RSS Feed

«…И, может быть, будут правильнее себя вести»

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Евгений Скворцов   27.04.2012  13:21

С 1 сентября 2012 года во всех регионах четвероклассники начнут изучать курс «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ). О результатах апробации курса, которая проводилась с 2009 года, и о перспективах его введения в штатный режим шла речь 20 марта на заседании коллегии Минобрнауки России. Основной доклад сделала директор Департамента общего образования Елена Низиенко.

Апробация и предстоящее введение ОРКСЭ в школах в последние два с половиной года стали одной из самых обсуждаемых тем в образовании: по количеству публикаций в СМИ и дискуссий на всевозможных площадках она уступала разве что проекту стандарта старшей школы. Суть нововведения проста: в дополнение или взамен региональной самодеятельности в изучении истории и основ религий ввести в программу всех школ страны единый, выверенный содержательно и методически курс, разделенный на шесть альтернативных модулей.

В дискуссиях обсуждалось, как именно преподавать новый курс, на какие модули делить, как обеспечивать возможность выбора, но актуальность проекта не вызывала сомнения. Теперь же, как сказал председатель Общественного совета при Минобрнауки, главный редактор «Огонька» Виктор Лошак, актуальность лишь усилилась: представление, разыгранное участницами панк-группы Pussy Riot в алтаре храма Христа Спасителя, лишний раз свидетельствует «о непонимании, пещерном не-знании, казалось бы, очевидных вещей».

Согласно сложившейся в последнее десятилетие традиции, когда все новшества — от ЕГЭ до новых стандартов — проходят апробацию на определенной выборке, новый курс сначала внедрили в школах 19 регионов (в процессе эксперимента к ним присоединились еще два), и за два учебных года его осилили почти полмиллиона детей. Как отметила в своем докладе Елена Низиенко, на каждом этапе апробации в министерство поступали замечания и рекомендации, которые по возможности учитывались.

Свобода выбора
Право на выбор модуля — один из основных принципов апробации и предстоящего введения ОРКСЭ. Выбирать можно было вплоть до отказа от собственно религиозной тематики, чем, кстати, воспользовались очень многие: 42% детей в ходе эксперимента отдали предпочтение светской этике. А например, в Республике Ингушетии все выбрали основы исламской культуры. Региональный министр Лемка Измайлова пояснила, что так захотели родители: решение принималось на основе протоколов родительских собраний. И хотя республиканское министерство подумывает о том, чтобы часть детей изучала хотя бы один альтернативный модуль (основы мировых религиозных культур), это вопрос на перспективу, поскольку сегодняшние решения родительских собраний пересмотру не подлежат.

— Введение ОРКСЭ имеет системный эффект, — отметила член Общественной палаты РФ, директор московской школы «Наследник» Любовь Духанина. — Многие годы родители, выбирая школу для ребенка, ориентировались на статус этой школы, репутацию учителей, но не интересовались детально содержанием образования, доверяя в этом вопросе государству. Теперь же в субъектах Федерации, участвовавших в апробации нового курса, все родители были вовлечены в ситуацию выбора. Таким образом мы привлекли родителей к обсуждению содержания образования, и это большой позитивный опыт, который скажется в целом на культуре выбора не учреждений, а образовательных программ и предметов в старших классах.

Впрочем, как выяснилось в процессе эксперимента, право на выбор курса отчасти нивелирует возможность получения информации о разных религиозных культурах. И по рекомендации Общественного совета при Минобрнауки были подготовлены изменения в рабочих программах ОРКСЭ: в начале и в конце каждого модуля выделяется несколько часов на знакомство с основными мировыми религиями.

— Одна из задач курса заключается в том, чтобы ребята позитивно воспринимали взгляды других конфессий, не считали их чуждыми и непонятными — ведь непонятное всегда пугает, — заметил министр Андрей Фурсенко.

Традиции и новации
Как выяснилось из выступлений руководителей региональных органов управления образованием, на местах есть немалый опыт изучения предметов, связанных с основами или историей религии. Так, в Республике Марий Эл вопросы православия изучаются на факультативах в школах, в учреждениях дополнительного образования, действуют кружки, воскресные школы, дошкольные группы для детей из православных семей, есть православная гимназия, проводится фестиваль молодежной православной моды и летний лагерь для православных детей и подростков. В Республике Ингушетии с 2001 года два часа в неделю с 5 по 11 класс отводится сначала основам ислама, а потом истории ислама в рамках национально-регионального компонента. В Воронежской области с середины 1990-х годов введен факультатив по основам православной культуры. Для его преподавания за эти годы были переподготовлены более трех тысяч учителей.

И хотя руководитель Департамента образования, науки и молодежной политики Воронежской области Олег Мосолов заявил, что ОРКСЭ — это не инновация, а органичное развитие системы, для придания этому развитию верного направления все же потребовались определенные усилия. Методическое сопровождение введения ОРКСЭ не было отдано на откуп регионам. Изданы учебники по каждому из шести модулей, создано общероссийское учебно-методическое объединение во главе с членкором РАО Александром Данилюком, он же написал книгу для родителей, где детально и одновременно доступно объясняются особенности нового курса (министр образования Марий Эл Галина Швецова на заседании коллегии публично поблагодарила его за эту книгу).

Ключевой вопрос — обеспечение качества повышения квалификации учителей, обусловленное особенностями курса, который им предстоит вести. На федеральном уровне были подготовлены тьюторы, которые, в свою очередь, взялись за обучение учителей на местах. По словам Елены Низиенко, учителя признавали, что для качественного обучения детей основам религиозных культур им нужно повышать свой культурный уровень, так что курсы для них приходилось выстраивать, что называется, с нуля. Самое сложное для учителя — избежать крайностей, одна из которых заключается в простой передаче информации без воспитательной составляющей, а другая — в уходе от беспристрастного культурологического подхода в вероучение.

В ходе апробации курс изучался в 4 и 5 классах в четвертой и первой четвертях соответственно, но после долгих обсуждений было принято решение, что все-таки курс нельзя «разрывать» между начальной и основной школой. Эту позицию поддержал Общественный совет при Минобрнауки. В итоге было принято решение изучать ОРКСЭ только в 4 классе. У Общественного совета было еще одно предложение: повременить с переводом эксперимента в штатный режим, продлив его на один год, однако, как сообщил председатель совета, главный редактор журнала «Огонек» Виктор Лошак, оно не было поддержано. Образовательные власти и федерального, и регионального уровня считают, что всё идет по плану, задачи решаются в соответствии с разработанной дорожной картой, и к 15 августа готовность регионов к введению ОРКСЭ будет обеспечена полностью.

Положительные эффекты
Социологические исследования, проведенные в экспериментальных регионах, выявили множество положительных эффектов введения ОРКСЭ. И хотя большинство этих эффектов (как, впрочем, и личностные результаты освоения основной образовательной программы в стандартах второго поколения) невозможно «поверить алгеброй», приходится верить опрошенным родителям и учителям на слово. А говорят они примерно следующее: дети, изучив один из модулей ОРКСЭ, стали общительнее, терпимее и добрее, у них улучшились отношения с близкими, они стали больше читать и больше общаться с родителями. Учителя считают, что изучение курса повлияло на взаимоотношения детей в классах: они стали дружнее. Прочие эффекты апробации скорее относятся к образовательной политике. Например, налажено сотрудничество системы образования с общественными и религиозными организациями.

— Самый главный итог апробации: изучение религиозных культур хорошо воспринимается и учителями, и учащимися, и их родителями, — сказала Елена Низиенко. — Социологические исследования показали, что отношение к изучению курса практически не зависит от религиозной принадлежности родителей, и большинство неверующих семей отнеслись к изучению религиозных культур в школе положительно.
— Оставлять религиозную составляющую вне рамок школьной программы без ущерба для качества образования и духовно-нравственного развития ребенка невозможно, — заявил Олег Мосолов. — Мы рассматриваем этот курс не как локальный акт, а как основной элемент системы духовно-нравственного воспитания личности, члена современного общества, гражданина России. Четкая логика реализации нового стандарта общего образования, в том числе его духовно-нравственной составляющей, позволит получить именно тот результат, к которому мы все стремимся.

Итог коллегии подвел Андрей Фурсенко, который призвал собравшихся не ослаблять внимания к преподаванию ОРКСЭ вне зависимости от того, какой будет федеральная структура управления образованием при только что из-бранном президенте:
— Чем серьезнее мы отнесемся к этому и другим подобным курсам, тем меньше проблем у нас будет возникать с подростками. Они не только смогут лучше понимать происходящее, но и, может быть, просто будут правильнее себя вести.

Метки: ,
Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив