RSS Feed

Московские школы во время войны

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Наталья Барташевич   09.06.2012  11:39

22 июня 1941 года фашистская Германия напала на Советский Союз. План «Ост» предусматривал, кроме прочего, и разрушение нашей культуры и образования. Гитлеровцы считали, что населению восточных территорий достаточно четырех классов, чтобы только научиться немного считать и писать. Само собой подразумевалось, что высшие учебные заведения не немецкому населению тоже не нужны. Главной задачей было воспитать в нем послушание, трудолюбие и покорность. План провалился…

Еще война гудит невдалеке,
Ночами затемняется весь город,
Находим автомат на чердаке,
На переменах поджигаем порох.
Семейные добытчики, гонцы,
В очередях намерзшиеся вдоволь,
За партами сидели огольцы
И слушатели сновидений вдоволь.
Эрнест Портнягин

К началу войны в Москве было 699 школ, в которых обучалось более 600 тысяч детей. Уже в первые месяцы войны тысячи учителей и старшеклассников ушли на фронт, многие стали работать на военных предприятиях, на строительстве военно-оборонительных сооружений.

В сентябре 1941 года началась эвакуация детей в тыл. В школах размещались госпитали, казармы, призывные пункты и военные учреждения. В истории московского образования нет 1941/42 учебного года. Тем не менее уже зимой 41-го, после разгрома фашистов под Москвой, в столице было создано 32 учебно-консультационных пункта для учащихся 7–10 классов. Ребята учились самостоятельно, а в эти пункты приходили сдавать зачеты, получать задания и консультации.

Учебные занятия в московских школах возобновились в сентябре 1942 года, когда многие дети школьного возраста вернулись из эвакуации в Москву. Первыми московскими первоклашками периода Великой Отечественной войны стали дети 1933 и 1934 годов рождения (в те годы начинали учиться с 8 лет, и лишь в 1944 году школы начали набирать в первый класс детей семилетнего возраста).

В 1942/43 учебном году в столице работало около 300 школ. Восстановление шло высокими темпами, и к концу войны были открыты 453 школы. Условия были крайне тяжелыми: не хватало оборудования и учебных пособий, письменных принадлежностей, топлива. Из-за нехватки помещений большинство школ работало в две, а то и в три смены. При этом почти повсеместно для учащихся были организованы группы продленного дня, и дети получали горячее питание.

Учебные программы военного времени претерпели некоторые изменения. В школьных курсах стали глубже изучать темы, связанные с войной и обороной: отравляющие вещества, планы и карты, современная военная техника и военная терминология, сельское хозяйство. Было усилено патриотическое воспитание школьников на уроках и во внеурочной работе.

Несмотря на трудности военного периода, дети очень ответственно относились к учебе: успеваемость достигала 92%! В год Великой Победы 276 выпускников окончили школы с золотыми и серебряными медалями.
Учащиеся школ активно оказывали помощь фронту: собирали металлолом, в школьных мастерских изготавливали детали для оружия, отправляли посылки бойцам, дежурили в госпиталях, помогали семьям фронтовиков. Это был их посильный и очень важный вклад в Победу.

Школьные годы военные
Рассказывает Алла Георгиевна Москаленко

 

Я пришла в первый класс в 1942 году, в 41-м школы не работали. И это был последний учебный год, когда девочки и мальчики учились вместе. А в 1943-м было введено раздельное обучение, появились женские и мужские школы.

В первом классе мы учились в первую смену, а во втором — уже во вторую. Вечером шли домой после уроков, и было очень страшно, просто поджилки тряслись, потому что Москва была вся темная. Школа моя располагалась в Колпачном переулке. Там было сразу три школы: две мужские и одна женская. Моя была 329-я. Сейчас школа с таким номером расположена где-то в Новогиреево, а  здание моей бывшей школы давно отдано под учреждение.

Мы были и октябрятами, и пионерами. Нас принимали в пионеры в большом школьном зале, где был сделан импровизированный костер. Мы писали письма на фронт, собирали фронтовикам посылочки. Кто-то добывал пачку папирос, бумагу, карандаши. Ну что дети могли послать во время войны? Я помню, что мне, одной-единственной, пришел ответ с фронта — большое письмо от политработника, очень хорошее и доброе. Мы его всем классом читали, и девчонки плакали.

Особых развлечений в то время у нас, конечно, не было, но жизнь продолжалась. Рядом со школой был детский дом «Искорка», и мы ходили туда, играли с детьми, читали им стихи. Дети очень радовались, когда мы к ним приходили. Ведь их никуда не выводили, у них практически не было общения с внешним миром.

— Учеба с 42-го года не прерывалась?
— Нет. Я школу окончила в 1952 году — десять классов.

— Классы были неполные? Ведь многие москвичи были в эвакуации.
— Несмотря ни на что, классы были большие. В нашем классе было 40 человек!

— Почему? Собирали детей из других школ?
— Нет, просто детей тогда было очень много. В 41-м году детей было мало, а в 42-м — очень много. Я жила в огромном доме на Солянке, и практически весь класс состоял из детей, которые жили в этом доме. Когда я оканчивала школу, у нас было четыре выпускных десятых класса.

— Какие у Вас были учителя?
— Учителя были необыкновенные! Постепенно в Москву возвращались раненые фронтовики, и многие мужчины шли работать учителями. У нас был математик Николай Петрович, на которого мы просто молились. Благодаря Николаю Петровичу математика была нашим любимым предметом. Физику также преподавал мужчина, пришедший с фронта. У него было ранение в кисть, его комиссовали, и он пришел работать в школу. Учительница русского языка Ольга Савельевна Самсонова учила нас так, что не знать русский язык было просто невозможно.

— А как обстояло дело с тетрадями, учебниками? Их хватало?
— Нет. Учебники были старые, еще с текстами о Зиновьеве и Троцком. Портреты «врагов народа» в учебниках были закрашены чернилами. Учебников, конечно, не хватало. Тетради добывали кто как мог. У кого-то оставались тетрадочки после братьев и сестер, учившихся до войны, кто-то сшивал листочки бумаги. Я помню, что мне папа даже с фронта прислал стопочку трофейных тетрадей, сделанных из очень хорошей бумаги, — на зависть всему классу.

— Зимой школа не отапливалась?
— Наша школа отапливалась. У нас ведь был благодатный район: под боком располагалась Московская гидроэлектростанция, и всю отработанную воду они пускали на отопление ближайших жилых домов.

— Сильно различалась организация учебного процесса в военные и послевоенные годы?
— Я бы не сказала, что чем-то отличалась. Учебный процесс в войну был абсолютно полноценный. В школе работали кружки. У нас был старенький географ, кажется, его фамилия была Соловьев. Он даже вел детскую радиопередачу, связанную с географией и путешествиями. В каждый отпуск он ездил в экспедиции и приносил нам на уроки интереснейшие фотографии. В старших классах географию нам преподавала его ученица, которой он передал свою увлеченность.

— Что особенно запомнилось из школьной жизни?
— Я помню, как мы готовили подарки съезду ВЛКСМ (XI съезду, состоявшемуся в 1949 году. — Ред.).  Мы всем классом собирали журналы «Огонек», где были потрясающие репродукции, и сделали большой альбом «Третьяковская галерея». Этот альбом очень долго хранился в школе.

В большом школьном дворе у нас были торжественные линейки. Помню, как в школе устроили соревнование пионерских отрядов за право носить имя Сережи Тюленева. Всем очень хотелось победить, но наш седьмой класс, к сожалению, не победил — имя Тюленева присвоили отряду из шестого класса.

— Кем Вы стали после войны?
— После окончания школы я поступила во 2-й медицинский институт и до сих пор работаю детским психиатром.

 

Даты и факты

1941 год. Организована военно-допризывная подготовка учащихся старших классов.

1942/43 учебный год. Школьники Москвы собрали 1600 тонн металлолома, подготовили для бойцов 462 тысячи предметов теплого белья, послали на фронт 21 тысячу посылок, 102 тысячи книг, внесли на строительство танковой колонны 2,3 миллона рублей, изготовили в школьных мастерских на
2,2 миллиона рублей различной военной продукции.

1943 год. Создана Академия педагогических наук (АПН) РСФСР, введено раздельное обучение мальчиков и девочек, в учебную программу включено военное дело.

1944 год. Установлено обязательное семилетнее обучение, введены аттестаты зрелости, золотые и серебряные медали.

«Как бы мы ни были поглощены войной, забота о детях, их воспитании остается одной из главных задач. Закон о всеобщем обучении остается незыблемым в условиях войны. Мы должны учесть всех детей и учесть хорошо, несмотря на сложность военного времени. Никаких ссылок на военную обстановку».
(«Правда». 24.03.1942)

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив