RSS Feed

Координационный совет «в штатном режиме»

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Борис Старцев   18.11.2011  14:49

9 ноября в Якутске состоялось очередное заседание Координационного совета при Департаменте общего образования Минобрнауки России по вопросам организации введения ФГОС общего образования. Основной темой для обсуждения, особенно актуальной в Якутии, был переход на стандарт в регионах с этнокультурной составляющей, но, как обычно, обсуждались и другие аспекты модернизации школьного образования.
Якутское заседание Координационного совета (КС) его председатель Елена Низиенко назвала знаковым — впервые его члены собрались после того, как стандарт начального общего образования был введен в первых классах всех школ страны «в штатном режиме». Если на предшествующих заседаниях обсуждались вопросы подготовки, совершенствования нормативно-правовой базы, то теперь настало время говорить о том, как стандарт вводится непосредственно в школах. Из сообщений представителей регионов следовало, что первые классы перешли на стандарт без каких-либо проблем – этому способствовала, прежде всего, длительная подготовка: и переход «по мере готовности» в 2010 году, и апробация, начавшаяся в некоторых регионах, в том числе в Якутии, еще 4 года назад.
Хотя далеко не все члены совета смогли долететь до Якутска, их отсутствие компенсировалось прибытием коллег, не входящих в совет (из органов управления и институтов повышения квалификации Еврейской автономной области, Алтайского и Забайкальского края). Впервые на заседании присутствовала член КС из Москвы – Софья Мозглякова, заместитель начальника Управления развития организационных механизмов системы образования столичного департамента, что, как было отмечено всеми присутствующими, свидетельствует о возвращении Москвы в федеральную образовательную политику. В работе совета участвовали заместитель председателя правительства Якутии Феодосия Габышева (ради этого она прервала свой отпуск), ранее возглавлявшая республиканское министерство образования, и действующий министр Афанасий Владимиров.

Структура стандарта и структура норматива
В первой части заседания КС, когда его члены отчитывались о ситуации в своих и курируемых регионах (на заседаниях это уже стало традицией), был выявлен ряд проблем, которые, так или иначе, имеют отношение к введению стандарта в штатном режиме.
Во-первых, это модернизация системы повышения квалификации педагогических кадров под новый стандарт. Хотя региональные институты повышения квалификации являются координаторами работы по переходу на новый стандарт, в них, по оценке Александра Кондакова, нет достаточной научной базы для разработки соответствующих программ. Это касается формирования универсальных учебных действий, новой системы оценивания, да и вообще системно-деятельностного подхода, на основе которого должна работать не только школа, но и институты повышения квалификации. Отсюда потребность в разработке таких программ на федеральном уровне и их «трансляции» в институты.

Еще одна идея, высказанная Еленой Низиенко, — необходимость перехода от повышения квалификации учителя к повышению квалификации коллективов образовательных организаций. Пока непонятно, в каких формах это может осуществляться, но логика очевидна: для достижения метапредметных и личностных результатов в основной и старшей школе нужны совместные, скоординированные усилия всех учителей-предметников, работающих с одним классом. Аналог – системы учебников, когда все учебники, например, для начальной школы должны быть написаны единым коллективом авторов. Возможностей для финансирования новых форм повышения квалификации сейчас более чем достаточно – из 60 млрд. рублей, которые выделяются на модернизацию региональных образования в следующем году, имеет смысл направлять средства именно на повышение квалификации.

Во-вторых, возникает вопрос о введении стандартов в коррекционном образовании. Как рассказала зампредседателя Комитета общего и профессионального образования Ленинградской области Елена Спасская, в ее регионе и Санкт-Петербурге по новому стандарту работают все общеобразовательные учреждения, а в курируемых регионах – Карелии, Мурманской и Псковской областях – стандарт введен в 97% школ, а оставшиеся 3% — это как раз коррекционные и специальные школы. При том что стандарт предусматривает коррекционную составляющую, интерес к этому направлению большой, работа коррекционных классов в общеобразовательных школах фактически остается за пределами правового поля, и более того – возникает вопрос, в какой мере обучение в таких классах, действительно, способствует коррекции.

В-третьих, при введении стандарта необходимо дальнейшее совершенствование финансово-экономических механизмов. Эту тему предложил коллегам первый заместитель начальника Департамента образования, культуры и молодежной политики Белгородской области Игорь Шаповалов, отметивший, что она вообще не присутствует в ФЦПРО, хотя было бы целесообразно не только реализовывать проекты по этой теме, но и создавать стажировочные площадки. Он порекомендовал закрепить за каждым членом совета ту или иную актуальную тему – «применить деятельностный подход», и сам вызвался курировать тему финансово-экономических механизмов. Тем более что методики нормативно-подушевого финансирования и НСОТ нуждаются в совершенствовании, прежде всего, благодаря появлению в новом стандарте часов на внеурочную деятельность. Как заметил Алексей Благинин, заместитель директора Департамента образования Ямало-Ненецкого автономного округа, «нельзя говорить об эффективном введении стандарта, если структура норматива не соответствует структуре стандарта».

Еще одна тема, не вызвавшая, впрочем, особых дискуссий, — проект рекомендаций по оснащению образовательных учреждений учебным и учебно-лабораторным оборудованием, представленный Александром Кондаковым. Проект был подготовлен по поручению президента страны, он обусловлен появлением требований к условиям (3-я группа требований) в структуре стандарта. По словам Алексея Благинина, перечни оборудования для школ так же важны, как и учебный план, — необходимо «устранить дефициты, чтобы стандарт успешно реализовывался в каждой конкретной школе».

Этнокультурное содержание и федеральная экспертиза
И, наконец, главная тема заседания КС, связанная непосредственно с местом его проведения, — этнокультурная составляющая образовательного процесса в контексте введения ФГОС. Известно, что на этапе разработки стандартов руководители многих национальных республик высказывали опасения о сокращении или даже полном исчезновении из школьной программы национальных языков, литературы и других предметов с этнокультурным содержанием – ведь новая редакция 7-й статьи закона «Об образовании» не предусматривала наличие в БУПе национально-регионального компонента. Александр Кондаков назвал эти опасения «эмоциональным порывом без глубокого осмысления», и на заседании КС в очередной раз была подтверждена их несостоятельность. «Изменения 7-й статьи не вызвали у нас особого ажиотажа, — пояснил замминистра образования и науки Республики Бурятия Александр Бочеев. – Понятно, что до 30% основной образовательной программы формируется участниками образовательного процесса, сохраняется право граждан на получение общего образования на родном языке».

Впрочем, доклады представителей Якутии и Бурятии о введении стандартов в регионах с этнокультурной составляющей «высветили» другие проблемы. Остается слабым программно-методическое оснащение школ, реализующих этнокультурный компонент, плохо обеспечено раннее обучение родным языкам, квалификация учительских кадров оставляет желать лучшего. Более того: в последние годы в национальных республиках акцент делали на обучение родным языкам, хотя, как отметил Александр Кондаков, главная задача школы – формирование этнической, региональной идентичности ребенка. И это задача не только образовательного учреждения, но и социума в целом. Конечно, в национальных республиках многое делается, но о системной работе говорить не приходится. И это требует научных исследований, принятия решений на федеральном уровне.

«Мы ищем механизмы, инструменты мотивирования образовательных учреждений для реализации программ этнокультурной направленности, — добавил Алексей Благинин. – Но пока наш стандарт – декларация о намерениях. Нужны конкретные инструменты, механизмы поддержки. Что нужно сделать, чтобы этнокультурная составляющая вошла в ООП конкретных школ? Мы подготовили проект регионального закона, обеспечивающего школам, реализующим программы этнокультурной направленности, право на дополнительное финансирование». И хотя, по мнению Елены Низиенко, повышение норматива может и не сыграть ключевую роль – есть риск, что в погоне за повышенным нормативом школы будут имитировать соответствующую деятельность, эту проблему в Ямало-Ненецком округе планируют решать с помощью экспертизы программ с этнокультурным компонентом. В Якутии этнокультурные факторы тоже связаны с экономическими: например, учитель, преподающий предмет на двух языках, зарабатывает больше.
С этнокультурной составляющей тесно связана и тема экспертизы учебников. Сейчас действует только один порядок экспертизы учебников – через экспертные организации, РАН и РАО, на основании заключений которых учебники включаются в федеральные перечни. Для учебников, изданных в регионах для реализации этнокультурной составляющей, действует такое же правило, и Елена Низиенко в очередной раз попросила членов КС довести до сведения коллег в регионах, что все эти учебники должны быть своевременно направлены на экспертизу – в противном случае их нельзя использовать в учебном процессе.

Тем не менее в связи с сомнениями, высказываемыми представителями регионов, остается вопрос: может быть, какие-то требования, имеющиеся в действующем порядке экспертизы, нельзя применять для оценки учебников с этнокультурным содержанием? Если да, то какие? Есть и встречный вопрос: всегда ли авторы таких учебников имеют должную подготовку и способны обеспечить должное качество? Ведь меняется роль, статус, формат школьного учебника, и региональные авторы должны это понимать. При этом необходимость экспертизы сомнению не подлежит: без нее невозможно обеспечить качество, не говоря уже о риске появления учебников, пропагандирующих экстремизм, социальную рознь и прочие антиобщественные вещи. Два года назад на семинаре в Минобрнауки тогдашний министр образования Челябинской области Владимир Садырин прямо заявил, что не сможет использовать в своем регионе учебники, изданные в Татарстане, потому что они «готовят граждан Татарстана», после чего министр образования Республики Татарстан Альберт Гильмутдинов предложить направлять все региональные учебники на федеральную экспертизу.

По итогам заседания КС было решено в ближайшее время обсудить критерии экспертизы учебников с этнокультурным содержанием. Есть утвержденные «матрицы» экспертизы в РАН и РАО – теперь предстоит определить, в какой степени имеющиеся критерии соответствуют требованиям к качеству учебников, подготовленных в регионах.

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив