RSS Feed

Образование — зона ближайшего развития

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Оксана Демьяненко   27.09.2011  11:39

Программы развития образования создаются сегодня на уровне государства, региона, муниципалитета, школы. «Программное поле» развития образования определяется рядом взаимосвязанных факторов: культурных, социальных, политических. Как определить приоритеты в программировании развития образовательной системы и от чего зависит успешность реализуемых программ, обсуждали участники панельной дискуссии, организованной Департаментом образования Москвы и Федеральным институтом развития образования.

Какую модель успеха выберет поколение, зависит от образования
Академик РАО, директор Федерального института развития образования, заведующий кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ, профессор Александр Асмолов:
— Тема нашей сегодняшней дискуссии обозначена как «Москва — город образования: программы, перспективы и пророчества». Это странное, может быть, название дано не случайно: оно связывает реальности прошлого, настоящего и будущего. И сегодня мы попытаемся в совершенно иной системе координат увидеть многие проблемы, связанные с образованием.

Мы все привыкли говорить об информационной, когнитивной парадигме усвоения знаний и навыков. Но есть проблема социокультурной стратегии образования как порождения образа жизни, порождения модели успеха, порождения системы ценностей в культуре. И это невероятно важно! Мы должны четко понимать, что образование — это в буквальном смысле производство сознания личности, и образование выступает не как что-то вторичное, а вместе с культурой. Это две системообразующие деятельности, дающие смысл городу, смысл личности, смысл развитию. Любой вопрос об образовании — это вопрос будущего культуры и ее стратегии.

Мы сегодня много спорим о ЕГЭ, о стандартах, забывая, что все это инструменты. Мы не замечаем главного — образование как порождение культуры общества, культуры личности уходит на задний план. Те культуры, которые чувствуют, что образование — это идеология, всегда это понимают. Когда в начале Второй мировой войны к Черчиллю пришел министр просвещения и предложил резко сократить перечень учебников, убрать вариативность и свести к минимуму содержание образования, Черчилль со злостью ответил: «Я этого не сделаю хотя бы потому, что это до меня сделали Гитлер и Муссолини!»

Сведение стандартов к рецептурному мышлению, к жизненным задачам приводит к обнищанию страны. Конечно, если мы хотим только что-то контролировать, этого достаточно. Не случайно Муссолини, гордясь минимумами образования, писал: «Я всегда знаю, в какой день на какой странице открыты учебники в школах моей страны».

Образование — это ведущая социальная деятельность, порождающая мышление, личность в целом и образ жизни. В связи с этим возникают некоторые риски.

Первый риск. Есть антитеза, внутри которой мы всегда вращаемся: образование — это институт производства культуры, социализации личности, производства модели успеха или это сфера услуг?

Второй риск. При всем уважении к рынку, надо четко понимать, что есть принцип избыточности образования к утилитарным сегодняшним запросам рынка. Образование должно быть избыточно по отношению к рынку, а не ложиться под рынок.

Третье. Мне невероятно грустно, что из «Стратегии-2020», которая будет в ближайшее время обсуждаться, гуманитарное образование выпало как класс. Есть инновации, технические и инженерные прежде всего, есть «Наша новая школа» — в техническом обрамлении, есть профобразование — в инженерном звучании. Вся колоссальная культура гуманитарного мира образования задает программы поведения, но этого нет в «Стратегии-2020».

Когда я говорю: «От культуры полезности — к культуре достоинства», то хочу напомнить, что в культуре достоинства ценность — само понятие успеха. Мы часто путаем слова «успешный» и «прагматично состоявшийся» — это совершенно разные вещи. Какую модель успеха выберет поколение, зависит от образования. Успех утилитарный, прагматический, кайф-успех, когда все дозволено, или совершенно другую модель успеха, с которой мы с вами и должны иметь дело.

Повышение эффективности использования ресурсов — это ключевая задача
Директор Института развития образования Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Ирина Абанкина:
— Хотелось бы начать с точек опоры креативности в меняющемся глобальном мире. Это поликультурная среда и толерантность, это непрерывное образование, которое является тем самым маршрутом в построении креативного города, это лидерство, это новые технологии управления, творческое начало, глубина культурных традиций, новый разворот имеющихся ресурсов и, конечно, навыки конструктивного диалога, основанные на современном гуманитарном знании.

Очень важно, что образование не только ключевой ресурс креативных индустрий, но и кластер стратегического развития. А это значит, что мы должны уйти от понимания образования как просто расходной отрасли. Образование формирует тот самый креативный потенциал, который, основываясь на индивидуальном творчестве и талантах, которые человек в себе несет, позволяет создавать добавленную стоимость, новые рабочие места путем производства и эксплуатации интеллектуальной собственности.

При работе над программой развития образования мы старались найти ее ресурсное обеспечение. Повышение эффективности использования ресурсов — это ключевая задача. При создании любого системного проекта всегда есть ограничение, и это ограничение сегодня связано с социальными ожиданиями. В программе предпринята попытка обеспечить баланс между социальными гарантиями и возможностями развития эффективного платного образования, подтягивания других ресурсов. Это непростой баланс, в том числе и для Москвы. Да, наши исследования показывают, что многие семьи готовы платить за образование. Но и проведение государственной политики очень важно для обеспечения равного доступа, потому что образование становится ключевым механизмом, сопровождающим человека на протяжении всей его жизни.

Нет другого столь мощного механизма, который мог бы решить эту задачу. И поэтому речь идет о переходе от управления затратами к управлению результатами, от ценовой конкуренции к конкуренции по качеству образовательных программ с экономическими механизмами замещения и выбраковки слабых программ. Только те учебные заведения, которые имеют свои программы развития, могут войти в программное поле развития образования в целом. Суть современного программирования — не разделение на текущее программирование и развитие. Здесь увязаны и текущие ресурсы, и ресурсы развития. Поэтому сквозные приоритеты — это доступность образования, это образование для всех (одаренных, людей с ограниченными возможностями), это стандарт качества, поставленный во главу угла, это здоровье обучающихся и серьезное взаимодействие с городом и городской средой через развитие профессионального сообщества, информатизацию и модернизацию.

Все ресурсы, сконфигурированные сегодня в программе, называются субсидиями — для нас, экономистов, это понятно. Но в форме субсидий осуществляются и бюджетные инвестиции, и расходы на модернизацию образовательного процесса, и расходы на обеспечение обязательств.

Интернет демонстрирует нам духовную нищету полезного многознания
Академик РАО, ректор Московского института открытого образования Департамента образования города Москвы, профессор Алексей Семенов:
— Образование становится цифровым. И я хочу в своем выступлении остановится на представлении о цифровой сетевой культуре, морали и образовании.

Цитата из Алексея Николаевича Леонтьева об обнищании души при обогащении информацией является продолжением слов Платона, который в диалоге «Федр» говорил: «Припоминать станут извне, доверяясь письму, по посторонним знакам, а не изнутри, сами собою. Ученики будут многое знать понаслышке, без обучения, и будут казаться многознающими, оставаясь в большинстве невеждами, мнимомудрыми». Нам очень важно понимать, в какой степени слова Платона сбываются. Интернет демонстрирует нам духовную нищету полезного многознания, но это значит, что для школы сейчас становится очевидной ценность собственной позиции, знания, полученного самим. Тем самым полностью обесценивается безошибочное повторение чужих умных мыслей, красивые переписывания от руки (представьте себе, когда-то это ценилось), доведенные до автоматизма (любимый термин учителей). Умения тоже в большой степени обесценились. Все это взяли на себя компьютеры. Любая информация теперь находится на расстоянии вытянутой руки. Теперь мы должны учить достоинству, независимости, самостоятельности, уважению к другому высказыванию, формированию своей позиции, открытию нового, новой информации, той, которой еще не было в Интернете, самостоятельному ее получению в общении с другими людьми. Если новый стандарт правильно читать и понимать, то это и есть наша задача сегодня. Вот та самая информационная честность, новая цифровая мораль, простите за такое кощунство, что мораль может быть цифровой.

Для нас это возможность жить не по лжи — именно в силу формирования новой морали, когда всякая цитата сопровождается источником. С первого класса объясняют: замечательно, что ты это нашел, замечательно, что ты это вставил в свое сочинение, в свой реферат, укажи источник. Это является частью новой морали, культуры, образования. Может быть, очень хорошо, что приоритеты наших сетевых детей в этом: не самому прорываться через незнание, а обращаться к другим. Теперь от взрослых дети ждут не информации, а системы ценностей и достойного поведения.

В нашей стране у людей нет основ кооперации, солидарности
Главный редактор журнала «Искусство кино», член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ Даниил Дондурей:
— Я не согласен с тезисом, что ребенок нас опережает. Мне кажется, что это мы сильно отстаем, и не от детей, а от времени. Четыре дня назад были опубликованы данные опроса на тему: «Как вы оцениваете события августа 1991 года?» Людей, считающих, что это имеет некоторое отношение к демократии, оказалось не больше 10%. От 70% до 76% опрошенных прямо или косвенно сожалеют о поражении ГКЧП.

Вот состояние взрослого общества. Дети никак не отличаются — никуда не отходят, не опережают. Мы просто меньше технологически продвинуты, но дети воспроизводят все то, что вос-производит общество. А общество двадцать лет воспроизводило колоссальные болезни, связанные с тем, что существует консенсус всех российских элит (политической, научной, экономической и художественной) при объяснении реальности, при объяснении своих профессиональных проблем не касаться культуры. И культура, конечно, это не только идеология. Это и мораль (тема эта вырвана в нашей стране, ее никто и никогда не обсуждает, даже президент страны). Это и психологические болезни, которыми переполнено наше общество. И огромная подрывная работа (для себя мы назвали это «негативной селекцией») над тем, чтобы не допустить формирования развитой сложной личности.

Было бы странно, если бы в октябре 1937 года Иосиф Виссарионович узнал, что подавляющее большинство жителей вверенной ему страны обожает монархию, сожалеет об Октябрьской революции и готово к тому, чтобы изменить идеалам, за которые в то время уже начался террор. А сегодня это никому не странно. Наше население не принимает рыночные отношения. Согласно исследованиям, 70–74% нашего населения считает, что жизнь невероятно не-справедлива. Наше взрослое население внутренне, ценностно, мировоззренчески, идеологически, психологически, морально не принимает основ Конституции, по которой мы живем. Никакие инновационные процессы, связанные с технологиями, на это повлиять не могут. Можно считать, что мы сегодня находимся в самом свободном обществе за всю историю нашей страны: большинство людей могут делать все что угодно, эфир переполнен беспрецедентной критикой высшей власти. Но это ничего не меняет, люди не принимают устройство жизни, не хотят жить в августе 2011 года. Люди живут кто когда: кто в
90-е годы, кто в 50-е. Как заниматься какими-то расчетами конкурентоспособности страны, если в сознании людей при колоссальных темпах роста обращений к Интернету нет ответа на вызовы времени? Если 60% молодых людей в возрасте от 18 до 35 лет, согласно прошлогодним данным Института социологических исследований, считают, что от них ничего не зависит. Будут они творческими, будут много работать, получили хорошее образование, родились в Москве или где-то еще — это не имеет значения.

И глобальный рынок, на мой взгляд, не в Москве и даже не на великих биржах мира — он в головах людей. В нашей стране у людей нет основ кооперации, солидарности. А мы знаем, что есть морально-ценностные приоритеты, которые очень важны для любого социального действия, — это доверие людей друг к другу и какие-то основы для солидарности. У нас здесь настоящая катастрофа.

Простой пример. Я заметил, что когда выходишь из метро, люди не позволяют тебе выйти, они стремятся войти в вагон, когда ты еще не вышел, то есть они не хотят вступать в кооперацию по входу-выходу из вагона.

Мы никогда не обсуждаем проблемы, связанные, например, с тем, что убийцы в Кущевской и в Туле были людьми до 20 лет. У них другое отношение к смерти, к убийству, к тому, что можно и чего нельзя. Потому что телевидение ежедневно, ежечасно этим занимается и при этом ставит изумительно продающееся объяснение — я говорю о третьей по популярности программе, которую смотрят от 15 до 20 миллионов человек в день — «Пусть говорят». Пусть говорят, но никогда не договариваются. У нас ни о чем нельзя договориться и никто не хочет этого. В обществе нет консолидации по поводу каких-либо представлений о жизни, будущем, прошлом.

Мы даже про себя еще ничего не знаем, тем более про детей, живущих в будущем! Мы обсуждаем только технологии: заработки учителей, компьютеризацию… Вы знаете, мы уже это прошли в художественной культуре — маленькой части культуры в целом: художественная культура — это только сфера услуг. В результате ни авторов, ни произведений, ни художников.

Все, что можно отнести к культуре в широком смысле, воспринимается как забава. У нас в сознании культура —это то, что после жизни, потому что есть экономика, национальная безопасность, есть образование, которое всего лишь технология для трансляции культуры и больше ничего.

Я не видел ни одного восстания учителей против телевидения, что меня просто изумляет! Учителя, родители, церковь — взвойте хоть кто-нибудь! Это не менее важно, чем те деньги, которые вам добавят к зарплате.

Москва должна стать брендом самого современного образования
Заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений РАН, доктор экономических наук Евгений Гонтмахер:
— Я немного преподаю и в силу этого общаюсь с молодыми людьми. Вообще-то, они от нас отстали. По крайней мере, студенты первого курса очень бледны с точки зрения их представлений о мире. Не потому, что мы, старшее поколение, такие сильные, на самом деле мы много чего упустили. Но они упустили такие вещи, как ценности и мораль. Ими ценятся абсолютно конкретные отношения. У нас огромное количество деклассированных элементов. Достаточно зайти в любую московскую коммуналку и посмотреть на живущих там детей. Какие компьютеры, какие айпады?!

По официальным данным, в России классические бедные — это семья с двумя детьми, часто даже с одним ребенком. Эти дети идут в систему образования с колоссальным грузом проблем — психологических, этических, моральных. Они в этом, конечно, не виноваты, но проблем это не снимает.

В Москве есть две-три образцовые школы, где все предусмотрено для инвалидов. Это пока не норма, а ведь это имеет большое значение не только для инвалидов, но и для детей, у которых все в порядке со здоровьем и развитием. Есть проблема нетолерантности, даже со стороны родителей, которые требуют, чтобы ребенка-инвалида убрали из класса, потому что он мешает учиться их «нормальным» детям.

С моей точки зрения, крайне важно основные усилия приложить именно туда. Невозможно развивать школу, вкладывать туда деньги, повышать зарплату учителям, имея такой «хвост» в лице, может быть, десятков тысяч таких детей. Плюс дети мигрантов.

Рынок труда, успех — это важно. Для ребенка из неблагополучной семьи или детского дома его успех — хотя бы просто быть на уровне того, как мы представляем нормальную жизнь. Поэтому мне кажется, что соотношение расходов на детей из благополучных и неблагополучных семей надо еще обсуждать.

Модернизация, если говорить о ней серьезно, проходит через каждый город и регион. Для Москвы, как мне представляется, визитной карточкой является образование. Ведь что такое сейчас Москва в глазах наших регионалов? Это чиновники, бизнес, финансовые структуры, торговля, немножко здравоохранения. Что касается образования, то есть МГУ и еще пара хороших университетов. Но мне кажется, что Москва — тем более что она будет расширяться, будут строиться наукограды и так далее — должна стать брендом самого современного образования, причем связанного с воспитанием, социализацией. Потому что невозможно сделать хорошую государственную программу развития образования, не занимаясь ровно такой же программой развития культуры. Если поднять образование, а все соседние блоки, особенно культура, останутся на низком уровне, то цели не будут достигнуты.

Не надо недооценивать наших детей
Профессор факультета психологии МГУ, доктор психологических наук Ольга Карабанова:
— Есть по крайней мере три характерные тенденции, которые надо учитывать при проектировании новой системы образования.

Первая — наше общество информационное. Возрастают темпы обновления знаний, технологическая вооруженность. Это требует формирования принципиально новых способностей, новых компетенций, связанных с непрерывным образованием. Мы учимся на протяжении всей жизни, как бы хорошо мы ни были вооружены на данном этапе.

Вторая тенденция — у нас общество разнообразия, которое требует от нас искусства диалога. Сегодня утрачена вера в эффективность диалога, утрачено искусство диалога, и, наверное, кооперация, сотрудничество должны быть в центре внимания современной школы.

И третья, наше общество — это общество социальной неопределенности. Это касается и информационной неопределенности. Именно медиакомпетентностью, то есть умением плыть в бурном, штормящем море агрессивного воздействия, школа должна вооружить подрастающее поколение. И такие программы медиаобразования сегодня существуют.

Мы часто слышим: столько-то процентов аудитории смотрят передачу «Пусть говорят». На факультете психологии, в Центре социологии и образования РАО неоднократно проводились исследования того, как строится эта коммуникация в медиапространстве. Был выявлен феномен разорванной коммуникации.

Коммуникаторы и аудитория исходят из разных посылок, они не понимают друг друга. О процентах заявляют люди, которые делают эти передачи. А наши исследования показывают, что на самом деле ситуация далеко не такая, и наши подростки, юноши и дети, в чем-то значительно опережают наши представления об уровне их компетентности в выборе телевизионных программ.

Не надо недооценивать наших детей. Ребенок не может не меняться в новых условиях, и такие изменения происходят. Детство как социокультурный феномен удлиняется, меняется его содержание, меняются пристрастия, интересы, ценности детей. Ребенок сегодня другой, и учитель это знает. Дети у нас теперь не среднестатистические, это не средняя температура по палате. Есть две группы детей, причем поляризация за последние десятилетия резко усиливается: это дети трудные, проблемные, девиантные и это дети одаренные, талантливые, продвинутые. Но все это наши дети, и все они нуждаются в нашем внимании.

Да, на первом месте у современной молодежи действительно стоит ценность личных достижений, личного успеха. Но не надо этого бояться, потому что следующий вопрос: «А что они понимают под этим успехом?» Есть ценности цели и есть ценности средства. Если ребенок в школе, в семье понимает, что путь к высокому уровню материального благосостояния лежит через систему образования, через его собственные компетенции, это, наверное, изменит его отношение к образованию. А если ребенок будет определять для себя, чему учиться и как учиться, у него возникнет новая мотивация, и ценности его тоже изменятся.

Меняется общество — меняются требования к системе образования. Но образование не должно догонять запросы —образование должно создавать зону ближайшего развития, конструировать наше будущее, будущее нашего общества.

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив