RSS Feed

В погоне за ученико-часами

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Евгений Скворцов   15.07.2011  11:15

Вопрос о переходе на новую систему оплаты труда (НСОТ) начали обсуждать лет десять назад — переход от единой тарифной сетки намечался во всех отраслях, и в образовании нужно было учесть его специфику. Первая версия федеральных рекомендаций появилась осенью 2006 года, незадолго до начала комплексных проектов модернизации образования, вторая — год спустя.

В условиях разграничения полномочий между федеральным центром и регионами каждый субъект Федерации имел право разработать свою модель НСОТ, и все этим правом в той или иной мере воспользовались. Что, впрочем, не помешало НСОТ стать одним из жупелов образовательной реформы.

Переход на НСОТ не следует путать с повышением зарплаты — это всего лишь механизм распределения имеющихся денег между работниками, не более того. Для повышения ради повышения нет необходимости менять систему — можно было просто «подбросить» денег в рамках существующих правил единой тарифной сетки, например, увеличив МРОТ. Но, как было продекларировано изначально, любые изменения в системе оплаты не должны приводить к сокращению доходов учителя при неизменной нагрузке, более того — должны сопровождаться их увеличением. Поэтому введение НСОТ в регионах, как правило, сопровождалось увеличением фондов оплаты труда за счет дополнительных вливаний и оптимизационных мероприятий.
В так называемой модельной методике, разработанной и рекомендованной федеральным министерством на основе опыта, прежде всего, Тюменской области, есть два основных принципа: расчет оклада на основе ученико-часа (стоимость работы учителя с одним учеником в течение часа) и большая доля стимулирующих выплат. Все остальное, даже пресловутый коэффициент за сложность и приоритетность предмета (повышающий цену ученико-часов учителя, например, математики) и категорический отказ от доплат за стаж — по большому счету, ягодки на торте.

На 1 января 2010 года практически все субъекты Российской Федерации перевели на НСОТ 100 % общеобразовательных учреждений, исключение составили несколько регионов, где НСОТ не был введен в полном объеме.

В целом системы оплаты труда, которые сформировались и формируются сегодня, определяются различным соотношением: либо максимум учета квалификации в базовой части заработной платы и минимум стимулирующих выплат, либо наоборот. На одном «полюсе» оказалась так называемая «Санкт-Петербургская модель»: регулирование через ставки и должностные оклады до 90% заработной платы,
а стимулирующие выплаты — 10% с последующим увеличением. На другом «полюсе» — рекомендуемая Министерством образования и науки РФ «Модельная методика», где учет квалификационных характеристик минимален и заменен на учет таких факторов, как наполняемость классов, приоритетность предметов, а стимулирующие выплаты составляют до 30% от ФОТ.

В результате разной региональной политики в отношении новых систем оплаты труда выделились три группы регионов:
• регионы, которые практически воспроизводят ETC на уровне региона (добавляя стимулирующие выплаты);
• регионы, вводящие «Модельную методику», основанную на «ученико-часах»;
• регионы, вводящие свои системы оплаты труда, основываясь на профессионально-квалификационных группах или базовых единицах

Если оклад рассчитывается сдельно, то есть уменьшается или увеличивается благодаря каждому уроку и каждому ученику, а стимулирующие доходят до 30%, а то и 40% оклада, учитель вынужден работать в предельно жестких рамках, когда в равной степени важны и количество, и качество.

«Ученико-часовая» оплата базируется на весьма стройной идеологии. В соответствии с законом «Об образовании» школа должна финансироваться по нормативу, когда каждый ученик приносит в ее бюджет определенную сумму. Таким образом, финансовое благополучие учебного заведения напрямую зависит от количества детей: даже на превышение лицензионных требований директора готовы закрывать глаза, лишь бы денег было больше. В этой ситуации финансовое благополучие каждого конкретного учителя тоже должно зависеть от количества учеников — считается, что в противном случае борьба за детей, конкуренция с соседними школами и вообще повышение качества образования останутся исключительно прерогативой директора. Но, конечно же, ситуацию нельзя доводить до абсурда — при наполняемости классов 25 человек наличие 26-го и последующих учеников на зарплате учителя никак не отражается.

Благодаря ученико-часу работа учителя должна стать личностно ориентированной. Он получает оклад не просто за каждый отработанный час, но и за каждого ученика. Используя давнюю максиму нынешнего директора ФИРО Александра Асмолова, происходит переход от новой образовательной политики к новой экономической политике: от НОПа к НЭПу. Педагогический механизм, в основе которого индивидуальный подход и внимание к каждому, получает мощный экономический базис в виде ученико-часа. Ведь даже если один родитель будет недоволен работой конкретной учительницы, он переведет своего ребенка в другой класс, а то и в другую школу, тем самым ударив ее по карману. Пусть цена одного ученика в составе ученико-часа даже в пересчете на месяц работы символическая, но именно из таких мелочей складывается зарплата.

Погоня за часами, от которой, казалось бы, стремились избавить учителя разработчики образовательных реформ начала 2000-х, превратилась в погоню за ученико-часами. И если распределение часов — проблема исключительно школьного коллектива, и здесь сильный учитель всегда свое возьмет, то погоня за учениками — это проблема, скорее, образовательных властей. У директоров и тем более учителей здесь возможностей куда меньше.

И хотя есть примеры, когда учителя, набирая первые классы, сами ходят по домам и убеждают родителей отдать детей именно в их класс, демографическая ситуация во многих регионах такова, что выше головы не прыгнешь. Директора зачастую рекомендуют учителям самим рожать — в школы идти некому. И вот тогда включаются и набирают обороты механизмы оптимизации штатного расписания, а затем и реструктуризации школьной сети. В тех регионах, где НСОТ основана на ученико-часе, смысл этих мероприятий учителю объяснять не надо: он четко понимает, что если нет детей, нет и зарплаты.

Несмотря на настоятельные рекомендации федеральных властей, переход на НСОТ с ученико-часом произошел далеко не во всех регионах. Чаще всего ученико-час при расчете окладов в региональных системах оплаты труда заменяют базовой единицей — суммой, которая выплачивается учителю, работающему на полную ставку, вне зависимости от количества детей в классе. К этой сумме (например, 5000 рублей) прибавляются доплаты за категорию, кабинет, классное руководство, проверку тетрадей, профильность и прочее, а также стимулирующие выплаты. Это тоже НСОТ, но во многом основанная на прежней идеологии единой тарифной сетки, когда зарплата представляет собой, как говорят финансисты, «все тот же тариф и надтариф к нему».

Ученико-час нередко считают формой оплаты труда, унизительной для учителя. Дескать, из сеятеля разумного-доброго-вечного, получающего зарплату за сам факт своего существования, НСОТ превращает его в экономическую единицу, оказывающую образовательную услугу определенному числу людей. Главный редактор журнала «Директор школы» Константин Ушаков назвал НСОТ, рекомендованную в модельной методике, «сдельщиной», и это чистая правда.

При несомненном соответствии такого экономического механизма педагогическим механизмам, на которых должна быть основана современная школа, сдельная оплата — инструмент рационального использования средств. Свой ответ на вопрос, применять его или нет, дается в каждой отрасли и на каждом предприятии. Например, в авиации летчику платят за количество часов, проведенных в полете, но никак не за количество перевезенных пассажиров. А вот в музее экскурсовод зачастую получают гонорар за каждую экскурсию именно по числу посетителей, хотя в этом случае вряд ли требуется индивидуальный подход к каждому и размер группы вряд ли имеет значение. Более грубый аналог — работа продавца в ларьке, получающего часть оклада за отработанное время, а другую часть — как процент от выручки с посетителей.

По большому счету, ученико-час — это обязательство государства по оплате работы учителя с учеником в коллективе из 25 человек. Однако если учитель не набирает нужное количество часов или к нему не приходит нужное количество учеников, есть выходы из ситуации. Первый — родительское софинансирование. Делая добровольные взносы хоть на дополнительные образовательные услуги, хоть на ремонт туалетов, родители могут компенсировать учителю средства, недополученные, например, из-за низкой наполняемости класса или небольшого количества уроков. Второй способ — заработать большие стимулирующие. Но даже в рамках комплексных проектов модернизации образования стимулирующие выплаты удавалось обеспечить на уровне рекомендованных 30% лишь в отдельных школах.

Очевидно, перспектива получать значительные стимулирующие откроется перед учителями благодаря повышению зарплаты и последующему ее доведению до средней по экономике в рамках 120-миллиардного проекта модернизации образования. Пункт 6-к 436 постановления правительства РФ предусматривает внесение в соглашения между Минобрнауки и субъектами Федерации сведений о реализации системы нормативно-подушевого финансирования, НСОТ и план-график их введения. Впрочем, о какой именно модели и разновидности НСОТ идет речь, до какого показателя регионы должны будут доводить долю стимулирующих в фонде оплаты труда и придется ли «отстающим» регионам вводить пресловутый ученико-час, документ умалчивает.

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив