет «Математика и информатика» и оставить только предмет «Информатика» по выбору учащегося.  Это касается старшей ступени школы.

Серьезную озабоченность у нас вызывает образовательная область «Искусство», и мы сейчас ищем подходы. Проблем, которые предстоит решать, очень много.

Формирование креативности как новая задача российского школьного образования – это дань моде или свежий воздух для системы?
– Формировать креативность – это то главное, что мы сегодня должны делать. Для развития креативности необходим не только благоприятный социально-экономический климат, но и деятельностно-образовательная среда. Креативность – это создание связи между вещами. Стив Джобс сказал, что креативный человек – тот, кто способен связать частички своего опыта и синтезировать что-то новое. И в данном случае те материалы по проектной деятельности, которые разрабатываются по новому стандарту, это единственное, что сегодня дается в российских школах, с точки зрения формирования у ребенка компетенции при реализации проекта с использованием знаний из разных предметов для создания чего-то нового.У нас в школах не хватает практико-ориентированности выхода. Вся эта работа должна быть направлена на то, чтобы каждый школьник понимал — его проект имеет конкретный результат.

Проектная деятельность ребенка и его обучение должны быть направлены на то, чтобы он решал задачи, которые позволяют соотносить свои личные усилия с глобальными проблемами. Лозунг ЮНЕСКО «Думай глобально, действуй локально» очень актуален в условиях современного мира.

 

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив