RSS Feed

«Большое вам спасибо, товарищи!»

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Борис Старцев   10.05.2011  12:08

28 апреля на экспертном семинаре в Общественной палате РФ был впервые представлен общественности альтернативный проект стандарта старшей школы, разработанный Президиумом Российской академии образования и размещенный на сайте Минобрнауки России 11 апреля.

У обсуждения было два лейтмотива.
Первый – чувство глубокого удовлетворения. Ведь текст читается очень легко, и причина в том, что нечто подобное все присутствующие уже не один раз читали.
Второй – чувство глубокого сожаления. Ведь в тексте отсутствуют многие из тех положений, которые были предложены разработчиками первого проекта стандарта.

Одно из впечатлений журналистов от экспертного семинара – появление новых лиц. На таких площадках для дискуссий, как Общественная палата (в том же ряду – Высшая школа экономики, Федеральный институт развития образования, Московская высшая школа социальных и экономических наук), обычно присутствует хорошо известный круг вполне предсказуемых экспертов: Ярослав Кузьминов, Исак Фрумин и Ирина Абанкина, Любовь Духанина и Ефим Рачевский, Алексей Семенов и Иван Ященко, Александр Адамский и Алексей Воронцов. На этот раз круг расширился благодаря Российской академии образования, которую представляли Николай Никандров, Александр Кузнецов, Михаил Рыжаков и Михаил Левицкий. На образовательных мероприятиях общественной значимости, проводимых за пределами РАО, они обычно не появляются. Так что журналисты сбивчиво выясняли друг у друга, кто есть кто и о чем их можно спросить.

Другое впечатление – попытка вновь прибывших задать такой тон дискуссии, чтобы их признали, с одной стороны, незаслуженно обиженными, а с другой – хозяевами положения. Несмотря на призыв председательствующего – главы Комиссии по развитию образования Общественной палаты Ярослава Кузьминова – отбросить эмоции и быть максимально конструктивными, вступительное слово президента РАО Николая Никандрова сводилось к тому, что Александр Кондаков, в компетентность которого он искренне верил, три года назад вероломно отстранил коллег из академии от разработки стандарта. После чего наделал глупостей – например, ввел в стандарт интегрированные курсы, хотя таких курсов в природе не существует. А ведь именно стандарт РАО получил первое место на некоем конкурсе стандартов аж в 1994 году, а сам Николай Дмитриевич – премию за сохранение единого образовательного пространства.

Так что Президиуму РАО пришлось сочинять альтернативный проект, и сегодня академия, по словам Никандрова, не претендует даже на то, чтобы ее проект был взят за основу: главное, чтобы «было учтено все полезное», чтобы совместными усилиями был подготовлен окончательный вариант стандарта без указания авторов.

Deja vu
Как подчеркнула директор Департамента общего образования Минобрнауки Елена Низиенко, стандарт старшей школы должен быть рассчитан на детей, которые пойдут в первый класс в 2011 году. Они начнут учиться по новому стандарту начальной школы и к 2020 году доберутся до стандарта 10-11 классов. Так что «нужно переноситься на какое-то время вперед, чтобы обсуждать документ с позиции преемственности». Впрочем, подход Президиума РАО к разработке альтернативного стандарта оказался совсем иным — директор Открытого института «Развивающее образование» Алексей Воронцов сформулировал его так: «испугавшись критики, провели консервацию».

Коль скоро речь идет о консервации, неудивительно, что новшеств в стандарте практически не оказалось. Александр Кондаков, в свою очередь, объяснил, что причина возникших разногласий с президиумом РАО – методологические основания стандарта. Документ РАО возвращает школу не только к минимальному содержанию, но и к «зуновской» парадигме. В проекте ничего не сказано о формировании универсальных учебных действий, нарушается преемственность с уже принятыми стандартами начального и основного образования.

Участникам экспертного семинара не составило особого труда обнаружить в документе прямые заимствования из проекта группы Кондакова. И дело не в том, что в обоих проектах в равной степени учтены такие базовые принципы, как бесплатность образования или возможности выбора предметов. Просто некоторые тезисы практически без изменений перекочевали из основного проекта в альтернативный. Заместитель руководителя аппарата думского Комитета по образованию Алексей Майоров в своем выступлении привел ряд таких цитат, характеризующих, в частности, требования к выпускникам.

Все присутствующие имели возможность прочесть в тексте академиков о минимальном содержании образования, которое регулировалось стандартом согласно прежней редакции (до 2007 года) закона «Об образовании». «В минимально достаточные требования мы уже играли, — заметил Алексей Майоров. – Стоит ли возвращаться назад?» «Стандарт написан в старом понимании закона, он апеллирует к компонентной модели, — считает директор Института развития образования ВШЭ Ирина Абанкина. – Нормируется содержание образования, обязанностью обучающихся считаются учебные достижения. Зафиксирован переход к профильной школе, который уже произошел в 2000-х годах. Предложен хорошо известный «затратный подход» в расчете на недельную нагрузку, результаты освоения образовательной программы и требования к условиям никак не увязаны».

Еще в тексте можно было прочесть об обязательном выделении часов на внеурочную работу – норма, от которой министерство отказалось еще на этапе утверждения стандарта начальной школы и которую академики с упорством, достойным лучшего применения, снова включили в стандарт старшей школы (в результате обязательная нагрузка составила аж 46 часов). Представители министерства неоднократно объясняли причины своего демарша: у каждого региона и каждой школы свои возможности, нельзя загонять внеурочную работу в жесткие временные (а значит и финансовые рамки). Эту идею поддержал и Ярослав Кузьминов: по его мнению, в стандарт нельзя закладывать все нормы и принципы финансирования. Если же обязать регионы финансировать 10 часов внеурочной работы в каждой школе, есть риск, что это приведет к сокращению финансирования учреждений дополнительного образования: «Когда нет денег, финансисты идут на любые ухищрения».

В заключительном слове Ярослав Кузьминов заявил, что представленный стандарт — хороший, понятный, написанный человеческим языком, который «не вызывает напряжение и желание подраться». И это неудивительно: «приятно прочитать то, что люди знают», поскольку стандарт описывает ту ситуацию в образовании, которая сложилась на сегодняшний день, он может быть «инструментом стабилизации школы, а не развития». Ранее об этом чуть более эмоционально сказал научный руководитель Института развития образования ВШЭ Исак Фрумин: «Текст приятно читать, так как мы читали это много раз. Большое вам спасибо, товарищи!»

Что имеем, не храним
Как выяснилось, в проекте РАО участники обсуждения так и не сумели найти важные для российской школы и близкие им тезисы, в том числе такие, за которые в СМИ и блогосфере довольно жестко критиковали стандарт Кондакова.

Казалось бы, вполне приземленный и прагматичный математик, проректор Московского института открытого образования Иван Ященко задал академикам вопрос: «Должен ли стандарт соотноситься со стратегическими задачами, которые стоят перед страной? Или стандарт задает некое пространство, а люди сами выбирают, в какую сторону идти?» По его оценке, в стандарте РАО ничего не сказано о том, как в школьном образовании будет учитываться развитие научно-технического потенциала и переориентация российской экономики. А ведь именно с этого всегда начинал свои презентации о новых подходах к разработке стандарта Александр Кондаков.

Представитель Московской высшей школы социальных и экономических наук Елена Ленская поинтересовалась, «есть ли в стандарте место образованию других народов, кроме русского». Ведь несмотря на декларацию о том, что стандарт разработан на основе закона о языках народов РФ, его положения никак не учтены – родной язык вообще вынесен в перечень дополнительных предметов наряду с музыкой и дизайном. А в стандарте группы Кондакова требования к изучению родного языка и литературы предъявлялись такие же, как к изучению русского языка и русской литературы. «Не помянуть национальные языки и национальную школу в стандарте для многонациональной страны – это безобразие», — резюмировал Алексей Майоров, а Ярослав Кузьминов напомнил, что именно в школе должно формироваться представление о жизни в многонациональном государстве, где российский народ не противопоставляет себя другим народам. В ситуации, когда в стране миллионы мигрантов, этот тезис приобретает особую актуальность.

Как известно, в СМИ стандарт Кондакова не раз критиковали за избыточное внимание к воспитательной составляющей, в том числе формированию гражданственности и патриотизма. Теперь же, по оценке самого Кондакова, стандарт РАО фактически декларирует, что у государства нет интересов в воспитании подрастающего поколения. И в этом вопросе академики не нашли поддержки участников семинара. «Нужно очень внимательно прописывать все, что касается воспитания, формирования гражданственности», — посоветовал Ярослав Кузьминов.

Как выяснилось, в стандарте РАО нет так называемого индивидуального проекта (одной из инвариантных составляющих программы в стандарте Кондакова), что также вызвало возмущение собравшихся. «Жалко, что выкинули проект, — сказал Исак Фрумин. – Наверное, не надо пугать учителей новшествами, но не надо прятать их так, что никто не найдет». И в заключительном слове Ярослав Кузьминов предложил индивидуальный проект вернуть — ведь современная школа немыслима без креативной, проектной деятельности.

Стандарт Кондакова критиковали за избыточную индивидуализацию образования на старшей ступени, но в стандарте РАО, по оценке Ирины Абанкиной, этой индивидуализации вообще нет. Елена Ленская добавила, что альтернативный проект даже исключает возможность профильного обучения на базе сети школ. При том что, по мнению Ярослава Кузьминова, главная проблема старшей школы – опять-таки профилирование. Ведь именно обучение по выбранному профилю дает возможность ребенку из бедной семьи бесплатно поступить в престижный вуз.

Директор Центра образования «Царицыно» Ефим Рачевский заявил, что если сейчас отказаться от индивидуализации образования, уход детей из школы в обозримом будущем приобретет массовый характер. Профильное обучение шагает по стране отнюдь не так широко, как хотелось бы, но академики усугубляют ситуацию, провозглашая тезис «Никто не выйдет из школы, не изучив химию!» По мнению Рачевского, «если признается невозможность формирования индивидуальных образовательных траекторий старшеклассников в 2020 году, Российская академия образования должна самораспуститься».

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив