RSS Feed

«Чем больше денег в системе, тем важнее распределить их правильно»

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Борис Старцев   21.10.2011  12:28

О первых шагах по реализации регионального проекта модернизации образования в Омской области в интервью «Просвещению» рассказала заместитель министра образования Омской области Лариса Солдатова.

— Лариса Юрьевна, каков размер средней зарплаты учителей Омской области за сентябрь 2011 года? На сколько она была повышена? Как она соотносится со средней зарплатой по экономике региона?
— Когда было объявлено о начале проекта модернизации, каждый регион выбрал для себя один из двух путей: или повышать зарплату учителям на 30%, или доводить ее до средней по экономике и выше. В Омской области мы фактически пошли одновременно и по первому, и по второму пути – подняв в сентябре зарплату на 30%, мы превысили средний показатель по экономике за первый квартал.

Итак, средняя зарплата по экономике Омской области за первый квартал 2011 года составила 17071 рубль. Согласно оперативной выгрузке за сентябрь 2011 года, средняя зарплата учителей Омской области составила 17697 рублей. Мы идем с небольшим опережением и понимаем, что по сравнению с первым кварталом средняя зарплата по экономике региона уже выросла. Эти данные будут точно известны лишь в апреле 2012 года, но мы не хотим отставать.

Следует отметить, что в 2010 году зарплата учителей области выросла на 15,6%, а с 1 апреля 2011 года – еще на 10%, причем повышение затронуло также остальных педагогических работников. Это очень значительная динамика. Мы понимаем, что такой параметр, как средняя зарплата учителей, важен для позиционирования региона и в Сибирском федеральном округе, и в целом по России, он используется для оценки эффективности работы нашей исполнительной власти. Конечно, мы и раньше ориентировались на более высокую планку – среднюю зарплату по экономике, но благодаря проекту модернизации ее удалось достичь быстрее.

В Министерстве образования Омской области действует система электронного мониторинга, и мы в режиме он-лайн видим ежемесячные данные о зарплате в каждой школе по каждому работнику, разумеется, без персональных данных. Когда мы запускали проект, то делали бесконечные расчеты, и сейчас нам было приятно увидеть, что мы не просчитались, что зарплата выросла настолько, насколько планировалось. Есть ведь много сложностей исполнения бюджетного законодательства – например, зарплата учителей в фонде оплата труда школы не «окрашена». Вопрос в том, чтобы специалисты на местах проявили свою профессиональную компетентность, и, естественно, мы переживали за коллег.

— Как распределялись средства на повышение зарплаты учителей в структуре фонда оплаты труда? Какая часть из названных 30% пошла в базовую часть ФОТ, а какая – в стимулирующую?
— Мы приняли решение распределять средства пропорционально между базовой и стимулирующей частью ФОТ. Примерное соотношение, которое мы считаем оптимальным, – 70% к 30%, в прошлом году базовая часть была чуть меньше 70%, в этом году чуть больше. Так что сентябрьское повышение составило 20% в базовой части и 10% в стимулирующей.

В абсолютных показателях базовая ставка учителя за норму времени с 4000 рублей выросла до 4830 рублей, соответственно выросли все выплаты, формирующие гарантированную часть оплаты труда, — например, за наличие квалификационной категории, проживание в сельской местности, за стаж. То есть у всех учителей области при неизменной нагрузке зарплата увеличилась. Теперь базовая ставка учителя больше, чем МРОТ, и это важно для людей в части государственных социальных гарантий, пусть даже по ныне действующему Трудовому кодексу соотношение базовой ставки и МРОТ не имеет никакого значения.

Конечно, можно было все дополнительные средства направить в стимулирующую часть ФОТ – так было бы проще даже с точки зрения бюрократических процедур (не нужно менять размер базовой ставки в региональном законе, методике расчета субвенций для муниципалитетов и локальных актах общеобразовательных учреждений). Но мы предпочли сохранить существующее соотношение гарантированной и стимулирующей части ФОТ — 70% к 30%. Чем больше денег в системе, тем важнее их правильно распределить, учитывая вклад каждого работника, иначе возникают риски получить обратный результат и свести на нет огромные вложения средств и усилий.

— Неоднократно говорилось, что проект модернизации региональных систем образования удовлетворит далеко не всех учителей – будет усиливаться неравенство в оплате. В абсолютных цифрах это происходит даже при равномерном увеличении базовой и стимулирующей частей ФОТ.
— Эта проблему мы увидели еще в 2009 году, когда система общего образования области поэтапно переходила на новую систему оплаты труда. В этот период у многих учителей возникали вопросы в связи с возникшей дифференциацией в зарплатах. Ведь раньше все получали четко определенные суммы, которые не зависели от результатов работы. Но когда каждая школа разработала свои положения об оплате труда, определив критерии стимулирования, те, кто не участвовал в жизни школы и не стремился к достижению высоких результатов, стали получать меньше своих коллег при одинаковой нагрузке.

Из-за возникшей дифференциации мы тогда столкнулись с большим количеством жалоб – проверяли каждый случай, давали разъяснения, проводили работу непосредственно в школах. В 2010 году мы за 10 дней отработали вопросы оплаты труда с представителями всех школ города Омска (их 160), сидели с утра до ночи – каждый работник системы образования мог прийти в министерство и получить разъяснения по всем вопросам введения НСОТ. С ноября 2010 года в министерстве работает «горячая линия» по вопросам оплаты труда. Конечно, учителям не всегда удавалось сразу разобраться в системе начисления баллов для получения стимулирующих надбавок.

Но были и другие случаи. Однажды по телевидению показали расчетный листок по заработной плате заслуженного учителя, где указана сумма за месяц 6 тысяч рублей. А наша проверка показала, что его зарплата намного больше – просто вторая часть расчетного листка была срезана. Случается и такое, что учитель не отработал норму часов на ставку, но сравнивает себя с коллегами, у которых большая нагрузка, и это, конечно, некорректно.

Главная идея перехода на НСОТ заключалась в том, что теперь каждый получает за результат труда. Проект модернизации должен усилить эту дифференциацию, оставив в отрасли сильных, способных, умных, талантливых педагогов.

— В сентябре зарплата была повышена только учителям. А как быть с остальными сотрудниками школ – психологами, социальными педагогами, медиками?
— В проекте бюджета Омской области на 2012 год запланировано повышение зарплаты с 1 января всем педагогическим работникам, за исключением учителей, на 30%, и медицинскому персоналу, работающему в образовательных учреждениях, — на 50%. Обсуждение проекта народного бюджета широко проводилось в регионе, в нем участвовали и школы в режиме видеоконференции.

Что касается работников дошкольных учреждений, то с 1 июля 2011 года среднее увеличение заработной платы составило 25%, с сентября 2012 года запланировано повышение еще на 15%.

— Как было организовано взаимодействие с федеральной властью на этапе подготовки проекта модернизации? Вовремя ли были перечислены деньги на реализацию комплекса мер?
— Минобрнауки России сделало все возможное, чтобы проект был запущен вовремя. Регионы получили деньги своевременно, даже раньше, чем было определено графиком. Более того: мы смогли «распознать» их на счетах в казначействе. По своему опыту могу сказать, что при реализации аналогичного по значимости проекта модернизации в здравоохранении (организация медицинских центров, ремонт и проч.) только на подготовку ушло полгода. Такие проекты очень сложны с точки зрения организации финансовых потоков: нужно грамотно организовать заявочную кампанию, соблюсти требования 94-ФЗ, решить процедурные вопросы, утвердить объем средств для региона из федерального бюджета, определить коды классификации доходов и т.д.

Каждый регион должен был сформировать свой комплекс мер с огромным приложением (данные по оснащению каждой школы по всем направлениям проекта в количественном выражении) для заключения соглашения с федеральным центром. Мы его оперативно подготовили и согласовали, специально для этого прилетали в Москву, сотрудники Минобрнауки консультировали нас по всем вопросам практически круглосуточно.

— Как в Омской области принимались решения о том, на что должно быть потрачены средства федеральной субсидии?
— Решения о том, на что потратить деньги в соответствии с региональным комплексом мер, принимались на уровне муниципалитетов и школ, хотя во многих других регионах это делалось централизованно. Мы распределяли средства по муниципалитетам, а затем по школам, исходя из численности обучающихся (для сельской местности – с удвоенным коэффициентом), и это справедливо – ведь только так проект может дойти до каждого учителя, ученика и родителя.

Каждый участник образовательного процесса должен ощутить положительные изменения, но не в отдаленной перспективе, а здесь и сейчас, придя в школу и увидев, например, новую парту, новый компьютер, ростовой стул, все остальное, что необходимо для учебы и работы. Тем более что сейчас школы переходят на новые образовательные стандарты – этот переход своевременный, он должен быть достойно обеспечен как материальными, так и кадровыми ресурсами, а происходящие в связи с этим изменения должны быть поняты и приняты.

— Какая доля федеральных средств в вашем регионе была запланирована на повышение квалификации учителей?
— От общей суммы – не более 5%, эти средства мы сможем потратить до конца 2011 года. При этом повышение квалификации учителей ведется планово, вне зависимости от проекта модернизации – Министерство образования Омской области доводит государственное задание Институту развития образования Омской области в рамках бюджетных ассигнований для обучения руководящих и педагогических работников. А сейчас появилась возможность дополнительно обучить, например, молодых учителей, которые только что пришли в школу и начали работать по новому стандарту.

— Какая сумма была направлена на возмещение уже произведенных расходов в соответствии с комплексом мер?
— Мы вообще не использовали механизм возмещения. У нас дотационный регион, в формуле расчета федеральной субсидии на модернизацию региональных систем общего образования учитывается уровень бюджетной обеспеченности, что позволило нам обеспечить софинансирование за счет планово предусмотренных расходов. Другие регионы, очевидно, должны обеспечить более высокий уровень софинансирования проекта, отсюда необходимость использования механизма возмещения. Мы же решили, что проектом необходимо в полной мере воспользоваться на благо отрасли.

— Есть ли сегодня необходимость в проведении разъяснительной работы в учительской среде в связи с реализацией проекта модернизации? Или же было достаточно тех разъяснений, которые вы проводили после перехода на НСОТ?
— Конечно, необходимость есть, и разъяснения мы вели с первых дней реализации проекта: проводили рабочие совещания в министерстве и на местах, видеоконференции в Институте развития образования, не менее активно работали коллеги в муниципальных комитетах и наши союзники в профсоюзе. Проект модернизации обсуждался на областном августовском педагогическом совещании. Заявочная кампания в каждой школе проходила с участием коллектива – все знали, какие им выделяются суммы, и совместно принимали решения, на что их нужно потратить.

С первых чисел октября руководители нашего министерства ежедневно проводят собеседования с представителями школ — директорами и завучами — о ситуации с зарплатой в их образовательном учреждении. На уровне муниципалитетов мы даем рекомендации по корректировке или актуализации действующей муниципальной методики распределения средств, рассматриваем, насколько корректно распределены ассигнования по учреждениям с учетом их наполняемости — и в сельских поселениях есть школы, которые, несмотря на небольшую наполняемость, обеспечивают хорошие результаты. В регионе более 40% малокомплектных школ, и мы намеренно их сохраняем, что было определено одной из главных задач в бюджетном послании губернатора Омской области Леонида Полежаева.

Во время выездов в районы с учителями встречаются члены областного правительства, мы готовим для них данные по зарплатам в каждой школе — они беседуют с педагогами, удовлетворены ли они зарплатой, устраивает ли их система распределения, насколько все это соответствует их ожиданиям.

— Идея доведения средней учительской зарплаты до средней по экономике региона не подразумевает деления показателей на сельские и городские. При этом, как правило, средняя зарплата по экономике в городах, особенно с наукоемким производством, выше, чем в селах. В этой ситуации сельские учителя получают больше, чем их соседи по селу, а в городе, наоборот, зарплата учителей будет отставать от средней по городской экономике. Есть ли в Омской области подходы к решению этой проблемы?
— Мы не видим в этом проблему. Учитель в селе или в городе работает по одному стандарту и должен давать детям знания одинакового качества. Даже если тот или иной сектор экономики, где наиболее высокие зарплаты, сконцентрирован в городе, это не означает, что цена потребительской корзины там выше, чем в близлежащем районе. Достаточно зайти в сельские магазины в Омском районе – цены там практически не отличаются от цен в Омске.

Крупные производства, формирующие среднюю зарплату по экономике, рассредоточены по территории области. И если искусственно повышать зарплаты учителям в муниципалитетах, где размещены эти производства, все поедут туда работать. Уж лучше повышать статус учительской профессии и прежде всего — молодых учителей, в этом году мы в два раза увеличили им единовременные выплаты в виде адресной поддержки на строительство или приобретение жилья, внесли дополнения в нормативную базу, позволяющие директору школы увеличивать базовую ставку молодому специалисту от 15% до 50%.

— Скажите, а чем все-таки объяснить недовольство некоторой части учителей своей зарплатой даже после 30-процентной прибавки? В Интернете встречаются призывы и к всеобщей уравниловке, и к более существенному повышению. Пишут и о том, что зарплату не прибавили, что средние показатели – от лукавого, и проч.
— Как человек, работающий в сфере управления более двадцати лет, такие отзывы я могу объяснить исключительно личными особенностями конкретных людей. Это вопрос не из сферы финансов, а об отношении человека к жизни: у одних оно позитивное, у других – сплошной негатив.

Если работать мало, плохо или вообще не работать, остается сидеть в Интернете и высказывать свою неудовлетворенность всем, в том числе зарплатой. Хотелось бы, конечно, чтобы среди учителей было больше людей позитивных, потому что они учат наших детей и передают им свое отношение к жизни.

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив