RSS Feed

Кто поможет «гадкому утенку»?

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Антон Зверев   29.09.2011  16:37

В одной из школ Всеволжского района Ленинградской области младших подростков, только поступивших в пятый класс, специалисты просят оценить свое умение ладить с людьми, считаться с мнением друзей, отстаивать свою позицию, отказываться от перекладывания вины на других людей и, что особо значимо, — умение дать и принять обратную связь. Взятые вместе, разве не образуют эти универсальные компетенции самостоятельного человека, носителя ценностей гражданского общества?

Лечение есть
поражение медицины,
а истинная медицина – сплошная профилактика.
Н.Н. Пирогов

В 42-й статье проекта федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» речь идет о развитии в стране центров психолого-педагогической и медико-социальной помощи. Сокращенно — ППМСЦ. Это принципиальная новация. По мнению многих авторитетных экспертов, появление этого понятия (как и самой 42-й статьи) в тексте закона — очень важный этап в становлении новой российской образовательной цивилизации. Многолетние полупустые разговоры об «очеловечивании воспитания», адресной помощи, индивидуальном подходе к ребенку, его личностном «само-» (развитии, определении), обретают четкую организационную основу. Становятся непреложной частью государственной политики в образовании.

Кому же персонально общество обязано таким продуктивным законодательным нововведением? Среди подозреваемых «виновников» чаще всего упоминают Алину Левитскую, директора Департамента воспитания и социализации детей Минобрнауки РФ и давнюю поборницу проекта многопрофильно-командного подхода к личным проблемам учеников. Не менее активным, убедительным сторонником развития сети ППМСЦ считается и Виталий Рубцов, ректор МГППУ, президент Федерации психологов образования России, академик РАО. Не осталось без внимания и мнение Исаака Калины: будучи еще замминистра образования РФ и принимая участие в прошлогодних августовских чтениях учителей Ленинградской области, он уверенно поддержал идею воссоединения специалистов всех мастей и профилей в деле спасения здоровья подрастающего поколения.

В номере 40 за этот год мы подробно рассказали о более чем двухстах ППМСЦ, действующих в школах Северной столицы. Комплексные межшкольные площадки индивидуального сопровождения детей (муниципального уровня) успешно работают в каждом из 18 округов города.

Ленинградская область тоже стала создавать свои площадки интенсивной экстренной поддержки самых юных граждан. И, прямо скажем, к настоящему моменту стала лидером на этой ниве среди остальных 82 регионов страны. Даже в Новосибирске такого рода центр всего один (хотя и чрезвычайно сильный по составу мастеров). В Хабаровске, Самаре и Калининграде — тоже. Нужно ли говорить, какие многомесячные очереди выстраиваются у порогов этих уникальных «детских клиник»!

Центры растут — преступность падает
На территории Ленобласти обосновались 11 ППМСЦ, как правило, муниципального уровня (всего область насчитывает 18 районов). Плюс три центра «государственного статуса», располагающих новейшей техникой, великолепными специалистами редчайших по нынешнему времени профилей: детские психиатры, сурдологи, медицинские психологи, нейропсихологии, психотерапевты. К примеру, в Павловском областном ППМСЦ «Логос» (о нем говорят, что «тут вытаскивают самых безнадежных в плане речевых недугов пациентов») есть, кроме профессионалов экстра-класса, комната психологической разгрузки, кабинет физиотерапии и даже детский театр, эффективно корректирующий целый букет речевых нарушений. А, скажем, Ленинградский областной центр диагностики и консультирования оснащен, помимо прочего, дивной компьютерной системой биологической обратной связи (БОС), диагностическим оборудованием информационно-тренажерной системы.

Техника будущего: Что такое БОС?
БОС — это метод обучения релаксационному дыханию, в котором используется компьютерная программа для развития саморегуляции человека. Ученик или педагог, на котором закреплен датчик пульса, наблюдая на экране монитора за движением картинок (например, водолаза, спускающегося медленно или быстрее), старается правильно (так, как объяснил специалист, — диафрагмой) дышать. В результате нормализуется пульс, улучшается самочувствие, формируется навык релаксационного дыхания. БОС используется и логопедами, и врачами (на основе релаксационного дыхания можно, например, развивать правильное речевое дыхание, лечить заикание). С помощью аппаратов БОС человек может реально увидеть и даже услышать, как работает его организм. В Санкт-Петербурге центр БОС возглавляет профессор Сметанкин.

За прошлый год статистика подростковых правонарушений сократилась, судя по официальному докладу школьных управленцев области, ровно на треть. Значительно (притом за счет учеников с особыми потребностями) выросла доля детей, вовлеченных в творческие конкурсы, спортивные соревнования, олимпиады. Практически сведено к нулю число ребят, отчисленных из школы. Всего же услугами специалистов Службы сопровождения в 2010 году воспользовались 35 800 подростков (или каждый третий из воспитанников 354 ОУ Ленинградской области).

Обратим внимание: одним из показателей эффективности служб сопровождения является их востребованность со стороны педагогов, родителей, детей, социальных партнеров. А востребованность определяется количеством оказанных услуг (консультации, приемы, занятия, тренинги, семинары) и заключенных договоров со школами, ДОУ, ППМСЦ соседних территорий.

«Заниматься профилактикой, а не тушить пожары»
Рассказывает главный специалист Комитета общего и профессионального образования Ленинградской области Вера Пичугова:
— Действующие в области ППМСЦ выросли снизу, сами собой, как сердечный и профессиональный отклик педагогов на экологическое бедствие, постигшее детей. А ведь потребность в их услугах нарастает не по дням, а по часам. Взять, к примеру, детей с различными отклонениями в развитии. Если в 2006 году их число составляло 2 547, то сегодня — 4 856. Эта печальная тенденция «на неуклонный рост» имеет свою подоплеку. Из-за небрежности врачей, неправильно поставивших диагноз, в категорию детей с отклонениями в развитии зачастую попадает просто социально и педагогически запущенная молодежь. Сегодня в отношении таких детей Комитет по образованию совместно с областной и районными медико-психолого-педагогическими службами проводит «работу над ошибками». Теперь и поиск отклонений начинаем раньше, чем обычно.

Процесс развития системы ППМСЦ из стихийного, порождаемого преимущественно доброй волей отдельных руководителей ОУ, должен стать организованным, планомерным и управляемым — вот наша задача на ближайшие четыре года. Действовать будем шаг за шагом. Чтобы из разрозненных ассоциаций профессионалов создать мощную полномасштабную систему высококвалифицированного индивидуального сопровождения, ежегодно будем открывать по две экспериментальные площадки. Первыми официальными площадками «по разработке и апробации технологий и моделей комплексной психолого-педагогической поддержки развития обучающихся» (как сказано в «Приоритетных направлениях развития образования Ленин-градской области на 2011–
2015 годы») будут Лодейнопольский и Выборгский районы. Той же программой предусмотрено выделение на упомянутые цели 3,75 миллиона рублей.

Научно-методическое руководство этим проектом возложено на Ленинградский областной институт развития образования (ЛОИРО). Мы будем собирать районные команды, по восемь человек от райцентра: управленец, педагог-«дошкольник», школьный психолог, социальный педагог, сотрудники допобразования и обязательно — центров ППМС. Ну а ППМСЦ, в свою очередь, должен впоследствии объединять коллег-единомышленников уже на своей территории.

Проблемы — у каждого первого
Рассказывает доктор педагогических наук, лидер педагогики сопровождения, профессор СПбГУ Елена Казакова:
— Вообще-то в истории европейской модели ППМС-сопровождения помощь маленькому (его «индивидуальная настройка») начинается в дефектологии или в сфере специальной педагогики. И лишь затем становится востребованной массовым образованием. В каждом ребенке зарубежные коллеги изначально видят уникальное явление, которое не вписывается в те или иные, даже самые лояльные программы и стандарты. А ведь очевидно — именно таких ребят сейчас становится все больше — это кругосветная, всеобщая проблема. Тех, кто «мешает на уроке», кого упорно дразнят «тормозом» (даже учителя), кто никому не нужен, у кого неладно со здоровьем или дома. За что им зацепиться в этой жизни? Кому излить себя?

В отличие от европейцев, мы боимся, не умеем обращаться со своей душевной болью к профессионалам. Нет этого у нас — не воспитали, не привили.

Сегодня мы говорим о том, что стандарт во многом ориентирован на выращивание личности, на индивидуальные разнообразные маршруты, на уникальные возможности для каждого. Но опять — кто этим будет заниматься? Правильно: только профессионал педагогической поддержки. Специально обученный классный воспитатель, социальный педагог, сопровождающий, магистр, куратор — назовите как хотите, это все одна культура. Тот, кто поможет «гадкому утенку» (пока он не побежал громить электрички и сносить древние памятники) индивидуально сориентироваться, как бы войти в норму, чтобы затем уже самостоятельно решать свои проблемы.

Научить, помочь — и отойти, уйти из жизни ребенка. Так говорил автор этой концепции в начале 1990-х. Тогда же у бельгийцев появился специальный термин — «уход сопровождающего». Кто же остается рядом с «брошенным» учеником? Остается классный воспитатель. Он сопровождает ребенка на всех этапах обучения, а мультидисциплинарная команда ППМСЦ ему в этом всецело содействует.

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив