RSS Feed

«Мы считаем профессию учителя одной из базовых в обществе»

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Борис Старцев   19.01.2012  13:43


О результатах модернизации образования в Алтайском крае, об условиях труда учителей и о роли школы в жизни социума в интервью «Просвещению» рассказывает Губернатор Алтайского края Александр Карлин.

– Александр Богданович, в последние несколько лет на федеральном уровне Алтайский край часто приводят в пример как регион, где успешно проводится реформа образования: при относительно небольших собственных финансовых ресурсах есть конкретные результаты. Это касается не только зарплаты учителей, но и, прежде всего, создания в системе образования современных условий обучения, преподавания. При этом в крае оптимизация школьной сети идет бесконфликтно. В чем причины достижений алтайской реформы?
– Реформируя систему образования Алтайского края, мы получили осязаемые результаты масштабной работы, которая проводилась на протяжении последних лет. У нас большой регион: население насчитывает 2,5 млн. человек, из которых 47% проживают в сельской местности. Следовательно, половина школьников – сельские жители. В крае работают 1216 общеобразовательных школ. Поэтому, наверное, даже имея очень значительные финансовые ресурсы, сразу изменить положение дел в такой сложной системе, как образование, невозможно.

Мы понимали, что работать придется много, и отдавали себе отчет в том, что качественных изменений нельзя достичь без опоры на федеральный ресурс. Приоритетный национальный проект «Образование» дал возможность получить серьезную поддержку федерального центра и по направлениям комплексного проекта модернизации образования, в котором Алтайский край участвовал в 2008 — 2009 годах, и по другим сегментам нацпроекта, реализованным во всех регионах: подключение школ к Интернету, приобретение школьных автобусов, оснащение столовых современным оборудованием и т.д. Сегодня в крае имеется более 600 школьных автобусов, установлено 575 комплектов технологического оборудования для школьных столовых. Так что помощь федерального центра и увеличение расходов на образование в региональном бюджете позволили создать материальную базу для проведения реформы.

– А в чем заключались организационные предпосылки реформирования системы образования, связанные с особенностями Алтайского края?
– Я считаю, что было бы неправильно изобретать некую особенную региональную систему образования. Ни в коем случае так делать нельзя. У нас должна существовать эффективная национальная система. Региональные особенности должны быть учтены, но так, чтобы не нарушать ее целостности.

Ветхость школьных зданий и износ оборудования в середине 2000-х годов были обычным явлением в крае. При этом, к счастью, был сохранен главный потенциал образования – учительство. Одна из причин – отсутствие у сельского учителя в период социальных трудностей возможности сменить профессию, если, конечно, не менять места жительства. Но и сама власть с учительством не боролась. Мы постарались сделать его своим союзником в проведении реформ. Это стало возможным в том числе благодаря различным формам поддержки не только молодых учителей, но и тех, кто составляет основу профессиональной когорты. Стоит отметить, что доля молодых учителей в Алтайском крае больше, чем в некоторых регионах со схожей структурой населения.

И сегодня мы не утверждаем, что проведенная реформа образования успешна, что она заслуживает только оваций. Но на нынешнем этапе поставленные нами цели достигнуты.

– Что бы Вы отнесли к достижениям реформы образования в крае?
– Сейчас 75% наших школьников учатся в современных условиях, а в 2007 году их было только 35%. Но это, наверное, не главное. Более важно то, что мы на собственном опыте поняли, доказали, что образование, получаемое в современной сельской школе, вполне может соответствовать тому, что дается в городских школах, и даже превосходить его по качеству. Качество в значительной степени зависит не от того, где учебное заведение расположено, а от того, насколько современно, профессионально работает коллектив.

Недавно в Алтайском крае побывал Министр образования и науки Российской Федерации Андрей Александрович Фурсенко. В частности, он был в школе села Сростки, на родине Василия Макаровича Шукшина, и сказал, что потрясен увиденным. По его словам, немногим ранее он посетил регион с совершенно другими финансовыми возможностями, более солидными, но не увидел там школ подобного уровня. Мне, конечно, приятно было это слышать. В данном случае оценке федерального министра я доверяю больше, чем своей собственной.

– Те новые школы, которые появились в селах Алтайского края, действительно удивляют. Когда на них смотришь, возникает ощущение, что новые здания не вписываются в существующий пейзаж. Вот, например, село Налобиха, которое находится в часе езды от Барнаула: когда едешь по селу, видишь вокруг обычные дома, обычных людей, и вдруг перед тобой появляется огромное, новое, только что выстроенное здание школы, выкрашенное в цвета российского триколора. Как будто в другое измерение попадаешь. И это тоже форма воспитания: школа становится примером для подражания во всем, даже в строительстве.
– Я считаю катастрофически ошибочной установку, которой с большим рвением пытались следовать в 1990-е годы. Утверждалось, что школа – это место, где детей не воспитывают, а только дают им знания. Но мы уже получили горькие плоды такого опыта, и сейчас государство считает по-другому. Доказательством тому служит, к примеру, материальная поддержка классных руководителей за счет средств федерального бюджета – поддержка учителей, которые в первую очередь занимаются воспитательной работой с классом. Такая государственная политика в области образования лишний раз подтверждает важность воспитательной функции школы сегодня.

К сожалению, за прошедшие годы произошла серьезная деградация многих социальных институтов, в том числе семьи. Сегодня в отношении некоторой части наших учеников, у которых семья не может качественно осуществлять свою социальную роль, школа должна выполнять компенсаторные функции.

Когда я бываю в школах, мне очень нравится смотреть, как там все организовано, вплоть до мельчайших деталей. Например, в столовых: важно не только, какое меню там предлагают ребятишкам, но и как поддерживается чистота в помещениях, нет ли на электроплитах грязных тряпок, убран ли мусор и прочее. Мне нравится заходить на уроки домоводства для девочек – кухня, косынки, фартуки, выпечка… На этих уроках наши школьницы получают полезные знания, умения, навыки, которые в жизни очень нужны, причем не только в утилитарном смысле. Главное здесь – осознание того, что будущая хозяйка должна быть готова к семейной жизни. Уже с детства она должна впитывать ощущение семейного гнезда, уюта, видеть в этом определенную красоту. К сожалению, не всех детей мамы могут этому научить, а если школа сумеет – замечательно.

– Известно Ваше особое внимание к школьной посуде: Вы считаете, что в столовой не должно быть граненых стаканов. Почему?
– Потому что это антураж другой пьесы – кондового псевдосоветского быта, не всегда трезвого. Для меня граненый стакан – символ некоего явления, с которым я борюсь. Просто школа должна быть своеобразным шлюзом между тем миром, где ребенок живет, и тем миром, который он себе создаст во взрослой жизни. Школа выполняет функцию сопровождения ребенка при его переходе из детства, из семейного окружения в юность. Она должна сохранять связь ребенка с домом, родителями и одновременно готовить его к самостоятельной жизни.

– Не получится ли так, что во взрослой жизни условия будут не такими, как в школе? Взять хотя бы следующий пример: далеко не в каждом вузе есть столовая, подобная той, что построена в школе села Полковниково, на родине космонавта Германа Титова. Интерьер в ней как в арт-кафе, оформленном в космическом стиле.
– У нас появляются и хорошие вузовские столовые. В Алтайском государственном аграрном университете есть очень приличное кафе «Большая перемена». Перед Новым годом я провожу там прием глав муниципальных районов.
Но, конечно, есть и другие столовые, и человек, безусловно, в жизни будет сталкиваться с другими ситуациями. Но у него всегда должно оставаться стремление подтянуть окружающую действительность к тому уровню, который обеспечивала школа.

– Но ведь и в Алтайском крае на сегодняшний день не все школы такие.
– Если несколько лет назад, когда мы сдавали новую школу, из соседних муниципалитетов люди приезжали на автобусах и смотрели на нее как на чудо, то сегодня уже во всех районах мы имеем по несколько таких учебных заведений. Все школы, где обучаются более 100 детей, оснащены новым оборудованием для столовых. Такие изменения смогла ощутить на себе значительная часть детей, следовательно, они перестали быть экзотикой. И главное – есть понимание того, что так должно быть и это вполне реально сделать. Когда современных школ – не одна на край, на два-три района, а несколько в районе, то осталось совсем немного – как говорится, еще два-три раза по столько… Нужно просто целенаправленно работать.

– При этом вы все-таки сохраняете в селах небольшие школы, где в старшем и даже в основном звене наполняемость, скажем так, не самая высокая. Входит ли в планы оптимизация образовательной сети?
– Демографическая ситуация меняется: ежегодно в крае рождается не менее 30 тыс. детей, и в начальной школе проблем с наполняемостью сейчас нет. А низкая наполняемость старших классов – последствия демографической ямы 90-х годов. Да, есть неиспользованные резервы по оптимизации школ, но наша логика такова: мы насильно в этот процесс никого не втягивали. Здесь подход другой: показывать родителям, что именно дает школа с большой наполняемостью. А дальше они сами решают, в каких школах учиться их детям…

– Но и роль малокомплектной школы в Алтайском крае очень высока. Может быть, даже несколько преувеличивается.
– Она вынужденно преувеличивается, мы должны учитывать этот факт. Есть специальное нормативное регулирование для малокомплектных школ. Но я лично не считаю маленькую школу идеалом. Ее и школой назвать сложно, скорее, это учительский дом – исключительный случай, который не должен быть типичным. Качественное образование там получить невозможно, да и для государства содержание таких школ разорительно.

– Обычно эту проблему решают путем создания филиалов: просто присоединяют маленькие школы к большим. Опять же в Алтайском крае этот процесс в последние годы не был столь масштабным, как в некоторых других регионах.
– От создания филиалов можно получить финансовый эффект, но он невелик: экономия ставки директора и бухгалтера. Гораздо важнее вопрос качества работы. А его достаточно сложно обеспечить. Хотя по простой и понятной схеме детей можно приобщить к обучению в головной школе: например, можно изучать предметы, для которых необходимо современное оборудование, проще организовать спортивные соревнования. Но существуют определенные трудности.

Вообще я считаю, что формы оптимизации могут быть разными, их просто нужно разумно применять. Чаще всего мы создаем филиалы, когда школы находятся в одном населенном пункте. В этом случае у директора одной большой школы есть возможность четко работать на всех площадках.

– Что еще вы собираетесь менять в системе образования края? Чего сегодня не хватает?
– Мы будем и дальше последовательно проводить работу по улучшению материально-технической базы школ, оснащать их современным оборудованием. Тут пока не все так хорошо, как хотелось бы.

Будем продолжать совершенствовать воспитательную составляющую образовательного процесса, делая его более насыщенным, более полным. В селах открываются музеи наших великих земляков – Степана Павловича и Германа Степановича Титовых в Полковниково, Василия Макаровича Шукшина в Сростках, Екатерины Федоровны Савиновой в Ельцовке; строится мемориальный комплекс великого оружейника Михаила Тимофеевича Калашникова в Курье.

Понятно, что такие объекты имеются не в каждом сельском районе, и этот недостаток нужно компенсировать.
Важное место в системе образования, повышении общей культуры детей должно занимать музыкальное просвещение. Я убежден, что каждый сельский ребенок к моменту окончания школы хотя бы раз должен побывать на хорошем концерте живой симфонической музыки, на спектакле в нормальном театре – в красивом здании, с профессиональной труппой… В Барнауле построено прекрасное здание Молодежного театра Алтая, который сегодня получает новое развитие. В реконструированной филармонии мы проводим международный фестиваль органной музыки, где можно послушать исполнителей мирового уровня. У нас есть концертный рояль «Стейнвей», которых в мире меньше ста. И все это должно стать культурной составляющей школьного образования.

Образовательная программа в школе не должна быть застывшей конструкцией: она должна включать не только подготовку к ЕГЭ, но и факультативы, чтобы дети могли выбирать себе занятия по интересам. Должно быть больше возможностей для получения дополнительных знаний, например, о родном крае. Мы осуществляем доставку детей в учреждения дополнительного образования, расположенные, как правило, в райцентрах и крупных селах.

– В ноябре 2011 года зарплата учителей Алтайского края превысила среднюю по экономике за первый квартал, составив 14979 рублей против 12307. Удовлетворение есть?
– Удовлетворения нет. Председатель Правительства Российской Федерации Владимир Владимирович Путин говорил на встрече со мной, что средняя зарплата в Алтайском крае невысокая, ведь основа нашей экономики – сельское хозяйство. Несмотря на это, за 2011 год средняя зарплата в сельском хозяйстве выросла на 39%, соответственно повышается средняя зарплата по экономике. И мы просто обязаны и дальше повышать зарплаты учителей: как поется в песне, «есть у революции начало, нет у революции конца».

Мы считаем профессию учителя одной из базовых в обществе и должны постоянно поддерживать ее привлекательность на фоне других видов профессиональной деятельности. Зарплата – значимый параметр, но не единственный. Есть еще такое понятие, как условия труда: в каком здании расположена школа, как выглядит учительская, какое оборудование есть в классе и прочее.

Однажды я общался с учительницей в классе. Она собиралась идти на следующий урок, и я заметил, как она машинально взяла кусок мела, который лежал у школьной доски, и стала заворачивать его в бумажку, чтобы взять с собой в другой класс. Мел всегда был основным орудием труда учителя. Сейчас он постепенно уходит в прошлое: им, конечно, еще пользуются, но на смену мелу приходят интерактивные доски, мультимедийные комплексы. Это совсем другие условия преподавания. Так и на производстве: можно работать на старом дребезжащем станке, когда вокруг шум и грязь, а можно – на станке-автомате, без шума, в чистоте. Если у человека есть возможность выбирать, то понятно, что именно он выберет.

– В 2012 году на проект модернизации региональных систем образования выделено 60 млрд. рублей – столь значительных федеральных вложений в систему общего образования не было никогда и, как говорят представители федеральной власти, вряд ли когда-нибудь будет. А дальше бремя ответственности полностью ляжет на регионы. Вы к этому готовы?
– Все деньги, которые мы получим в рамках проекта модернизации, будут потрачены с максимальной пользой. Образование – та сфера, та область нашего внимания и заботы, где тратить хочется как можно больше, хотя при нашей жизни мы не сможем полностью ощутить эффект этих вложений. Отдача будет позже, ее почувствуют следующие поколения. Так, Лев Николаевич Толстой, построивший школу в Ясной Поляне, не увидел результатов при жизни, зато спустя десятилетия потомки его учеников были грамотными людьми.

Что касается ответственности регионов, то мы к ней, конечно же, готовы. Но при этом понимаем, что федеральный центр – это не какая-то противостоящая нам сила, и надеемся, что он и дальше будет обращен в нашу сторону, причем не только с целью контроля, но и для понимания того, хватает у регионов своих ресурсов или нет. Уверен, что разумная помощь, поддержка в сфере образования и дальше будет оказываться. А мы, в свою очередь, должны показать, что умеем работать эффективно, используя все свои возможности. И это отношения не оппонентов, а соратников – во всяком случае за несколько лет совместной работы с Минобрнауки России у меня сложилось именно такое ощущение.

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив