RSS Feed

Мы теряем интеллектуальный потенциал страны…

Комментарии отключеныКомментарии
Автор: Антон Зверев   10.02.2011  14:39

Эксклюзивное интервью Антона Зверева с Галиной Ковалевой, главным в стране экспертом в области международных измерений КПД образования, национальным координатором исследования PISA в РФ.

 Еще в 2000 году грозный диагноз постсоветской школе был поставлен. Почему же до сих пор с упорством наступаем на старые грабли? Не хотим учиться на своих ошибках?

– Нет, мы хотим учиться, это точно. И стандарт второго поколения как раз свидетельствует об этом более чем красноречиво. Мы круто разворачиваем сейчас, даже на политическом уровне, систему образования на достижение результатов, причем, качественно новых, и это надо подчеркивать. Это не только предметные, личностные достижения, но и умение учиться, слушать и слышать другого, ориентироваться в нестандартных ситуациях, работать в команде. Это все очень серьезные ценностные ориентиры. Стандарты второго поколения концептуально, методологически, и заложили сейчас то основание, которое позволит, при правильной реализации, перенацелить школу на решение новых задач.

Ну а на грабли наступаем в случае, если наши лозунги не подкреплены механизмами. Вот почему следующий шаг на этом пути – разработка методик формирования тех же метапредметных результатов, новых методических рекомендаций для учителей, инструментария нового поколения. Если тем временем претерпит коренные изменения и внутришкольная, и итоговая аттестация, только тогда все это вместе заработает. 

– Вы выразили опасение, что, если слишком долго будем запрягать, то мы, то бишь наша система общего образования, скорей всего не сможем догнать развитые страны выскочить из интеллектуальной ямы, в которой просидели почти десять лет. А чем чревато то, что школа, начиная с 2000 года, топчется на месте? Чем это может обернуться для России, ее экономики, науки и культуры?

– Мы теряем интеллектуальный потенциал страны. Снова вернусь к самым, на мой взгляд, важным цифрам. Если вы посмотрите на данные PISA, иллюстрирующие в процентном отношении количество интеллектуальной элиты, которая работает и мыслит на более высоком уровне, чем их товарищи по парте, то наглядно убедитесь: у нас таких детей значительно меньше, чем в лидирующих странах. Там число умниц, если брать суммарно по всем трем областям грамотности (чтение, математика и естествознание), достигает 14%, а у нас 1,4%. В десять раз меньше!

Далее, мы теряем конкурентоспособность как нация. У нас уменьшается число специалистов, которые могут изобретать, творить открытия. Вместо того чтобы поддерживать, мы губим с малых лет свою будущую творческую элиту.

– То есть создание инновационной экономики в свете этих цифр впору поставить под бо-ольшой вопрос.

– Да, ну а вместе с тем, как бы это правильнее сказать… Отсутствие у электората определенных навыков обращения с информацией позволяет управляющим всех уровней легко манипулировать сознанием людей. Если, представьте, тот же избиратель видит текст, но не понимает, где он ему может пригодиться, что ему этим хотят донести, то под угрозой, ни много, ни мало, а формирование демократических основ гражданского общества.

– Исходя из этого: а как сумели совершить образовательный рывок другие страны из числа участников PISA та же Польша, Венгрия, Германия? Какие изменения за эти годы произошли у них?

– Многие значительно, более чем на 20 баллов, улучшили показатели. Очень сильный подъем был, к примеру, в Чили, где осуществлены серьезные реформы в содержании образования, системе экзаменов, финансирования; в школах введены стандарты результатов и одновременно обеспечена автономия, свобода в принятии педагогами решения, как учить детей.

То есть, говоря короче, упомянутые Вами страны постепенно переориентировали учителей и школы на новые ценности образования через особую систему мониторинга.

– Может, и нам пойти тем же путем?

Прежде всего, понятно: если есть только одна палка, то есть один ЕГЭ, то все настраивается на этот ЕГЭ. А если тот же ЕГЭ дополняется системой внутришкольного, регионального и государственного мониторинга, включая и международный, то это дает более полную картину того, где мы находимся,  и помогает двигаться вперед.

Объясню эту мысль примером. Допустим, муниципалитет проводит мониторинг «а ля» PISA, основанный целиком на творческих заданиях. Что и показывает, какие школы работают на новые цели. Стало быть, выдают хорошие результаты на ЕГЭ и одновременно достигают новых горизонтов в обучении. Учат ребят учиться, размышлять, сопоставлять разнородные данные, работать с информацией во всех ее ипостасях – так, как это необходимо. При этом все успехи и проблемы школ-лидеров на добровольной основе высвечиваются на их школьных сайтах. Так, постепенно, через планомерный мягкий мониторинг, вокруг «маяков» все шире и шире распространяются новые ценности и обучающие технологии. Потихоньку общество перенастраивается на другие идеалы, культурные эталоны.

«Без комплексности разных процедур оценки качества, мы не сделаем систему образования двигателем экономики», — уверена Галина Ковалева

И никто от этого не страдает, как это было бы, если мы сходу сей момент возьмемся «ремонтировать» ЕГЭ по европейскому лекалу. Нет, тут все пойдет очень плавно и мягко. Вот что в России хорошо было бы сделать. Но для этого нужна служба, которая будет разрабатывать задания такого типа, будет проводить такие мониторинги, обнародовать отчеты, результаты и все прочее. Должен быть создан институт оценки качества образования, который начнет проводить широкие мониторинговые исследования, с учетом стратегии «трех Т», прописанной в стандарте, чтобы это вошло в жизнь. Вот это очень перспективно, как показывает опыт многих стран.

Comments are currently closed, but you can trackback from your own site.

Архив