RSS Feed

Как одна девочка из детского сада в институт попала

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Мария Куринная   12.04.2011  16:55

дети Института Интернасьональ де Ланси
О своем знакомстве с системой дошкольного образования Швейцарии рассказывает Мария Куринная.

В Женеве мы оказались в связи с переводом мужа на работу в Швейцарию. Нашей дочери четыре с половиной года, в Москве она посещала хороший детский сад. Первый вопрос: что будет делать Катя в заграничье, и как воспользоваться определенными преимуществами, связанными, например, с языковой средой?

Первое, что удалось выяснить, – детский сад в швейцарском понимании Катя уже переросла. На нас смотрели непонимающе и в один голос твердили: «В вашем возрасте уже только в школу, садики – это для малышей до трех лет». «Неужели школа с четырех лет обязательна?» – удивлялась я. Нет, эта ступень образования пока опциональна, обязательное образование начинается с 6 лет в кантоне Женева (в некоторых кантонах с 5 лет). Но с 2013 года вся Швейцария переходит на единую систему, и детки будут становиться школьниками уже с четырех лет.

Как скажете, решила я, школа так школа, лишь бы дома не сидела!

Думали, чему отдать предпочтение: частной школе с рекомендациями, где учатся дети многих коллег мужа, или ближайшей, в 10 минутах ходьбы от дома. В пользу второго варианта была пешая доступность и хорошие отзывы соседей. В поселке живет немало иностранных служащих вроде нас, их дети тоже ходят в местную школу, поэтому и иностранцев много, что нам немаловажно, и контингент довольно ровный, «приличный», нет конфликта культур.

Для очистки совести решили съездить на знакомство в частную школу, где нам устроили экскурсию. Школа очень понравилась – она изначально международная, в ней учатся дети чуть ли не из 80 разных стран, наша не будет «белой вороной». Всех детей, не говорящих по-французски, дополнительно обучают языку, снимая прямо с уроков (Женева – франкоговорящий кантон). Конечно, в государственной школе никто так возиться с иностранцами не станет, средств и штатных единиц на это не предусмотрено.

Поскольку в частных школах существует лист ожидания, мы должны были как можно скорее подать документы и ждать, когда для нас найдется место. О документах стоит рассказать подробнее. Все сведения о здоровье, которые интересуют школу, – это данные о вакцинации и вопрос в анкете, звучащий дословно так: есть ли у вашего ребенка сложности эмоционального, физического или коммуникационного характера, которые могли бы отразиться на его поведении или результатах обучения? Ниже написано, что при ответе «да» придется заполнить дополнительный медицинский формуляр и «подписаться» на школьную медсестру (видимо, стоит дополнительных денег). И всё! Сразу вспоминается пресловутая отечественная «карта в сад», которую требуют у нас, и предшествующая ее получению неделя отпуска за свой счет, в течение которой нужно с ребенком «пройти всех врачей». Ах, еще ведь справка об отсутствии инфекционных контактов, обязательно первейшей свежести!

Главной трудностью при подготовке документов стало получение справки о том, что Катя посещала в Москве детский сад. Российские должностные лица не имеют права подписывать бумаги на иностранных языках, даже если там всего две строчки и их содержание понятно всем. Поэтому мы просто перевели справку своими силами, подкололи к красивому русскому оригиналу (к слову, так же поступили и с прививочным сертификатом), и, о чудо, нам поверили. Очевидно, что в случае преднамеренного обмана расхлебывать последствия все равно будем мы, но поначалу привычка местных чиновников верить своим гражданам удивляла. Через неделю после отправки документов (опять-таки личная явка не обязательна) мне позвонили и сообщили, что Катерина принята в школу. «Ждем вас после каникул, 6 января!»

Так наша Катя стала ученицей 13-го класса «Института Интернасьональ де Ланси».

По возрасту Катю зачислили даже не в первый, а сразу во второй класс, а вся «началка» в этой школе длится три года. Эти три года «пре-школы» по содержанию образования больше похожи на наши старшие группы детского сада, никто не учит четырехлеток читать и писать. Тем не менее предметы называются «математика», «французский язык», «английский язык» и так далее. Занятия проходят в игровой форме, дети рисуют и раскрашивают в специальных альбомах, похожих на наши тетради с заданиями, осваивают буквы и цифры, поют песни, приобретают навыки счета. Клеят, вырезают, лепят и так далее. Основные отличия от российской системы скорее не содержательного, а организационного плана. Это все-таки школа, и никакого дневного сна, как в российских садах, здесь не предусмотрено. Обедать дети ходят в столовую, заниматься физкультурой – в спортзал. Есть звонки, в соседних корпусах учатся старшие ребята, все по-взрослому. В результате местные дети как-то более самостоятельны по сравнению с российскими сверстниками.

В классах есть игровая зона, где стоят те же «кухни» и пупсы в колясках, машинки и гаражи, что и в обычном нашем детском саду. Правда, из рассказов дочери я поняла, что играть получается только после уроков, но морально, мне кажется, детям легче в такой обстановке. Когда школьники устают, им прямо на стол кладут подушки, можно приклонить голову и отдохнуть. Занятие при этом не прекращается. В каждом классе есть один учитель и пара его ассистентов (меняются в течение недели), языковые занятия ведут другие учителя. Ассистенты больше следят за детьми, помогают одеваться, ходить в туалет и столовую и так далее, они не вмешиваются в суть образовательного процесса. В течение дня – с 8:20 до 15:30 – две прогулки, перерывы на второй завтрак (принесенное из дома) и обед. Если ребенок ездит на школьном автобусе, как в нашем случае, день удлиняется на час, обычно это тоже прогулка, но могут быть и дополнительные занятия в школе, кружки и секции. Очень распространена «продленка», дети успевают делать в школе все уроки, заниматься чем-то дополнительно по интересам, общаться.

MATURITÉ PROFESSIONNELLE И MATURITÉ GYMNASIALE
В каждом кантоне Швейцарии свои правила, требования, названия, даже очередность классов (в некоторых школах 1 класс является выпускным, а в некоторых – начальным). Общей для всех является поэтапная структура обучения:
— дошкольное обучение (от 3 до 6 лет);
— начальное образование (с 6-7 лет до 11-12 лет);
— общее среднее образование (с 12 лет до 14-15 лет);
— полное среднее образование (с 15-16 лет до 18-19 лет).
По окончании обязательной общей средней школы (Secondaire I) происходит разделение учеников на тех, кто способен учиться по академической программе дальше, и тех, кто успехов не демонстрирует. Последние проходят подготовку к получению аттестата о среднем профессиональном образовании – Maturité professionnelle, дающего возможность поступления в прикладные вузы Швейцарии (все высшие учебные заведения кроме университетов). Те, кто прошел на следующий уровень школьного образования – Secondaire II, проходят подготовку к сдаче экзаменов на получение аттестата зрелости Maturité gymnasiale.
На уровне начального образования все предметы обязательны для изучения; при переходе на средний уровень учащиеся выбирают часть предметов (минимум 6). В старших классах общее количество изучаемых предметов резко сокращается, а выбираются практически все.

В кантоне Женева среда для школьников – дополнительный выходной день. Многие работающие родители возмущаются, потому что им приходится отправлять детей в какие-нибудь секции на весь день, нанимать няню, ведь пятилетку одного дома не оставишь. Но в принципе идея устроить выходной посреди недели, конечно, неплохая: дети меньше утомляются, есть возможность отвлечься, заняться спортом или просто весь день гулять во дворе (спортивные площадки здесь кругом).

В нашей школе в среду занятия длятся лишь до обеда, и это «несерьезные» вещи типа рисования или физкультуры. Кстати, вынесение физкультуры в отдельный день или на последние уроки – еще одна достойная взятия на заметку идея. Из моего школьного опыта, сидеть на других уроках после физкультуры было очень нелегко. А уж про зимнее время с его лыжами и говорить нечего, такие уроки однозначно должны быть последними в расписании, никак не первыми, что практиковалось у нас.
Другая удивительная для московской мамы вещь: многие дети ходят в школу прямо-таки «с соплями». Здесь медики считают, что до температуры 38 можно ходить на занятия и, что называется, «не париться». Для выросших в концепции «37 – это уже температура, надо бежать к врачу» подобное очень непривычно. Хотя, наверное, подход разумный, учитывая, что детскому организму лишние таблетки ни к чему, а врачи на дом здесь не ездят в принципе, даже с высокой температурой добираться до клиники придется самому. Недовольных родителей – «А что это они ходят больные и всех заражают?» – не наблюдается.

Конечно, первые две недели из-за языкового фактора были самыми тяжелыми для дочери. Но педагоги в школе опытные (хотя и молодые), у них есть особые приемы, чтобы снять стресс у таких «инородных» детишек. Катю сразу же подвели к русскоговорящим сверстникам из соседних классов, познакомили с единственной русскоговорящей учительницей, и та разрешила обращаться по любому поводу, то есть вхождение в школьную жизнь детям-иностранцам максимально облегчают. Хотя это не мешало нашей общительной дочери рыдать поутру: «Меня же никто там не понимает!» Но не прошло и трех недель, как Катя стала приносить домой фразы на французском языке, помнит по именам уже весь класс, докладывает, с кем из мальчишек подралась, с кем из девчонок обнималась, а уж про сами уроки рассказывает взахлеб.

И мы, родители, видим, что жизнь в школе очень интересная, и ребенку нравится туда ходить. В наших планах через пару лет добраться до русской школы при Миссии и поступить туда на особый местный экстернат: уроки во второй половине дня после французской школы и по средам. Как-никак, а родной язык хочется поддерживать на родном, высоком уровне.

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив