RSS Feed

Введение ФГОС: снижаем риски

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Антон Зверев   18.04.2012  13:35

Заместитель директора Института стратегических исследований в образовании РАО, кандидат педагогических наук, координатор апробации ФГОС общего образования Ирина Логвинова о факторах повышенного риска, проблемах и дефицитах введения ФГОС.

— Ирина Михайловна, согласно правительственному «плану действий по модернизации общего образования на 2011–2015 годы», уже в этом году школы имеют полное право по мере готовности переходить на ФГОС основной школы. Вас это радует или тревожит? Ваши наблюдения за ходом системных изменений в школах уже позволяют определить «скользкие места» реформы, сопряженные с ней факторы повышенного риска?
— Однажды, еще в самом начале нашей работы по научно-методическому сопровождению ФГОС, один из руководителей школы на вопрос: «С чего вы начнете вводить стандарт?» —ни минуты не сомневаясь, тоном, не терпящим возражений, произнесла: «Первым делом я введу должность заместителя директора по ФГОС».

— Вы с этим не согласны?
— Категорически. Сегодня уже очевидно, что модернизация образования — это, как минимум, пять крупных направлений реформирования отрасли: от перехода на новые системы оплаты труда и аттестации кадров и до получения школами нового юридического статуса. Все эти направления на первый взгляд не связаны между собой, развиваются каждое в отдельности, ими занимаются разные специалисты. Помните басню о лебеде, раке и щуке? Каждый герой Крылова тянет в свою сторону, а общей цели у них вроде бы и нет. На самом деле (возвращаюсь к школе) она есть. Ибо стандарт — это, конечно же, задача, адресованная и школе, и обществу, а вовсе не отдельно взятому учительскому корпусу, бюрократическому профильному ведомству или тому же «заместителю директора по ФГОС».

Вольно или невольно низводя стандарт до уровня «еще одной» спущенной сверху кампании, очередного пункта в списке обязательных мероприятий, мы рискуем формализовать, свести на нет его универсальные возможности в качестве инструмента реформирования общества. Или, как говорили классики, мы можем потерять его народообразующую миссию. А ограничивая поле действия этого новаторского (не только для научной педагогики) национального проекта узковедомственными интересами и стенами, рискуем повторить печальный опыт своих многочисленных предшественников — реформаторов образования, которые забыли, для кого они работают.

Стоит напомнить: именно в стандарте заданы те ключевые результаты и критерии, по которым, собственно, и следует судить об уровне профессионализма учителя, скажем, при выплате ему стимулирующей надбавки по новой НСОТ. И по этим же критериям — о качестве преподавания, достигнутом всей школой, если речь идет о подписании соглашения с ее учредителем.

— Ну а с чего Вы сами на месте директора школы начали бы введение стандарта?
— С команды. Конечно, у хорошего директора она уже есть. Но разработка плана введения ООП потребует создания команды единомышленников не вообще, а именно по этому конкретному делу. Принцип отбора — не «преданность императору», а творчество, креативность, готовность к переменам.

Что же касается должности «дежурного по ФГОС» (назовем ее так), то это, пожалуй, самый типовой пример формализации, бюрократизации наших инноваций через создание очередных красивых вывесок и никому не нужных «параллельных» штатных единиц.

— В видеолекции на сайте издательства «Просвещение» вы говорите, что стандарт — этот тот редкий случай, который позволяет объединить усилия, таланты и ресурсы всего общества на благо детей. Такая формула объединения уже работает во многих регионах. В то же время зачастую этого не происходит. Почему?
— Мне кажется, что органы, занятые управлением в сфере образования, часто бегут впереди паровоза, тем самым отнюдь не содействуя включению учителей в процессы обновления школьных устоев. Мы называем этот феномен «опережающий контроль». Это еще один фактор риска при введении ФГОС, достойный самого пристального внимания региональных, а равно и федеральных властей. Школьные коллективы еще только-только приступают к освоению смысла нового стандарта, входят во вкус, осматриваются, постепенно привыкают к новым перспективам профессионального роста, которые несет в себе ФГОС, а к ним уже, глядишь, заторопились контролеры, управленцы со своими свежесозданными «мониторингами качества». Абсурд. Снова пошли проценты и отчетная документация, хотя учителей и без того трясет от всевозможных мониторингов.

Люди в такие минуты больше всего ждут помощи, поддержки, воодушевления. А получается, что их, наоборот, еще и сверху начинают подгонять и жестко инспектировать. Такой подход только отпугивает. Возникает риск дискредитации образовательной политики государства.

— То есть еще и поле семенами не засеяли, а по нему уже поехали тяжелые комбайны: собирают урожай…
— Совершенно верно. Психологическая настороженность людей — вещь чрезвычайно деликатная. Сейчас нужно не покладая рук трудиться именно в области создания в учительских умах и душах мотивации к глубоким переменам. Позиция учителя, его вера в успех и умение пользоваться свободой самореализации и поиска — главное, на что мы сможем опереться.

Следующий фактор риска связан с формальным участием родителей в реализации стандартов. Хотя давно известно и во всех законах зафиксировано, что они являются такими же равноправными участниками образовательного процесса, как учителя и дети, это почему-то никого не убеждает. К сожалению, ситуация складывается в последнее время таким образом, что родители превратились в откровенных оппонентов перемен. Во всяком случае, в СМИ они обвиняют школу и в неоправданных денежных поборах, и в перегибах с ЕГЭ, и в несъедобном ассортименте школьных столовых. Родители накопили очень много претензий к образованию.

Можно даже говорить отчасти об определенном кризисе доверия. Отсюда панические поиски школы для первоклассников, гипертрофированный страх за их здоровье и психологический комфорт. И всё это нужно учитывать, выстраивая диалог с семьей.

— Как же работают школы с родителями, объясняя им сущность стандарта?
— Я много раз задавала коллегам этот вопрос и все время слышала в ответ одно и то же: «Мы рассказываем о стандарте на родительских собраниях», «Мы вывешиваем эту информацию на стенде». Да, но стандарт написан профессиональным языком. Это деловой документ, требующий особых пояснений для «непосвященных».

Если родители прочтут его на стенде, пока ждут детей с занятий, то едва ли только лишь на этом основании вступят в ряды наших союзников. На родительском собрании много других проблем и тем для общих размышлений и согласований. Выход один: включение родителей в совместную с образовательными учреждениями творческую деятельность. Причем, если говорить о ФГОС начальной школы, то семейная общественность, как правило, охотно вовлекается в жизнь класса: найти общий язык с одним педагогом им проще, чем с пятью–семью учителями-предметниками. Поэтому очень важно, чтобы идеи стандарта, связанные с индивидуальными и коллективными проектами, с исследовательской работой, с организацией богато оркестрованной внеурочной детской жизни, не были забыты в подростковой школе, где проектная деятельность становится обязательной.

Научить ребят творчеству, дружбе, общению — вот поистине достойная задача для организаторов внеурочной деятельности в ходе создания в школе единой образовательной среды.

Самое главное: надо включать семью не столько в обсуждение наших профессиональных проблем, сколько в непосредственное решение задач, поставленных стандартом. И мы видели такие примеры в разных регионах, разных школах, когда дети вместе с родителями выращивают цветы, ведут за ними наблюдение. Или вместе собирают материалы к конференции, готовят выставку, газету.

В этом году в Якутии мне показали фильм о том, как дети, семи- и восьмиклассники, выполняли большой коллективный проект. Повод — подготовка к 9 Мая. Прежде всего ученики собрали материал о жизни героя-фронтовика, имя которого носит улица в их городе, потом вышли с камерой и микрофоном на эту самую улицу и расспрашивали горожан, что они знают о герое-земляке, чье имя они постоянно произносят всуе, но, увы, даже не ведают, чем, собственно, он знаменит. Мало того, подростки еще сняли фильм о нем. В итоге получилось целых две картины, и, по словам педагога, который подкинул им эту идею, «дети из этого проекта вышли другими». Взрослые, кстати, тоже. Нашлись среди них родители, которые объяснили юным операторам, как проводится видеосъемка, помогли техникой, обеспечили доступ к военным архивам. Это было общее творческое дело взрослых и детей, где роль организаторов с блеском исполнили великолепные учителя-профессионалы.

— В одном из своих выступлений, предостерегая педагогов от ошибок, совершенных в ходе апробации стандарта, Вы сказали: «Наши педагогические технологии, переходя из класса в класс, должны «взрослеть» вместе с детьми». Эта проблема, видимо, особо актуальна на переходе от младшей ступени к основной…
— Вы правы. Школа сегодня функционирует в условиях действия двух документов: собственно ФГОС и федерального компонента госстандарта, введенного приказом 2004 года. Эти документы идеологически разные. И здесь нас поджидает опасность изолированности внедрения стандарта в младших классах от всей остальной школы. Связано это с тем, что начальная школа идеи развивающего обучения воспринимает легче.

Как этот риск преодолеть, минимизировать? Очень важно, чтобы под руководством директора, завучей, муниципальных и школьных методистов уже сейчас учителя основной школы включались в осмысление этой проблемы. Как меняется образовательный процесс, учебники в начальной школе, на какие мы выходим результаты, как их проверяем. По заказу Минобрнауки наш институт участвует в проекте по доработке системы оценки качества начального образования. Апробируем КИМы по трем дисциплинам, готовим соответствующие задания. Их «премьера» ожидается в апреле в 21 регионе России. Так вот, мы требуем, чтобы к проверке этих работ в четвертом классе и их проведению обязательно привлекались учителя пятых–девятых классов. Чтобы они уже теперь увидели, что, собственно, проверяется на выходе из начальной школы в соответствии с ФГОС. А помогая оценить эти работы, заодно потихоньку учились их и разрабатывать.

Сейчас, в привычной нашей школе, «предметники» общаются между собой в рамках своего научно-методического объединения. В условиях же введения ФГОС эти объединения должны создаваться по параллели: учителя разных предметных областей должны советоваться, как им совместно выводить детей на новые (личностные и метапредметные) результаты.

— Ирина Михайловна, а как идет процесс освоения стандарта в целом по стране?
— Ситуация по регионам очень разная. Там, где налажена системная работа в плане подготовки к предстоящим переменам, дело идет менее болезненно. Это Челябинская, Омская, Вологодская, Самарская и Ленинградская области. А есть территории с высоким уровнем тревожности и страха. Впрочем, надеюсь, что до 2015 года мы эти проблемы одолеем.

 


Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив