RSS Feed

«Если человек не воспринял некий кусок литературы, ему придется трудно в нашей цивилизации…»

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Наталья Барташевич   12.05.2012  14:35

На награждении победителей Всероссийского конкурса на лучшее произведение для детей и юношества «Книгуру» собралось множество людей, имеющих прямое отношение к литературе вообще и детской литературе в частности. Мы спросили гостей и участников церемонии об их отношении к инициативе Владимира Путина «сформировать список 100 книг, которые должен будет прочитать каждый выпускник российской школы».

Ксения Молдавская, координатор «Книгуру»
Обязательный список у нас есть. Он называется «Школьная программа по литературе». Это некая общекультурная база, на которой всё держится.

А дальше каждый подросток должен прочесть то, что его волнует, и то, что ему интересно. Потому что нельзя технически ориентированного подростка заставлять читать «Книгу о языке» Франклина Фолсома, который  мою, например, жизнь определил абсолютно, с первого прочтения. А у кого-то другого жизнь была определена с первого прочтения «Занимательной математики» Перельмана или «Поиска похищенной марки» Левшина.

Очень хорошо, что общий список у нас невелик, что мы разные и нам есть о чем поговорить. Но я считаю, что все должны читать Веркина «Облачный полк» (победитель «Книгуру 2012» — Ред.).

 

Ая Эн, автор книги «Библия в sms-ках», занявшей второе место в конкурсе 2011 года
Подросток никому ничего не должен. А список классики уже давно создан.

Я думаю, что каждый для себя может составить свой список книг. Но если судить по «Книгуру», то я четко выделяю «Облачный полк» Веркина. Чем эта вещь хороша? О войне современные дети читать не будут, и я сама никогда не думала, что всю ночь буду читать книгу о войне, не в силах оторваться и рыдая. Читайте, рекомендую.

Есть еще книга, которая была у нас в лонг-листе — «Берлога» Мантурова. Это не высокохудожественный текст, который есть за что ругать критикам, но для тех детей, которые интересуются экономикой или бизнесом, он может стать замечательным, легким учебником.

Евгения Пастернак, соавтор романа «Шекспиру и не снилось» (второе место в номинации «Художественная литература»):

Подросток — такой же человек, как и все, и у каждого свой список книг для прочтения. Я вообще категорически против какого-то усреднения людей и, в частности, этих «100 книг». От того, что человек не любит «Войну и мир», он не становится плохим.

 

Борис Пастернак, генеральный директор издательства «Время»
Я категорически не согласен с дочерью, видимо, плохо ее воспитал, и она не прочла тот список книг, который я бы рекомендовал.

Она сама оговорилась: «От того, что человек не любит, он не становится плохим». Чтобы любить или не любить книгу, ее нужно прочесть. А мы наблюдаем сегодня такие случаи, когда, взяв в руки толстый том, подросток сразу говорит: «Отстой».

Навык чтения утрачивается, и это страшная беда. Нам нужно прекратить говорить о том, что нужна визуализация, мультики, инфографика и веселые картинки. В первую очередь нужна вербализация, потому что человек мыслит словами, а не картинками. Чтобы мыслить словами, нужно уметь формулировать. Даже не раз проклинаемые школьные сочинения гораздо прогрессивнее и содержательнее, чем тесты. Я совершенно не против тестов, но нужно уметь читать, для того чтобы излагать свои мысли, и читать регулярно. Это сомнению не подвергается.

Мой личный список книг, обязательных к прочтению, недавно пополнился книгой «Ложится мгла на старые ступени» Александра Чудакова. Это лучший роман десятилетия по версии «Русского Букера». Я считаю, этот роман должен войти в любые списки. Я это к тому, что в список должна входить не только классическая, но и современная литература.

 

Михаил Бутов, литератор, председатель совета экспертов премии «Большая книга»
Я для себя уже давно ответил на этот вопрос: что хочет, то пусть и прочитает. Главное, чтобы он вообще что-то хотел, чтобы умел задавать вопросы миру и социуму и понимать, что на них можно получить разные ответы. Три строчки, который он прочитает в Facebook или Twitter, — это один ответ. Книга — экзистенциальная, жизненная и так далее — даст совсем другой ответ, фильм — третий…

Книга не обязательно будет на бумаге (хотя я считаю, что книга должна быть на бумаге, и это с текстом не связано, потому что книга не равна тексту). Подросток имеет дело с текстами, и если они достаточно протяженные, построенные по определенным правилам (или вопреки всем правилам, что в сто раз сложнее), то также сообщают ему какую-то важную информацию о мире.

Будет ли подросток читать то, что назначил ему Путин, или то, что сам нашел в магазине, в который ходят всего пятьдесят человек, — это его личное дело.

 

Наиль Измайлов, автор мистического романа «Убыр», вошедшего в короткий список премии
Я в свое время много думал об этом и даже составлял какие-то списки, причем как общий список, так и гендерный (книги для мальчиков и книги для девочек). Естественно, очень желательно прочитать всю мировую приключенческую классику (Жюль Верна, Стивенсона и других), какие-то вещи из советской детской литературы, вошедшие в наш золотой фонд (очевидно, Гайдар, несколько вещей Кассиля). Я, как большой фанат Крапивина и Юрия Томина, настаивал бы и на них.

Очевидно, что есть некий корпус текстов, и, например, странно разговаривать с человеком, который не читал «Остров сокровищ». Такой человек просто не поймет в жизни какие-то вещи, и ему не помогут ни мультики, ни художественные фильмы, ни компьютерные игры.

А вообще, есть школьный список литературы, в частности, внеклассной. Мои дети, учась в школе, не всё из этого списка прочитали, но за это я их буду мучить, и они будут это дочитывать позднее.

Если человек не воспринял некий кусок литературы, ему придется трудно в нашей цивилизации.

 

Особое мнение
Лев Любимов, заместитель научного руководителя Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»
В начальной школе ребенок должен прочесть все приключенческие произведения: Жюль Верна, Майн Рида, Вальтера Скотта, Фенимора Купера, Стивенсона, Дефо, Сабатини, Дюма…. Это очень поучительно — исторически, географически, этнографически, литературно. Пятый класс ребенок должен начать с «Одиссеи», а в восьмом прочесть «Божественную комедию». Список заканчивается Диккенсом: «Посмертные записки Пиквикского клуба», «Дэвид Копперфильд» и «Холодный дом».

И, конечно, если читать Гончарова, то не «Обломова», а пророческий «Обрыв». Русская литература — социальная. Европейская — фабульная, сюжетная, она дает фантастические результаты «умственного разбухания» ребенка.

Только одно произведение русской литературы я вставляю в этот список — «Вокруг света на коршуне» Станюковича. Это душесогревающая литература, которую читаешь с наслаждением.

Леонид Клейн, автор и ведущий литературной передачи «Каменный гость» на радиостанции «Серебряный дождь»
Подросток, конечно, должен прочитать некий обязательный минимум. Для формирования картины мира, для укрепления души, для воспитания в себе чувства прекрасного. Как пел Высоцкий, «значит, нужные книжки ты в детстве читал». Но для того, чтобы воспринять «Робинзона Крузо» или «Таинственный остров», нужно прочитать сказки Пушкина, а еще раньше — стихи Чуковского. Пушкин и Чуковский — это и есть, на мой взгляд, эстетический, этический и лингвистический фундамент любого подросткового чтения. Бессмысленно рекомендовать «Повелителя мух», если ребенок никогда не смеялся над «Мойдодыром» или не сочувствовал царевичу из пушкинской сказки «О мертвой царевне и 7 богатырях». Если фундамент заложен, то можно читать Конан Дойля, Клайва Льюиса, Стивенсона. Последние два автора как раз писали о подростках, и это очень важно, ведь литература — это еще зеркало, в которое смотрится молодой читатель. Ему важно увидеть на страницах любимых книг себя, своего ровесника, пусть и вставленного в другой временной и культурный контекст. Поэтому в обязательный список необходимо включить «Кладовую Солнца», «Капитанскую дочку» и «Детство» Толстого.

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив