RSS Feed

Укреплять здоровье необходимо в школе

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Борис Старцев   23.05.2011  13:11

Как применяются здоровьесберегающие технологии в общем образовании? Почему детям необходим третий урок физкультуры? Можно ли преодолеть школьные перегрузки? И как повлияет на здоровье учеников переход на новые образовательные стандарты? На эти и другие вопросы в интервью «Просвещению» ответил директор НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков Научного центра здоровья детей Российской академии медицинских наук Владислав Кучма.

– Владислав Ремирович, в новых стандартах общего образования много внимания уделяется здоровью детей, причем это касается не только условий реализации образовательной программы, но и требований к результатам ее освоения. Чем обусловлены такие новшества?
– Мы уже несколько лет активно участвуем в разработке стандартов второго поколения. Все началось с того, что психолог Александр Асмолов, ныне директор Федерального института развития образования, привел меня в кабинет Александра Кондакова – руководителя авторского коллектива, разрабатывающего стандарты. Мы вместе пришли к выводу, что без представителей медицины здесь точно не обойтись, тем более что вскоре в законе была закреплена норма о том, что обязательная составляющая стандартов – это условия осуществления образовательной деятельности. То, что получилось, результат сотрудничества педагогов, возрастных физиологов, школьных психологов и т.д.

Конечно, многие параметры, касающиеся условий работы школ, прописаны в СанПиНах, но мы пошли гораздо дальше, формулируя требования, например, к структуре урока, к организации использования компьютерных средств в процессе обучения. Понимая, что меняются формы организации занятий, мы вместе с педагогами обосновали необходимость изменения нормативов площади на одного ученика – 3,5 – 4 вместо 2,5 м². Хотя этот норматив пока не принят официально, он соответствует потребностям современной школы, поскольку позволяет по-разному рассаживать детей в классе.

Важно, что в соответствии с новыми стандартами в параметры оценки образовательного учреждения включена его здоровьесберегающая деятельность: формирует ли школа у детей культуру здорового образа жизни. Ребенок должен научиться соблюдать рекомендации врача, без боязни обращаться к врачу, соблюдать режим питания, избегать вредных привычек и т.д. Есть инструментарий, позволяющий отслеживать, как дети используют полученные знания и навыки.

Оценка здоровьесберегающей деятельности школы не менее важна, чем, скажем, оценка предметных знаний детей на едином экзамене. При этом, конечно, нельзя наказывать школу, если там не увеличивается количество детей с I группой здоровья.

– А раньше подобные требования в нормативных документах не фиксировались?
– Нет. Были призывы отдельных экспертов к тому, чтобы уделять здоровьесбережению в школах больше внимания. Например, некоторые сенаторы предлагали обязать директоров школ отвечать за состояние здоровья детей – оценивать физическое развитие учеников в начале и в конце учебного года, а при наличии ухудшений наказывать директоров. Нам стоило больших усилий объяснять, что на здоровье влияет не только школа, что процесс улучшения здоровья идет гораздо медленнее, чем нам хотелось бы. При этом, конечно, нужно исходить из того, что школа может привить детям определенные здоровьесберегающие навыки, в том числе через проектную деятельность.

– Не получится ли так, что школа, уделяющая слишком много внимания здоровью детей, в конце концов превратится в поликлинику, а собственно образовательные функции станут вторичными? Есть примеры, когда школы, победившие в нацпроекте «Образование», приобретали дорогостоящее медицинское оборудование, которое есть не в каждой больнице.
– Ни Минздавсоцразвития, ни мы как исследователи не настаиваем на том, чтобы школа превращалась в поликлинику. Мы исходим из того, что в школе нужно реализовывать оздоровительные технологии, но они не должны мешать образовательному процессу.

Исторически сложилось так, что в силу плохого состояния здоровья детей, низкой общей культуры населения, низкой медицинской активности родителей после постановки ребенку диагноза, даже самого неутешительного, все быстро об этом забывают. А когда ребенок в течение дня находится в образовательном учреждении, то, конечно, появляются широкие возможности для оздоровления, профилактики и даже лечения. Самый яркий пример – школы здоровья, которые создавались во всех округах Москвы. Нельзя сказать, что при них действуют мини-поликлиники, но это не просто школы, а именно центры здоровья. Там можно проводить диагностику, пусть не такую глубокую, как в поликлинике, можно оказать стоматологическую помощь, проводить занятия лечебной физкультурой, массаж, ингаляции, электросон, водные процедуры и пр. В течение всего дня дети успевают и пройти школьную программу, и сделать ряд процедур.

Конечно, таких школ очень мало, и даже в Москве в прошлом году возникал вопрос, сохранят им дополнительное финансирование или нет. Но они в полной мере соответствуют требованиям СанПиНов, дети и родители вовлечены в здоровьесберегающую деятельность, формируется культура здорового образа жизни, и такие школы действительно содействуют укреплению здоровья.

– Но есть и другие примеры — когда под вывеской школы здоровья вся здоровьесберегающая деятельность ограничивается, например, фиточаем. Где проходит грань между реальной здоровьесберегающей деятельностью и тем, что только носит такое название?
– СанПиНы – это минимум, который должны выполнять все, и в таком случае с высокой степенью вероятности можно утверждать, что здоровье детей не будет ухудшаться.
Необходимо соблюдать рекомендации Минздравсоцразвития в части медицинской помощи, которая оказывается детям в образовательных учреждениях. Для этого создаются отделения организации медицинской помощи. К сожалению, пока действуют нормативы, согласно которым они должны быть только в населенных пунктах свыше 25 тыс. жителей, т. е. до половины всех школьников, прежде всего сельских, этой помощи лишены. Все понимают, что это дискриминация, и сейчас в Минздравсоцразвития готовится документ, где будет предписано оказывать медицинскую помощь всем обучающимся – от детского сада до профессионального колледжа. Если школа маленькая, туда должны регулярно приезжать медицинские работники либо детей необходимо возить на осмотры.
Любые инициативы образовательных учреждений в области здоровьесбережения должны быть согласованы с местными управлениями образования, здравоохранения и органами Роспотребнадзора. Если, например, детям разрешено давать фиточай, то эту процедуру должен организовывать не учитель, а как минимум медсестра.

Что касается школ здоровья, то до недавнего времени четких критериев не существовало, и лишь два года назад с учетом европейского опыта и российских реалий мы разработали определенные требования, в соответствии с которыми школа может претендовать на такой статус. В России есть движение школ, содействующих укреплению здоровья, – осенью прошлого года был даже проведен всероссийский конкурс. И мы еще раз убедились, что наши критерии в значительной степени соответствуют и пониманию педагогов, и возможностям школ. В этом году к августовским педсоветам мы планируем издать методические рекомендации для школ: что нужно делать, чтобы соответствовать критериям школы здоровья, как организовать работу, как провести мониторинг развития, как оценить эффективность. Мы предлагаем полный спектр рекомендаций – от подачи элементарной информации за рамками учебного курса до такого уровня работы, когда благодаря школе улучшается состояние здоровья детей. И такие примеры есть – улучшаются показатели, характеризующие физическую подготовку, образ жизни, привычки, питание и пр.

Но есть и примеры имитации здоровьесберегающей деятельности, когда образовательное учреждение объявляет себя школой здоровья только на том основании, что детям раздают фиточай, или было улучшено освещение, или правильно поставлены парты, или просто сделан современный ремонт. Или, может быть, местный чародей-кулибин убедил директора школы купить у него коробочки, которые защищают от электромагнитных полей, и поставить их в компьютерных классах.

Сегодня мы видим, что система обучения, технологии, средства, которые используют педагоги, влияют на состояние здоровья все в большей степени. Отсюда отклонения в сердечно-сосудистой системе, невротизация детей, вынужденных учиться в условиях постоянного стресса.

– Какие технологии, методы, на Ваш взгляд, недопустимо использовать в учебном процессе, так как есть риск для здоровья детей?
– Любые инновации в школу нужно привносить обдуманно, оценивать их и определять, как пользоваться тем или иным инструментом, чтобы не навредить ребенку.

Прежде всего есть определенные ограничения при работе с компьютерами. Мне приходилось слышать обвинения в том, что мы сдерживаем внедрение в школу современных технологий. Но, например, ноутбук, с точки зрения эргономики, маленькому ребенку противопоказан – необходима обычная клавиатура, потому что ребенка нельзя жестко «привязывать» к экрану.

В последние годы в школы поставляются интерактивные доски и другое оборудование, благодаря которому интенсивность работы каждого ученика многократно возрастает: он должен постоянно концентрировать внимание, отвечать на вопросы, нажимая кнопки. А ведь в традиционном классе с обычной доской всегда было так, что если одного ученика вызвали к доске, другие имеют возможность на какое-то время расслабиться. Теперь же получается, что в процессе урока тестировать всех детей можно по несколько раз, а потом еще сообщать о результатах родителям: два раза он ответил неправильно, а третий раз правильно, но думал дольше всех…

Без движения ребенок не может нормально расти и развиваться – это один из основных принципов, которым должна руководствоваться школа. Речь не только о физкультуре. И математику, и русский язык можно изучать не только сидя за партой. Поэтому, если использовать весь арсенал, которым располагает современная педагогика и медицина в части организации двигательной активности ребенка в школе, перегрузок не будет даже там, где, казалось бы, они должны быть просто исходя из количества учебных часов. И функциональное состояние у детей будет абсолютно нормальным, без переутомления.

– Можно ли выделить регионы, где в этом направлении удалось достичь значительных успехов?
– Нет, эта работа ведется на уровне отдельных школ. Например, в Москве в частной школе «Самсон» есть превышение норматива нагрузки в часах. Но эта нагрузка распределена на весь день, в расписании предусмотрены занятия физкультурой, в том числе двигательный час, для которого всякий раз придумывается новое содержание, физкультминутки.

Мы всегда были категорически против сдвоенных уроков, но, проведя вместе с педагогами исследование в другой московской школе, выяснили, что если вместо двух уроков по 45 минут проводить 3 урока по 30 минут, нагрузка оказывается вполне допустимой, да и количество учебников, которые дети берут в школу, при сдвоенных уроках уменьшается.

– То есть перегрузки школьников, о которых постоянно говорится, можно преодолеть с помощью педагогических приемов?
– Можно, но мало кто это делает. В целом же количество учебных часов огромно, и оно продолжает расти. Например, третий урок физкультуры введен в дополнение к имеющейся нагрузке. Двигательная активность должна быть увеличена, сомнений нет, но, может быть, при введении этого часа стоило бы сократить тот же час на какой-либо другой предмет?

Особенно велика нагрузка в старшей школе – сегодня с учетом третьего урока физкультуры она составляет не 36, а 37 часов. Ребенок вынужден успевать везде, поскольку в существующей сегодня модели профильной школы слишком много времени уходит на непрофильные предметы. Об этом говорится довольно давно, и только сейчас в проекте нового стандарта появилась возможность реально сократить аудиторную нагрузку по непрофильным предметам. Если образовательный процесс личностно ориентирован, т. е. ребенок выбирает предметы, которые ему интересны, если участвует в проектах, то такая деятельность, с точки зрения физиологии, является для него менее затратной.

Индивидуальный учебный план позволит избежать таких ситуаций, когда ребенок вынужден оставаться в классе того профиля, который предлагает школа, хотя он ему неинтересен, но просто не хочется переходить в другую школу. Так что новый стандарт даже при сохранении количества часов, максимально допустимых в СанПиНах, будет способствовать снижению нагрузки.

– Вы упомянули третий урок физкультуры. В нем действительно есть необходимость?
– Конечно. Помню, прежний министр Владимир Филиппов удивлялся, зачем он нужен, ведь, казалось бы, дети и без физкультуры бегают и прыгают. Пришлось объяснять, что смысл уроков физкультуры не только в разгрузке, но и в том, чтобы ребенок приобрел необходимые в жизни навыки, научился выполнять определенные функции. И поэтому нельзя полностью заменить традиционные уроки физкультуры теми или иными видами спорта, как это неоднократно предлагалось.

Пусть уж лучше ребенок лишний раз подвигается и получит физическую нагрузку, чем выучит еще одну теорему. Слишком велик риск, что при недостатке физических нагрузок у него потом сил не хватит на эти теоремы. А два урока физкультуры не покрывают естественные потребности ребенка в движении. Во время пребывания в школе двигательная активность ребенка сокращается вдвое. Медики всегда об этом говорили, но именно сейчас всем понятно, к чему это приводит. Если не принимать меры, нас ждет эпидемия ожирения, как в странах Запада. Причины те же, они нарастают, и если на Западе это удел определенных слоев населения – «белые воротнички» все же заботятся о своей физической форме, то у нас такой культуры нет, и единственный выход – насаждать ее в школе.

– Каким требованиям, на Ваш взгляд, должен соответствовать школьный урок физкультуры? Нельзя ли обойтись без прыжков через пресловутого козла?
– С точки зрения медицины, физиологии на уроке физкультуры дети должны получить определенную нагрузку. Американцы, например, пишут, что детям необходимо заниматься физкультурой 3 раза в неделю по 1 часу и при этом они должны обязательно вспотеть. В противном случае занятие не имеет смысла. Есть и более конкретный медицинский показатель: нагрузка на уроке должна измеряться в приросте частоты сердечных сокращений увеличении пульса.

Учитель физкультуры должен начинать урок с вводной части, затем давать основную нагрузку, добиваясь максимально допустимого прироста для соответствующего возраста и для каждого конкретного ребенка, а в конце урока вернуть детей к исходному состоянию, чтобы с учетом перемены они спокойно приступали к следующему уроку. С точки зрения физиологии развития в каждый возрастной период ребенок должен выполнять упражнения, которые способствовали бы развитию координации, ловкости, точности движений, а со временем, когда разовьется сердечно-сосудистая система, упражнения на выносливость, с силовыми параметрами. Если ребенок не научился прыгать через козла или подтягиваться, он не сможет преодолевать в жизни элементарные препятствия. Я, например, в детстве ненавидел лазать по канату, но приходится признать, что это тоже необходимый навык.

Другой вопрос, что на уроках физкультуры не должно быть культа норматива без учета возможностей ребенка: нужно оценивать не абсолютные результаты, а динамику в достижениях каждого конкретного ученика. Если же ставить двойки и тройки за то, что ребенок не может выполнить элементарные упражнения, он, конечно, негативно будет относиться к физкультуре. И здесь слово за методистами – нужно находить такие формы проведения урока, чтобы заинтересовать детей.

– В своих выступлениях и интервью вы неоднократно приводили данные, свидетельствующие о том, что здоровье детей с каждым годом ухудшается, это влияет на успехи в учебе, и переломить ситуацию не удается. С чем это связано? И, может быть, пессимизм здесь вызван в том числе субъективной оценкой «да, были люди в наше время»?..
– О том, что здоровье ухудшается, мы действительно говорим последние 30 лет, но пока это не привело к катастрофе, страна не превратилась в дом инвалидов. Человечество преодолевает катаклизмы, пусть даже с потерями.

Конечно, мы научились лучше диагностировать болезни – выросла квалификация врачей, новые возможности появились у аппаратуры. У медиков есть шутка, что здоровых людей нет, а есть недообследованные… Но ведь и качество жизни в конце 1980-х — 1990-х годах, когда страна переживала экономические катаклизмы, не способствовало улучшению здоровья. Еще лет пять назад дети в некоторых регионах, районах только в школе могли получить полноценное питание. И сегодня по показателям роста дети из мегаполисов опережают своих сверстников из провинции.

Современные дети отличаются от своих сверстников в предыдущих поколениях по психофизиологическим данным, когнитивным параметрам, динамометрическим показателям, темпам развития и пр. Нельзя однозначно утверждать, плохо это или хорошо, но процесс идет давно. Может быть, по-другому и быть не может, если есть возможность получить доступ ко всем источникам информации, лежа на диване? Окажется ли этот процесс постоянным или остановится в какой-то момент, нельзя утверждать однозначно.

– Какие выводы из этого должна сделать система образования?
– Главный вывод один: нужно привносить в образовательные технологии здоровьесберегающие элементы, и это дело самих педагогов. Декларируется, что образование должно строиться исходя из интересов личности, человека, а успех человека определяется в том числе его здоровьем.

Поэтому создавать условия для укрепления здоровья – задача каждой школы. Если в населенном пункте нет возможности для открытия достаточного количества детских площадок, об этом должна позаботиться система образования – в школах должны быть спортзалы, спортплощадки. Условия – это еще и кадры. Даже в Москве не хватает учителей физкультуры, чтобы проводить со всеми детьми по 3 урока в неделю.

– Скажите, а готово ли педагогическое сообщество к разработке и внедрению здоровьесберегающих технологий? Нет ли попыток переложить заботу о здоровье детей на плечи родителей, медиков, тренеров из системы дополнительного образования?
– Еще в конце 1990-х годов велись дискуссии о том, имеют ли проблемы здоровья детей какое-либо отношение к школе. Но сегодня и медицинское сообщество, и педагоги, и все управленцы, начиная от министра и заканчивая директором школы, прекратили подобные разговоры. Все понимают, что сохранение здоровья детей – общее дело, и если в течение 11 лет весь жизненный уклад человека обусловлен школой, то школа должна вносить в это дело свой посильный вклад. Это позитивный посыл, и разногласий на этот счет не существует.

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив