RSS Feed

Почему мы боимся реформ?

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Антон Зверев   02.06.2011  13:21

Помните у Пастернака: «Рассказали страшное, дали точный адрес…»?
Так и тут. Какой-то ловкий провокатор запустил в Интернет откровенную дезу о том, что, дескать, с сентября все школы станут платными. Якобы за счет казны ребенок сможет гарантированно получить лишь несколько базовых предметов, но не больше пяти.
Все остальное – за деньги.


Все – на баррикады!

И началось… Шум-тарарам по всей Сети. Боевая тревога, не меньше.
«Где этот закон? Срочно кидайте ссылку!». «Не могу найти, но, говорят, уже принят в третьем чтении». «Товарищи, все на баррикады! Жалко, что профсоюз у нас такой хлипкий – ладно, сами разберемся!» «Я была на собрании на днях, и завуч начальной школы все это дело озвучила. Кошмар! За кого они нас держат?». «Так что готовьте ваши денежки, родители…». «Сама я в школе не работаю – ушла. Ну просто как в воду глядела! Думаю, что массовые увольнения уже не за горами…». «По предварительным данным», – профессионально нагнетают панику авторы одного из сайтов Сибири, – «стоимость обучения в месяц может составить на одного ученика 6-7 тысяч рублей, в год – 54-70 тысяч и 630 тысяч за 11 лет обучения»…

Первым все эти абсурдные слухи развеял глава государства Дмитрий Медведев. «Никакого перехода к платному образованию не предполагается и из закона ничего подобного и близко не вытекает. Остаются прежние нормы предоставления образовательных услуг», – заверил президент страны.
Следом за ним в кадре появился министр образования РФ Андрей Фурсенко. И снова шаг за шагом опроверг нелепые предположения встревоженного Интернет-сообщества. «Это нереально, слухи были запущены некорректно… Есть твердое решение, что 36 часов в неделю будут оставаться бесплатными», – цитирует комментарий А. Фурсенко РИА «Новости».

«Любой ход в этом направлении (введение платного образования) немедленно становится очевидным. Ни один политик никогда в жизни такое не предложит», – читаем в той же суховато-лаконичной информационной сводке «Новостей». Кроме того, по словам министра, «вопрос бесплатности образования находится под жестким общественным контролем». А. Фурсенко также обратил внимание СМИ на то, что автор пресловутой фальшивки намеренно не указал в ней ни названия якобы принятого Думой закона, ни даже его номера.

И, наконец, выступая 31 мая на «большом педсовете» перед делегатами VI-го Съезда Всероссийского педагогического собрания, на ту же скользкую тему высказался с предельной убедительностью (трижды обращаясь к ней в течение доклада) премьер-министр РФ Владимир Путин.

«Мы обязательно сохраним бесплатное общее образование, само собой разумеется! – обратился Путин к педагогам. – Это одно из базовых положений нашей Конституции, и от него, конечно, никто не намерен  отступать. Государство должно и будет полностью оплачивать весь процесс образования, нести 100-процентную нагрузку по содержанию и развитию школ, включая ремонт, закупку оборудования и, разумеется, оплату труда учителей. Само собой!». И далее, как бы опережая вопросы из зала «на уточнение», лидер «Общероссийского народного фронта» вновь вернулся к наболевшему: «Хочу, чтобы здесь не было никакого двойного толкования, – ни о каком переходе на платное образование, в том числе отдельных предметов в рамках школьной программы, не может быть и речи». Развивая свою мысль, Путин не преминул тут же напомнить, что бесплатная школа это, по сути, «основополагающий принцип существования государства как такового». Точка!

Можно спокойно вздохнуть?
Огорчает другое. «Деза», запущенная с месяц назад (!) в пространство виртуалки и успевшая разойтись по сотням блогов, обросла за время, пока молчали наши главные руководители, солидной массой домыслов, мифических теорий, версий и неположительных эмоций. Все это – затянувшаяся гоголевская пауза «верхов» в ответ на нарастающий сигнал тревоги «снизу» – вряд ли прибавило народу веры в свою власть, в ее политику. И уж наверняка не преумножила ряды сторонников образовательных реформ. Достаточно сказать, что даже Андрей Фурсенко, лично ответственный за состояние дел в своей отрасли, только с подачи РИА «Новости» (и лишь в минувший понедельник!) наконец заговорил о главной теме, будоражащей (да что там – сотрясающей!) образовательный Рунет. Считал ниже своего достоинства комментировать слухи? Или пребывал в уверенности, что первым, по своей инициативе, опуститься до простых людей и объяснить электорату что к чему, начистоту, как он это умеет, – не его, мол, не царское дело? Но уважение к человеку (ради которого, кстати сказать, и совершаются реформы, в том числе, и в школе) все-таки, думаю, важнее личных принципов и убеждений даже самых высокопоставленных администраторов в нашей, как сказал поэт, «подопытной» стране. Это и есть та самая лакмусовая бумажка, достоверно проявляющая (и проверяющая) приверженность «слуги народа» истинно, без всяких скидок, демократическим нормам и ценностям.

В конце концов (чего уж там греха таить!), совсем не каждый россиянин, даже из числа образовательных экспертов, смог самостоятельно осилить текст печально знаменитого закона о бюджетных учреждениях – № 83 ФЗ. А ведь именно вокруг него и разгорелись интернетовские страсти.

Согласитесь, мы уже имеем печальный опыт с медициной: многие учреждения выдавливают своих пациентов в платное отделение. Со школой сценарий может быть аналогичный. Ибо по документам, формально «платные знания» могут и не пересекаться со стандартной программой. Но как реально проконтролировать, за что берут деньги на платном факультативе – за «продвинутый уровень» или за то, что недодали во время урока? И кто вообще сможет оценить все эти риски?

Выгоды есть. Но рисков больше
«В чем главный смысл 83-го закона?» – переспрашивает директор Центра прикладных экономических исследований Высшей школы экономики Татьяна Абанкина, которая обеспечивала экспертную поддержку законопроекта. И отвечает: «В том, чтобы от управления затратами перейти к управлению результатами. (…) Речь идет о нормативно-подушевом финансировании, когда объем выделяемых школе средств зависит от числа привлеченных ею учащихся».

Что ж, с виду дело вполне благое. Но учитываем ли мы, затеяв выпечь собственный пирог, опыт чужеземных кулинаров? Скажем, печальные плоды школьной реформы леди Тэтчер в Великобритании почти двадцатилетней давности? Опираясь на принцип «деньги следуют за учеником», британцы боролись с повальной неграмотностью среди выпускников, думали поднять престиж учительской профессии, освободив педагогов от чрезмерной опеки со стороны бюрократического аппарата. А в результате негативные процессы (те, которые хотели обуздать), напротив,  пробудились с новой силой. Теперь уже каждый третий английский преподаватель хотел бы оставить работу, армия неграмотных юношей и девушек выросла до миллиона. Главное – уровень знаний по-прежнему не соответствовал (и не соответствует сегодня!) заявленному в школьных документах стандарту.

Это, во-первых. Есть, однако же, и «во-вторых».
Вернувшись из Англии, известный публицист и педагог Симон Соловейчик рассказывал: «Тут постепенно вводится новый порядок, по которому школы получают деньги не от местной администрации, а напрямую от правительства – оно платит школе за каждого ученика, которого по своему выбору привели родители. Получается так: лучше школа – больше у нее учеников – больше денег. А плохая пусть хоть разоряется. (…) Очень демократично. Но… Дело оборачивается неожиданной стороной: школы перестают брать слабых учеников, начинается сегрегация детей. Чем меньше слабых учеников – тем лучше результаты школы, тем охотнее ведут в нее детей… А остальных куда?»

И, наконец, в-третьих. Насчет «управления результатами (качеством образования)».

Согласно данным комплексного мониторинга, осуществляемого по инициативе Высшей школы экономики, сегодня первым и главным мерилом «хорошести» школы для типичного российского ученика является фактор…  «близости к дому». Аналогичные исследования в других странах подтверждают: привязанные самой жизнью (местом жительства) к школе своего двора (микрорайона), учащиеся голосуют не столько за качество педагогических услуг (мол, уж какие есть), сколько за их шаговую доступность. Это практически правило без исключения для крупных городов,  и уж тем более для сельских школ России.

Таким образом, голосование ногами «по месту прописки», вероятно, мало что изменит и по линии увеличения эффективности образовательных услуг.

Будут ли сокращения? Министр снова держит паузу…
Или другой вопрос, остро волнующий людей. В регионах, вступивших в эксперимент по нормативно-подушевому финансированию раньше Москвы, учительство сократилось примерно на 20%. Скажем, в Тюменской области, чтобы существенно поднять зарплаты, чиновники попросту сократили учительский корпус на 2,5 тысячи человек. Точно такой же эффект, согласно оценке Московской городской организации профсоюза работников образования, может случиться и в златоглавой (сейчас соотношение «учитель—ученик» в России составляет 1 к 15—16, тогда как в Москве — 1 к 12). В первую очередь под удар попадут учителя пенсионного возраста. Однако наш замечательный министр опять молчит, будто чего-то снова ждет. Можно предположить: наверное, очередного приглашения из РИА «Новости»?

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив