RSS Feed

Без бумажных учебников

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Борис Старцев   30.09.2011  11:46

В школах семи регионов России – Москвы, Московской области, Санкт-Петербурга, Республики Татарстан, Калининградской, Кемеровской и Самарской областей – начинается апробация мобильных устройств для чтения электронных книг, проще говоря – ридеров. Учащиеся 6-7 классов из не менее 25 отобранных школ получат на руки ридеры, которыми можно будет заменить комплект школьных учебников и дополнительной литературы. О задачах предстоящей апробации в интервью «Просвещению» рассказал первый заместитель директора Федерального института развития образования (ФИРО), член-корреспондент Российской академии образования Александр Лейбович.

– Александр Наумович, каковы основные задачи апробации? Что предстоит выяснить?
– Главная задача — найти ответ на вопрос, может ли ридер — мобильное электронное устройство – заменить большую часть, а в перспективе — весь комплект традиционных текстовых учебников. Это связано с поиском решений целого комплекса проблем.

Во-первых, предстоит выяснить, в какой мере ученики и учителя готовы работать с электронным устройством как с основным источником учебной информации.

Во-вторых, возникают вопросы учета, оборота, защиты, дистрибуции, ценообразования электронного контента для школ. На сегодня разные компании предлагают разные технологии.

В-третьих, поскольку в связи с использованием бумажных учебников сложилась определенная модель отношений между авторами, издательствами, региональными властями, учителями, родителями, учениками, нужно будет рассмотреть варианты ее изменения в связи с использованием электронных учебников и мобильных электронных устройств, которые могут находиться с учеником или студентом постоянно, в школе, дома, в библиотеке и т.п..

– Какие именно модели ридеров планируется использовать в ходе апробации? Наверняка есть определенные требования, которые к ним предъявляются.
– Размер интерактивного экрана должен быть таким же, как страница учебника, то есть не менее 10 дюймов. И это главное отличие от ридеров, которые массово используются в быту как аналог бумажной книги. Есть еще ряд требований, в том числе минимальное время смены страниц, определенная оперативная память, интерактивный экран, надежность и безопасность.

В разных школах мы планируем использовать разные типы устройств: первое — с небьющимся черно-белым пластиковым экраном, второе — с цветным экраном, третье — с черно-белым экраном и возможностью внешнего контроля через wi-fi. Одной из российских компаний разработано и запатентовано устройство, которое может администрировать ридеры – с его помощью учитель видит «свои» и «чужие» устройства, распределяет и контролирует контент. В ходе апробации мы планируем использовать все типы устройств.

Поскольку два из трех типов ридеров оснащены черно-белым экраном, в апробации не могут принимать участие учащиеся начальной школы – они все-таки должны учиться по цветным учебникам. Не смогут также участвовать в апробации и старшеклассники, которых ждет ЕГЭ.

– Уже известно, ридеры каких производителей будут использоваться в школах в рамках апробации?
– Пока нет. Как и в случае с любым школьным оборудованием, в конкурсе могут участвовать любые производители, предлагающие устройства в соответствии с заданными требованиями. Очевидно, если дело дойдет до массовой закупки ридеров для школ, будет отдаваться предпочтение тем, кто производит продукцию в России.

При подготовке апробации мы общались с представителями разных известных мировых компаний, в том числе британской компании Plastic Logic, средства в которую инвестирует «РОСНАНО» (в подмосковном Зеленограде планируется строить завод этой компании). Ридер, произведенный именно этой компанией, глава «РОСНАНО» Анатолий Чубайс продемонстрировал на встрече с Владимиром Путиным 18 августа 2011 года. Это современное устройство, которое не имеет аналогов, и по ряду параметров – например, по прочности — обладает определенными преимуществами. По цене – около 12 тысяч рублей — оно сопоставимо с некоторыми планшетными компьютерами. Если же его выпускать массово, цена, конечно, будет ниже. Другие устройства также поставляются известными международными компаниями, давно работающими в этой области: цветные устройства готова предоставить фирма «Эктако», а компания «PocketBook» также давно присутствует на российском рынке и имеет наиболее развитую номенклатуру устройств. Хорошо зарекомендовали себя в ряде российских регионов и планшетные компьютеры компании Intel, которые также рекомендованы нами для апробации.

– Информатизация российской школы в последнее десятилетие идет довольно быстрыми темпами – компьютерами, в том числе планшетными, Интернетом уже никого не удивишь. Зачем понадобились еще и ридеры?
– Если не брать в расчет собственно компьютеризацию и подключение школ к Интернету, основным направлением информатизации учебного процесса было насыщение школ так называемыми ЦОРами, или ЭОРами, – цифровыми (электронными) образовательными ресурсами. Как правило, это фрагменты мультимедийных учебных материалов в поддержку образовательного процесса, дополнения к учебнику. Благодаря различным эффектам, прежде всего анимационным, дети воспринимают ЦОР как увлекательную игрушку, хотя, на самом деле, он является дополнительным методическим модулем.

Теперь же речь идет об использовании мобильного электронного устройства, с которым ученик работает постоянно. Ридер для школы в сегодняшнем понимании – это носитель основного контента, набора десятков учебников, необходимых в образовательном процессе. Это та же книга – источник знаний, которую всегда нужно носить с собой в портфеле. При этом необходимость в школе компьютеров, Интернета, ЭОРов и всех остальных достижений информатизации никто не подвергает сомнению. В некоторых школах, участвующих в апробации, одновременно будут использоваться и планшетные компьютеры. Никто не собирается строить учебный процесс исключительно на ридерах.

Но мы вынуждены исходить из того, что в отличие от ридера, который ученик может читать в любой момент – в школе, дома, на улице, где угодно, — использование компьютеров в школе имеет определенные ограничения: и пространственные, и временные. Компьютеров нет в каждом учебном кабинете – дети пользуются стационарными или мобильными компьютерными классами, и ныне действующие СанПиНы позволяют ученикам работать за компьютером не более 15 минут, после этого надо делать перерыв. Считается, что иначе зрение испортится (собственно, миллионы людей знают это на своем опыте).

– Несмотря на это, в СМИ бурно обсуждается вопрос, зачем обеспечивать школьников ридерами, если за те же деньги можно приобрести планшетный компьютер или даже нетбук.
– Купить планшетный компьютер можно и дешевле. Но для нас главная проблема в том, обладает ли устройство безопасным экраном, не ухудшится ли в процессе его использования здоровье детей. Честно говоря, я совсем не понимаю тех, кто предлагает вводить в школах планшеты вместо ридеров – вряд ли сами они готовы к тому, что их дети будут с утра до вечера сидеть за планшетным или любым другим компьютером. А в ридере используются электронные чернила в отраженном свете, он так же безопасен, как и любая бумажная книга. В чем-то он даже лучше: стабильный размер шрифта, возможность настройки.

При этом, если вдруг появится достоверная информация о том, что разработаны новые, более современные экраны планшетных компьютеров, которые для здоровья детей столь же безопасны, как и ридеры, это, конечно, будет основанием для отказа от ридеров в пользу планшетных компьютеров – мы прекрасно осознаем, что у них функционал намного шире. Необходимы исследования, методики и результаты которых обсуждались бы в публичном пространстве. Ведь и сегодня утверждение о том, что экраны с подсветкой, которые используются на планшетных компьютерах, негативно влияют на здоровье детей, де-юре остается лишь гипотезой.

Что касается цены, то здесь все определяет рынок. Если кто-то сумеет предложить более развитые устройства на электронных чернилах с тем же функционалом и другими необходимыми характеристиками за меньшую сумму, мы будем только рады.

Но все-таки нужно понимать, что ридер – это не только текст. Его можно использовать как плеер для прослушивания аудиокниг. Можно делать закладки, заметки, развертывать изображения на весь экран. Технологии совершенствуются – мы пока не знаем точно, какими будут ридеры через пару лет, но ведущие мировые и российские компании на ближайшую перспективу имеют конкретные планы по значительному наращиванию их функционала. В них появится, в частности, опция просмотра анимаций и видео. Верстка, интерактивные элементы, возможности экрана, цвет – все это может совершенствоваться, поскольку технологии развиваются быстро. Лучше готовиться к этому заранее, а не догонять технический прогресс.

– Предположим, ученикам класса 6 «А» раздали ридеры, а дальше возможны варианты: один ученик ударил им другого по голове, третий его потерял, четвертый закачал постороннюю художественную литературы или, еще хуже, игрушки…
– Та модель ридера, которую разработала компания Plactic Logic, удароустойчива – разве что с горки на ней кататься не стоит. Компания «PocketBook» также представила устройство в особо прочном корпусе, защищающем стекло экрана. В любом случае, предусматривается определенный резервный фонд по всем типам устройств.
На случай потери сейчас рассматривается вопрос о страховании ридеров – страховая компания может выплатить компенсацию.

Что касается игрушек и другого развлекательного контента, то в отличие от планшетов, которые ориентированы, в первую очередь, на игры, ридеры предназначены только для чтения – их содержимое легко контролируется учителем: закачал информацию один раз – и учись весь год. При необходимости, учитель сможет дополнить или обновить содержание электронной книги. В этом смысле их технические ограничения образовательному процессу только на пользу.

– Повлияет ли внедрение ридеров на содержание образования, на его качество? Или достаточно уже того, что, скажем, шесть учебников в портфеле ученика будут заменены на одну легкую электронную книгу?
– То, что учебники становятся электронными, означает, что их можно обновить в любое время.
В новых образовательных стандартах есть метапредметные требования к результатам образования — в содержании образования появляются межпредметные связи. Ученик не может каждый день носить в школу бумажные учебники по всем предметам, а при наличии ридера на уроке, например, химии, он при необходимости может заглянуть в учебник по математике даже за предыдущий год. Если учителя разных предметов будут это учитывать и договариваться между собой, качество образования, несомненно, вырастет.

Пожалуй, можно говорить и о таком факторе, как повышение мотивации: учиться с помощью электронного устройства ребенку может быть интереснее, чем по обычному учебнику.

– Идея использования ридеров в школах обсуждается не первый год – на региональном уровне были попытки проведения экспериментов. Почему от слов к делу удалось перейти только сейчас?
– На самом деле, можно говорить об отдельных локальных экспериментах – на материале одного предмета, одного учебника, в пределах нескольких уроков. Так, в Республике Татарстан ридеры используются в отдельных школах при обучении татарскому языку, созданы специальные электронные ресурсы по этому предмету, в том числе, в расчете на ридеры.

А полный комплект учебников в электронном устройстве не использовался никогда. Даже если такая идея возникала, компаниям-производителям ридеров не удавалось найти общий язык с издателями учебной литературы — в каждом регионе есть бюджет на учебное книгоиздание, который полностью расходуется на закупку бумажных учебников, и появление альтернатив воспринимается издателями в штыки.

Переговоры проводились с целым рядом издательств. Нам было необходимо, чтобы издательство было способно предоставить широкую номенклатуру учебников практически по всем дисциплинам. Важно и то, что издательства должны были обеспечить необходимую методическую поддержку, а также предоставить контент на безвозмездной основе. Мы благодарны трем крупным издательствам, чьей поддержкой нам удалось заручиться: – «Просвещение», «Дрофа», «Академия», которые поставляют весь необходимый электронный контент для участников апробации.

– Одной из задач апробации вы назвали определение готовности учителей к использованию ридеров. А к самой апробации они готовы? Не получится ли так, что незнакомое устройство сразу отложат в сторону?
– Информатизация школы не прошла даром — за 2000-е годы учителя очень многому научились. Они свободно качают информацию из Интернета, делают презентации и проч. Так что условия для проведения этой апробации созрели. Если раньше мы предлагали компьютеры, проекторы, интерактивные доски как дополнения к основному средству обучения – учебнику, то теперь настало время предложить электронную замену и учебнику.

Конечно, вводя любые инновации, мы обычно ориентируемся на передовые школы, передовых педагогов, но необходимо менять ситуацию в массовой школе. Изменения в мышлении учителей, совершенствование качества образовательного процесса происходят постепенно – нужно менять мировоззрение, ментальность, нарабатывать опыт. Ведь когда мы все начинали работать с компьютером, первое время возникали проблемы – то файл потерялся, то вирус обнаружился. Ситуация меняется, когда инструментом владеешь свободно.

По существу работа в регионах уже началась, так как проходят установочные семинары для пилотных школ, начато планомерное повышение квалификации педагогов – это и есть первый этап апробации. Затем начнется работа с учащимися.

Апробация рассчитана на год, и по ее итогам нужно решить, стоит ли расширять проект, превращая его в широкий эксперимент. Если да, то предстоит разработать предложения по изменению нормативно-правовой базы, касающейся организации образовательного процесса в школах, рекомендации издателям, производителям устройств. Необходимо также подготовить новые электронные учебники, в полной мере использующие возможности современных ридеров (пока мы используем уже существующий контент, имеющий гриф Минобрнауки России). Уже сейчас можно обсуждать достоинства и недостатки тех или иных устройств, но, не имея комплексных требований от системы образования, производители вряд ли смогут их соответствующим образом доработать.

– Какие результаты вы хотели бы получить по итогам апробации? Какие выводы возможны в пользу дальнейшего использования ридеров, какие – против?
– Прежде всего, в ходе апробации нужно выяснить, как изменилась успеваемость детей. Если она не ухудшилась – это достаточный показатель для того, чтобы переходить от апробации к эксперименту. И тогда нужно будет искать ответы на другие вопросы: какие электронные устройства, с каким функционалом в дальнейшем должны использоваться в школах, каковы разумные механизмы дистрибуции электронного контента, какие рекомендации следует дать издателям по созданию электронных учебников для определенных устройств и проч. Сейчас в рамках апробации за основу взяты имеющиеся учебники, дополненные более чем 400 мультимедийными образовательными ресурсами, а в перспективе издательства смогут выпускать электронные учебники, изначально ориентированные на полное использование всего функционала мобильных устройств (ридеров, планшетных компьютеров и т.п.) в расчете именно на ридеры с учетом их возможностей и перспектив технологического развития в тот или иной период времени.

В ходе апробации предусмотрена система мониторинга, разработаны критерии оценки результатов. Фактически нам предстоит коллективный поиск итоговых требований к устройствам и к электронному контенту. Например, мы будем отслеживать, какие формы использования устройств учителя находят в образовательном процессе. Будут проводиться социологические опросы учителей и учеников. 6-7 классы не выходят на государственную итоговую аттестацию, так что нас будут интересовать результаты текущих «срезов» успеваемости.

– Означает ли переход на ридеры в рамках апробации полный отказ от бумажных учебников?
– Нет, мы не можем это запретить, да и не собираемся. Один из принципов апробации заключается в том, что учителю и ученикам дается возможность обойтись вообще без бумажных учебников. В этом смысле будет очень показательно, какая доля учащихся, использующих и ридеры, и школьные компьютеры, регулярно к ним обращалась.

— Апробация проводится полностью за счет федеральных средств?
— Нет. Есть и вклад регионов – в частности, на их средства закупаются ридеры. Федеральное участие – это адаптация контента, методическое обеспечение, повышение квалификации учителей, которое будет проводиться и в Москве, и в регионах силами специалистов ФИРО, компаний-производителей и издателей.

— А с родителями будет вестись работа? Все-таки далеко не все родители, особенно в сельской местности, продвинуты в плане информатизации.
— Не стоит их недооценивать, даже если речь идет о далеких уголках страны. Я думаю, что не придется подробно рассказывать родителям о том, как использовать ридеры, — для тех, кто пока не в курсе, достаточно информации о том, что это та же книга, требующая несколько иного отношения. Преимущества для родителей очевидны: им не придется искать, покупать учебники и литературу для внеклассного чтения. Помимо всего прочего, это экономия семейного бюджета.

Но мы, конечно, попросим родителей проконтролировать, чтобы дети внимательно, бережно относились к электронным книгам.

— Используются ли ридеры в школах за рубежом? Приходится ли нашей стране в очередной раз гнаться за лидерами? Или мы сами «впереди планеты всей»?
— Честно говоря, пока мы не изучали зарубежный опыт подробно, хотя в этом есть необходимость. Известно, что в Америке, Европе, Азии около 15 стран, в том числе развитых, проводят эксперименты по использованию ридеров в учебном процессе. В некоторых странах – преимущественно азиатских, где себестоимость устройств очень низкая, — подобные эксперименты достаточно масштабны. Одной из первых начала использовать ридеры Малайзия, в Южной Корее существует программа обеспечения ридерами всех школьников до 2015 года. Россия уже в начале пути.

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив